«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Назад к домострою

Кому выгодна отмена уголовной ответственности для домашних тиранов

Законопроект о декриминализации ряда незначительных преступлений, рассматриваемый в Госдуме по инициативе президента, призван не только смягчить наказание, но и снизить нагрузку на суды. Однако, по мнению ряда женских организаций, выступающих против документа в его нынешнем виде, он играет на руку домашним тиранам. Впрочем, депутаты, похоже, не готовы удовлетворить все пожелания президента и ко второму чтению решили не убирать из УК статью «угроза убийством». «Лента.ру» попыталась разобраться, так ли опасна декриминализация домашнего насилия и кому нужны диванные уголовники.

Безвредные уголовники

Хотя количество осужденных в России ежегодно сокращается, растет доля тех, кто привлекается к ответственности за преступления небольшой тяжести. До 2001-го таковых было не более 19 процентов, а в 2014-м — 46 процентов.

«Нередко деяния, квалифицируемые сегодня как преступления небольшой тяжести, как и лица, их совершившие, не обладают достаточной степенью общественной опасности, — отмечено в пояснительной записке законопроекта о декриминализации. — Негативные последствия от судимости в таких случаях (причем не только для самого осужденного, но и
для его близких родственников) не вполне адекватны характеру этих деяний или личности осужденного».

Итак, перевести в разряд административных правонарушений судьи предложили: побои (статья 116), угрозу убийством (статья 119), злостное уклонение от уплаты алиментов (статья 157) и использование подложного документа (статья 327).

Каждый год по этим статьям осуждают до 140 тысяч человек. Но примерно 95 процентов из них реальные сроки не получают. Около половины таких дел прекращаются в связи с деятельным раскаянием, примирением сторон и по другим основаниям.

Судебные власти предлагают не только вычеркнуть из УК несколько статей, но и внести ряд важных изменений в квалификацию дел и меру наказания. Что касается качественных перемен, то предлагается ввести институт «откупа» от судимости для лиц, впервые совершивших преступления небольшой и средней тяжести. То есть человеку, который признал свою вину и максимально компенсировал убытки, позволят уплатить штраф еще на стадии следствия, обойтись без судебных разбирательств и позорного штампа «осужден».

В законопроекте подчеркивается, что из числа уголовных не исключаются деяния, совершенные из хулиганских побуждений, на почве политической, идеологической, расовой, национальной ненависти. Выходит, что основными выгодополучателями грядущих послаблений станут алиментчики и выпивохи, склонные время от времени поколачивать домочадцев.

Женские слезы

Лидер движения «За права женщин России», первый заместитель председателя президиума коллегии адвокатов Людмила Айвар считает, что стремление к либерализации уголовного закона достойно всяческих похвал, но этот законопроект зажигает «зеленый свет» сторонникам грубого домостроя.

«Сначала нужно принять закон о профилактике домашнего насилия, разработать меры его реализации, а потом уже снимать уголовно-правовые заслоны», — отмечает она.

По словам Людмилы Айвар, в стране из-за домашнего насилия ежегодно погибают от 10 тысяч до 14 тысяч женщин, десятки тысяч детей становятся невротиками, убегают из дома.

«Мы ведем речь даже не о тех, кого забивают до смерти, — говорит Айвар. — Женщины, регулярно истязаемые мужьями, подвергаемые постоянным угрозам, приобретают тяжелые заболевания, обострение которых и приводит к смерти».

К домашним тиранам сегодня, как правило, применяют две статьи: «побои» и «угроза убийством». Обе предложено декриминализировать. Однако, по мнению Айвар и ее единомышленников, в отсутствие превентивных мер, только уголовное наказание и страх перед тюрьмой остается тем рубежом, который защищает женщин от агрессивных мужей.

«Вообще, женская повестка в общественной полемике за 10 последних лет сократилась, — рассказывает писательница и общественный деятель Мария Арбатова. — Количество женщин на управленческих должностях не увеличивается. Материнский капитал — как неумелая попытка обойти вопрос об алиментах. Безобразная миграционная политика приводит к росту сексуального насилия. РПЦ всерьез пытается вывести аборт из обязательной медстраховки. А теперь еще и эта необдуманная декриминализация».

По словам Арбатовой, побои и угрозы убийством несут колоссальный вред обществу, так как влияют на репродуктивные способности населения. До 15 процентов женщин, говорит она, не могут забеременеть или выносить беременность из-за травли в родных стенах. Если законопроект примут в его теперешнем виде, пострадавшие от домашнего насилия могут лишиться последнего средства защиты.

«Нужна мощная пиар-компания, чтобы люди (особенно приезжие), даже не зная законов, ясно осознавали, что в этой стране женщин и детей бить нельзя. Вряд ли тому поспособствует слух о декриминализации побоев», — считает руководитель Центра планирования семьи и репродукции Евгения Балашова.

Статистические погрешности

В борьбе за уголовное преследование домашних тиранов у правозащитников есть свои сторонники в правоохранительных органах. Как известно, статьи об угрозе убийством и побоях для полиции, в особенности для участковых и дознавателей, — главный источник малого служебного подвига. Первым эти уголовные нормы помогают выполнить план по раскрытию преступлений. Семейные ссоры нередко протекают с высоким эмоциональным накалом, и даже если до побоев не доходит, то угрозы убийством звучат достаточно часто. А это формальный повод завести дело. Дознаватели, в свою очередь, закрывают норму по количеству дел, направленных в суд. Больших усилий такое расследование не требует.

Декриминализация даже одной их этих статей не лучшим образом отразится на статистике работы полицейских служб в таких важных показателях, как соотношение раскрытых и совершенных преступлений. Просчитать все последствия этого решения весьма затруднительно.

Но депутаты из комитета по уголовному законодательству, по всей видимости, решили не рубить с плеча. В угоду ли общественности или с заботой о полицейской статистике, но парламентарии предложили оставить в УК статью об угрозе убийством.

«Мы запросили у науки и криминологов статистику, и выяснилось, что наличие этой статьи в УК удерживает от убийств»,— говорит глава комитета Павел Крашенинников. В этой логике уголовная статья «побои» также должна удерживать от нанесения тяжких телесных повреждений, и непонятно почему исключение сделано именно для «угрозы убийством». И еще вопрос: почему Верховный суд, рекомендуя статьи для декриминализации, не принял во внимание эту статистику?

Однако прежней работы у полицейских уже не будет. Теперь дознавателям не позволят отправлять такие дела в суд, независимо от того, собираются потерпевшие судиться или готовы к примирению. Полицейских обяжут разъяснять сторонам конфликта право на примирение еще в ходе расследования. Причем Верховный суд предлагает считать письменное заявление сторон о невозможности примирения необходимым условием для направления дела в суд.

Для полицейской статистики это плохо. Не секрет, что семейные конфликты часто скоротечны, и уже в кабинете следователя, успокоившись, стороны понимают, что судимость, штраф и, возможно, арест — не лучшее решение проблемы. Однако это никак не влияло на процедуру. Дело уходило в суд, дознаватель ставил галочку в отчете, а уже в суде стороны мирились, и дело закрывали. Теперь не получится, как прежде, сказать: «Будет суд, там и помиритесь». В суд пойдут только те дела, в которых потерпевший готов добиваться наказания своего обидчика. Не трудно догадаться, что таких будет меньшинство.

Гуманизм или прагматизм?

Есть версия, что инициатива о декриминализации ряда «ходовых», но не опасных статей, исходящая от судей, — часть некоего плана оптимизации расходов, который вынуждены реализовывать все ведомства, финансируемые из государственного бюджета. В том числе и судебные органы.

Поток дел о побоях и угрозах убийства, формируемый полицией в погоне за выполнением плана, отнимает у судебного департамента немало ресурсов и влечет солидные издержки. Такие, к примеру, как оплата услуг гарантированного государством бесплатного адвоката, работа канцелярии, секретарей, самих судей и их помощников. Ради штрафа в семь тысяч рублей (таково минимальное наказание за побои) государство тратит на судебное производство несопоставимо большую сумму.

К слову, инициатива об уплате штрафа на стадии расследования также экономически обоснована. У человека под следствием куда больше мотивации «откупиться», чтобы избежать судимости, чем у осужденного, которому уже нет резона торопиться с выплатами. На случай, если человек затянет с выплатой, предусмотрена процедура отмены решения и возобновление процесса привлечения к уголовной ответственности.

Если законопроект примут, по прогнозам его авторов, из сферы уголовной ответственности в общей сложности «выпадет» более 300 тысяч человек. Правда, послабления в области уголовного законодательства коснутся только тех, кто оступился впервые. Следуя пожеланиям президента депутаты определили, что повторное аналогичное правонарушение неминуемо приведет к уголовной ответственности.



Фотоархив

Все