«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

The Christian Science Monitor (США): теперь на Волге судами смогут управлять женщины?

Светлана Медведева в течение многих лет изучала основы выбранной ею профессии, — она хотела стать капитаном судна на Волге, однако натолкнулась на препятствие в виде закона, о существовании которого никогда не слышала.

Г-жа Медведева имеет соответствующий диплом и подготовку, она в течение многих лет работала на пассажирских теплохода на Волге, протекающей рядом с ее родным городом Самарой. Однако в 2012 году ей было отказано в повышении в должности, поскольку управление речным судном находилось в списке из 456 профессий в России, которые на основании закона считались слишком опасными или тяжелыми для женщин. В конечном итоге она решила оспорить это законодательство в суде.

«Мне не разрешалось заниматься любимым делом не потому, что я не обладала необходимой квалификацией, а просто потому, что я женщина», — говорит г-жа Медведева. В течение пяти лет она вела борьбу в судах, получила поддержку от ООН, и в конечном итоге одержала в 2017 году историческую победу. «Мое дело было одним из первых в области гендерной дискриминации, и суд в Самаре признал это».

Это решение, возможно, оказало определенное влияние в Москве. После длительного бюрократического процесса российское Министерство труда объявило в июле прошлого года о сокращении в 2021 году списка запрещенных для женщин профессий до менее 100, и, среди прочего, женщинам по закону будет разрешено становиться капитанами речных судов.

Однако это не очень помогло г-же Медведевой, поскольку ее квалификация была признана устарелой после продолжительной судебной баталии, поэтому сегодня она работает на станции обслуживания нефтяных танкеров в Самаре. Вместе с тем эксперты предупреждают, что до профессионального равенства предстоит еще пройти длинный путь как с точки зрения видов работ, все еще запрещенных для женщин, так и с точки зрения дискриминации представителей слабого пола за пределами юридических ограничений.

«На мой взгляд, эти изменения были сделаны потому, что женщины, наконец, стали открыто заявлять о своих проблемах и высказывать свое недовольство, — говорит она. — После того, как я начала в суде свое дело о гендерной дискриминации, появились и другие дела, а их инициаторами выступили женщины, которые хотят водить поезда или работать дальнобойщиками. Следует считать позором тот факт, что очень многие женщины лишены сегодня возможности реализовать свою мечту из-за этого закона».

«Мне известны многочисленные случаи, когда женщин увольняли по причине их гендерной принадлежности. Женщины по-прежнему не могут работать водителями, шахтерами, металлургами. Есть женщины, которые работают в пожарных службах, однако, независимо от их желания, они вынуждены заниматься лишь офисной работой. То есть проблема пока не решена».

Юридическая логика

Законы советской эпохи, которые были обновлены и расширены в начале путинского периода, отражают весьма отличный подход к «защите» женщин в сравнении с теми принципами, которые легли в основу борьбы за равноправие женщин на Западе. По российским законам, женщинам запрещается выполнять любую работу, которая требует поднятия два раза в час груза весом более 9 килограммов (20 фунтов). Вот список запрещенных законом профессий для женщин: шахтер, водитель, рабочий на химическом или металлургическом заводе, водитель железнодорожных составов, машинист электропоездов метро и водитель-дальнобойщик.

Во времена СССР список запрещенных для женщин профессий на самом деле был главным содержанием пропаганды, и при этом подчеркивалось забота государства о «репродуктивном здоровье» женщины, а также о ее общем благосостоянии. В действительности женщины в Советском Союзе выполняли значительную часть ручной работы, они работали сверхурочно, их заработная плата была низкая, и, кроме того, они вынуждены были нести значительную часть бремени, связанную с домашней работой.

В постсоветский период были сделаны некоторые улучшения, что позволило многим образованным женщинам подняться вверх по лестнице в профессиональном и деловом мире. Однако для большинства женщин потеря привилегий советской эпохи, включая гарантированное трудоустройство и бесплатные детские сады, не была компенсирована открывшимися новыми возможностями. Хотя тот список, который не позволял женщинам занимать требующие самой высокой подготовки и высоко оплачиваемые места, будет значительно сокращен в ближайшее время, основополагающий закон, являющийся главным препятствием для них, продолжает действовать.

«Это шаг в правильном направлении, и подобные изменения, на самом деле, отражают глобальную тенденцию, который мы в России следуем, — говорит Галина Михалева, председатель гендерной фракции либеральной партии „Яблоко". — В любом случае эти списки всегда содержали много противоречивых положений. Почему женщина, к примеру, имеет право водить трамвай, но не может быть водителем электропоезда метро? Почему женщины, работающие на строительстве железных дорог, поднимают [шпалы] весом почти в 23 килограмма (50 фунтов), но не могут выполнять другие работы, связанные с поднятием тяжестей? Разрешенные для женщин профессии, как правило, являются низкооплачиваемыми и непрестижными, тогда как лучшие рабочие места предназначаются для мужчин».

Активисты, защищающие права российских женщин, считают, что основополагающий закон должен отражать те ценности, которые поддерживаются ООН, однако в нем также должны содержаться соответствующие требования к работодателям для того, чтобы все рабочие места были доступны и безопасны для всех.

«Если некоторые виды работы по определению являются небезопасными, то почему мы позволяем мужчинам выполнять их?» — спрашивает Людмила Айвар, московский юрист, занимающийся вопросами прав человека. «Это прогресс, но это отнюдь не окончательное решение, — продолжает она. — Тот факт, что этот список был сокращен, не означает, что женщины бросятся выполнять именно эти виды работ. Мы будем сталкиваться с более мягкими формами дискриминации. Работодатели продолжат отдавать предпочтение мужчинам, потому что они, как принято считать, не будут спешить домой к своим семьям, не будут брать отпуск при рождении ребенка, и, кроме того, теперь будет значительно сложнее доказать, что это происходит в результате гендерной дискриминации».

«Это работа не для женщин»

Некоторым женщинам удалось найти свою нишу или способ обойти существующие правила. Ольга Силантьева управляет машиной бригады службы спасения и быстрого реагирования в Московской области. По ее словам, она заслужила уважение тех мужчин, с которыми работает, и ей нравится ее работа. Однако ей приходилось сталкиваться и с неприятными вещами. Будучи дипломированным инженером-автомобилестроителем, она ранее пыталась устроиться на работу в качестве водителя грузовика, однако ей было отказано. Один раз ей было сказано, что эта позиция уже занята. Однако позднее она узнала, что это место было свободно.

«Мне нравятся дороги, я люблю водить машину, особенно по северным маршрутам. — говорит она. — Моя нынешняя работа не значится в списке запрещенных профессий, но, когда я впервые попыталась ее получить, мне было сказано: „Это работа не для женщин". Я проявила настойчивость, и в конечном счете получила это место. Это увлекательная работа. Мы выезжаем на места чрезвычайных происшествий и оказываем неотложную помощь по всему региону. Но неприятно то, что мне до сих пор не разрешают участвовать в тушении пожаров. Моего босса накажут, если я пострадаю на пожаре, поэтому мне запрещается быть в любом месте, где пожар может быть одним из факторов».

Юлиана Котт не может похвастаться такого рода везением. Ее мечтой была работа на ледоколе в Арктике, и она получила диплом как специалист в области морской навигации. Она получила работу в качестве 4-го помощника капитана на «Академике Федорове», на одном из самых знаменитых российских ледоколов, однако затем она лишилась этой работы, поскольку по закону не имела на это права. Ее судебное разбирательство по делу о гендерной дискриминации все еще рассматривается, однако она остается безработной.

«Даже если эти запреты отменят, все еще будет сложно получить работу, — говорит она. — Главное препятствие — мужчины. Они просто не любят, когда женщины вторгаются в те области, которые они считают своими».

Ситуация постепенно меняется, считает Александр Шершуков, заместитель председателя Федерации независимых профсоюзом России.

«Сокращение списка запрещенных профессий — хорошее начало, — говорит он. — Но даже в тех случаях, когда женщины работают рядом с мужчинами, они, как правило, зарабатывают на 20 — 30% меньше. Существует очень много проблем, и вопрос о запрещенных профессиях — одна из них. Мы хотели бы иметь такую ситуацию, когда рабочее место предоставлялось бы любому квалифицированному соискателю, когда предлагались бы равные условия и равная заработная плата тем, кто выполняет работу. Пока такого результата мы не добились».



Фотоархив

Все