«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Кому "Горько"

Почему вслед за разводами растет число родительских войн

Чемпиону КВН Максиму Бобкову бывшая жена не дает видеться с их дочерью. А у модели Арины Перчик муж и вовсе выкрал их годовалую дочь. Бобков и Перчик обратились в суды, но детей не видят. Условие для свиданий, выставленное Бобкову, - он дает дочери разрешение на выезд в США, а для Перчик - она соглашается на лишение материнских прав.
 
 По данным Росстата, в стране на один брак приходится 2,5 развода, которые все чаще усугубляются "родительскими войнами". Фото: iStock
 
По данным Росстата, в стране на один брак приходится 2,5 развода, которые все чаще усугубляются "родительскими войнами". Фото: iStock

- У нас не просто растет число разводов, - считает лидер движения "За права женщин России" адвокат Людмила Айвар. - У нас растет число родительских войн, когда супруги разучились договариваться. Если раньше дети были инструментом урегулирования расторжения брака, то теперь, простите, стали орудием родительских войн. Надо совершенствовать закон, чтобы защитить детей от таких горе-родителей.

Косвенным подтверждением позиции Айвар стали цифры: в России, по данным Росстата, накопилось почти 11 миллиардов рублей неуплаченных алиментов. При этом на один брак приходится 2,5 развода. Или 584 развода в 2018 году. Но самое тяжелое: 70 процентов детей, по опросам Фонда "Общественное мнение" и движения "За права женщин России", не хотят в своей будущей семье повторять модель семьи, в которой росли они. Психологи и демографы такой подход, помимо юношеского максимализма, объясняют кризисом молодых семей. В ряду причин кризиса - снижение уровня доходов и зацикленность молодых родителей на карьере. Как выход парламентарии предлагают несколько мер. Госдума обсуждает проект введения в школе курса этики и психологии семейной жизни. Минюст предложил ввести вид алиментов, который обяжет разведенных родителей дополнительно оплачивать ребенку жилье. Сенаторы склоняются к ужесточению статьи 156 УК "Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего". Кроме того, растет число сторонников введения штрафа от 300 тысяч рублей за право расторжения брака.

Как считает Людмила Айвар, в этих мерах нет главного - четких правил, разъясняющих, что в разводе оба родителя имеют право видеться с ребенком, но, если они развязывают войну друг с другом, ребенок не должен быть ее свидетелем. "Закон должен установить, - полагает Айвар, - что до урегулирования спора между родителями о месте проживания ребенка, он помещается в кризисный центр".

- Я против подходов ювенальной юстиции, которая плодит бюрократов, заинтересованных изымать детей из семей, - говорит директор Фонда профилактики социального сиротства Александра Марова, - но и против бездействия закона. Парадокс: закон буксует, иного нет, а от неисполнения судебных решений страдают дети.

Бывают ситуации, когда суд предписывает принудительно изымать алименты у отца, а приставы отказываются это делать. Основание - "не определено место жительства отца", а его определение не входит в полномочия приставов. Отсутствие координации между правоохранительными органами и органами опеки - еще одна ахиллесова пята закона. Заместитель председателя Национального "Родительского комитета" Анастасия Белова полагает, что ситуацию изменят ожидаемые поправки в статью 156 УК РФ. Она "жестоким обращением с детьми" может признать препятствие одного из родителей другому видеться с их общим ребенком.

А пока в ожидании перемен Максим Бобков и Арина Перчик заявляют: они против самосуда и превращения детей в орудие мести, но сдаваться не собираются.

Они подали новые иски в суды.



Фотоархив

Все