«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Москвичи отказались от помпезных церемоний в годовщину теракта на Каширке

Возложение цветов на Каширском шоссе в Москве, где 20 лет назад был взорван многоэтажный дом, прошло без публичных речей, родные погибших отказались от интервью. Потерпевшим при последующих терактах выплачивали более весомые компенсации, но они все равно недостаточно велики, а инициативу закона о помощи жертвам терактов Госдума не поддержала, отметил адвокат Игорь Трунов.

Как писал "Кавказский узел", 10 сентября, в 20-ю годовщину взрыва жилого дома на улице Гурьянова в Москве, родственники и знакомые погибших принесли на место теракта цветы и мягкие игрушки. Пользователи Facebook признались, что до сих пор помнят пережитый 20 лет назад ужас.

Через несколько дней после взрыва на Гурьянова, 13 сентября 1999 года, на Каширском шоссе в Москве был взорван еще один дом. Погибли 124 жильца, еще девять получили ранения. По официальной версии, инициаторами и исполнителями теракта стали чеченские боевики: части из них была осуждена, часть убита в ходе антитеррористической операции в Дагестане и Чечне, а Ачимез Гочияев, который считается непосредственным руководителем исполнителей теракта, объявлен в международной розыск, говорится в подготовленной "Кавказским узлом" справке "Теракты в Москве, Буйнакске, Волгодонске (1999)".

Никаких централизованных мероприятий на месте взрыва на Каширском шоссе сегодня не было, люди молча клали цветы к возведенному здесь памятнику и зажигали свечи. Многие плакали, но речей никто не произносил. Родные погибших приезжали в разное время, но большинство приехало к пяти часам утра, когда и прогремел взрыв 20 лет назад, передал корреспондент "Кавказского узла".

Адвокат Игорь Трунов, представлявший в суде интересы родственников погибших, заранее попросил журналистов наблюдать за церемонией издалека. Потерпевшие не хотят демонстрировать слезы и скорбь, вспоминать страшное время, переживать боль утраты родных еще раз, пояснил Трунов. Интервью давали только жители окрестных домов, не являющиеся родственниками погибших.

"Тогда мы благодарили бога, что это оказался не наш дом. Было настолько страшно, что муж от греха подальше увез детей к матери в Казань. Я осталась следить за квартирой", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" одна из очевидцев теракта Татьяна. Она рассказала, что после взрыва жители близлежащих домов каждую ночь дежурили около подъездов.

Взрыв был такой силы, что в соседнем доме выбило окна, осыпав жильцов осколками, вспомнил местный житель Игорь. "Из нашей семьи никто не пострадал. Мы сначала не поняли, что случилось. Выглядываю в оконный проем, а там не видно ни зги! Все в пыли! Это мы уже потом осознали, что дом взорвали. Страшно испугались, сразу побежали в подвалы смотреть, нет ли там сомнительных предметов", - рассказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Только через полчаса после теракта оказалось возможным разглядеть, что на месте многоэтажного здания осталась куча кирпичей и изогнутых балок, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" еще один местный житель, представившийся Кириллом. "Зрелище было постапокалиптическим. Были слышны редкие стоны из-под завалов. Хотя, может, мне это и показалось. Моментально приехали спасатели, оценили ситуацию, приступили к разбору завалов. Милиция, военные", - отметил он.

Бывшая жительница другого соседнего дома, Наталья, рассказала, что теракт подтолкнул ее к эмиграции, но каждый год она приезжает на это место, чтобы возложить цветы. "После того ужаса я не могла находиться в доме, уехала на дачу, всего боялась. Затем эмигрировала в Европу – мне казалось, что атаки террористов, война на Кавказе никогда не кончатся. Очень больно смотреть на людей, которые приезжают сюда. Как их изменил тот день, нам не понять", - отметила она корреспонденту "Кавказского узла".

Трунов: необходим закон о помощи жертвам терактов

Все иски пострадавших и родственников погибших уже рассмотрены в судах, в том числе в ЕСПЧ, сказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Игорь Трунов. "Все точки поставлены. Однако есть информация, что захоронены не все останки: есть фрагменты тел, которые непонятно кому принадлежат. Но на проведение ДНК-экспертизы денег нет, и непонятно, как хоронить. Вопрос деликатный, ситуация редкая, причем она никак не регламентируется [российским законодательством]", - отметил Трунов.

Он указал на то, что иски потерпевших при теракте на Каширском шоссе повлияли на объемы компенсаций, выплаченных пострадавшим при следующих терактах. "Размер выплат увеличивался рывками. Это были первые крупные трагедии, поэтому не было регламентации и порядка. При теракте на Каширке пострадавшим выплатили лишь по пять тысяч рублей, что, разумеется, крайне мало. Более того, стало понятно, что возлагать материальную ответственность на виновных бесперспективно. Ситуация была законодательно пересмотрена, и пострадавшие при теракте [на мюзикле] "Норд-Ост" получили уже по сто тысяч, что, в общем, тоже мало. При терактах в метро планка возросла до 500 тысяч рублей, затем размер выплат был увеличен до двух миллионов рублей. Тем не менее и эти деньги небольшие. Я считаю, что необходимо переходить на среднеевропейскую выплату в миллион евро", - сказал Трунов.

Направленная в Госдуму инициатива о принятии закона о социальной защите пострадавших от терактов какого-либо развития не получила, посетовал адвокат. "В Госдуме мало кто понимает этот узкий предмет. Там спортсмены и деятели шоу-бизнеса. Совершенно очевидно, что деньги не решают все проблемы, единую выплату проедают. Люди получают инвалидность, повреждается здоровье, длительное реабилитационное лечение необходимо на специализированных, недешевых курортах. Кроме того, остаются сироты, [забота о которых] ложится на плечи стареньких бабушек и дедушек. Все это не оплачивается, поэтому нужен закон, защищающий пострадавших", - резюмировал Трунов.

Отметим, что 1 сентября комитет "Матери Беслана" провел пресс-конференцию, в которой приняли участие потерпевшие в терактах в Москве, Санкт-Петербурге, Волгодонске, Дагестане, Кабардино-Балкарии. Они подписали соглашение о намерении объединиться в общероссийскую Ассоциацию жертв терактов и заявили о готовности вместе лоббировать закон о статусе жертв терактов. Эту идею поддержала Ксения Собчак, разместившая 1 сентября на сайте Change.org петицию "Принять закон о жертвах терактов", адресованную депутатам Госдумы России. По состоянию на 20.05 13 сентября петицию подписали 87 261 человек.



Фотоархив

Все