«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

И не судимы будете. Что происходит с системой правосудия в Башкирии?

Фото Евгения Поторочина

В последние месяцы судебную и адвокатскую систему Башкирии сотрясают скандалы. Лишение статуса известного адвоката Виталия Буркина, обвинение судей Уфимского района в неправомерном получении земельных участков, случайное убийство судьи на охоте – не связанные между собой, эти события, тем не менее, заставили наблюдателей говорить о проблемах системы. Подробности – в материале корреспондента «ФедералПресс».

Поплатился статусом за посты в соцсетях

В конце октября известный уфимский адвокат Виталий Буркин был лишен адвокатского статуса. Инициатором этого решения стал лично председатель Верховного суда Башкортостана Михаил Тарасенко. Он направил обращение в Адвокатскую палату, в котором просил проверить высказывания Буркина в соцсетях, в которых он критиковал судей и судебную систему республики.

«Публикации адвоката Буркина В.А. носят ярко выраженный негативный характер в отношении судебной системы, содержат различного рода критику и претензии в адрес судов. Тематика коррупции, подкупа судей, предвзятого вынесения судебных решений составляет более половины от числа публикаций. Названия статей «Судейское жульничество», «Судейская самоволка», «Судьям все можно или как покрывают судей в Башкирии», «Как стать федеральным судьей?» содержат шаблонные и провокационные формулировки», – говорится в обращении Тарасенко.

На основе этого письма Адвокатская палата Республики Башкортостан и приняла решение о лишении Буркина статуса адвоката. Случай для Башкирии беспрецедентный. Фактически адвоката лишили статуса лишь за высказывания в соцсети, без решения суда о неправомерности или необоснованности таких высказываний.

«Органы адвокатского управления, которые лишили меня статуса, фактически присвоили себе полномочия суда. Они меня признали виновным в распространении ложных сведений и оскорблений. Но органы адвокатского управления абсолютно не уполномочены делать такие выводы, – говорит Виталий Буркин. – Адвокатская палата управляется некомпетентными, непрофессиональными людьми, которые действуют в угоду правоохранительным органам и судебной власти».

По словам юриста, у него есть основания критиковать судебную власть, поскольку за время своей практики он неоднократно сталкивался с неправомерными решениями.

В конце ноября Виталий Буркин подал иск против Адвокатской палаты, в котором обжаловал решение о лишении статуса. В исковом заявлении юрист напоминает, что в российской правовой системе отсутствует защита институтов государственной власти от критики. То есть говорить об «оскорблении судебной власти» невозможно по определению, поскольку оскорбить можно только конкретное лицо.

Кандидат юридических наук, адвокат-тренер Роман Мельниченко принимал участие в разработке рекомендаций по поведению адвокатов в соцсетях. «Они создавались для федеральной адвокатской палаты, и в них прописаны общие правила этичного поведения представителей адвокатуры. Мы пытались это (поведение адвокатов в соцсетях – ред.) урегулировать, введя запрет на использование нецензурной брани в публичном пространстве, и так далее. Потому что есть адвокаты, которые этим злоупотребляют. Но такого, чтобы преследовать за критику, я, по крайней мере, не ожидал от палаты», - высказывает недоумение Роман Мельниченко.

Адвокат Виталий Буркин известен тем, что вел резонансные уголовные дела, в том числе, как выяснялось, сфабрикованные правоохранительными органами. Например, в 2015 году ему удалось добиться закрытия уголовного дела в отношении уфимского предпринимателя Рамиля Кабирова, которого обвиняли в хищении 100 млн рублей у компании «Уфимский хлеб». Уголовное преследование бизнесмена продолжалось 5 лет, после чего Верховный суд Башкирии все-таки признал дело незаконным.

По словам Романа Мельниченко, лишать адвокатов статуса за критику системы пытались и раньше: «Первое такое самое громкое дело было по Игорю Трунову, но суд его восстановил. И вот сейчас идет борьба за Виталия Буркина». «Сам факт того, что в адвокатской среде идет дискуссия – это хорошо, но преследовать человека за его позицию недопустимо», – считает юрист.

А судьи-то!

В разгар конфликта между Виталием Буркиным и Адвокатской палатой всплыла история 2012 года, которая бросает тень уже на судейское сообщество республики. Прокуратура выяснила, что четверо судей Уфимского районного суда незаконно получили земельные участки в элитном коттеджном поселке недалеко от Уфы.

Схема была простая и применялась сельскими чиновниками неоднократно. Глава Зубовского сельсовета внес в похозяйственную книгу ложные сведения, сделал из нее выписку, на основе которой предоставил участки нескольким заинтересованным лицам. О нарушении стало известно. Следственные органы возбудили уголовное дело. И это было бы рядовое дело, если бы не статус нескольких выгодоприобретателей.

Однако, как сообщает Виталий Буркин, никаких последствий для четверых судей не было: «По инициативе прокуратуры в отношении чиновников сельской администрации Следственный комитет Башкирии возбудил уголовное дело, а про участие в этом деле судей прокурор почему-то лишь скромно проинформировал письмом председателя Верховного суда РБ. Хотя его служебным долгом являлось инициировать уголовное преследование алчных служителей Фемиды».

В Совете судей Республики Башкортостан не увидели ничего плохого в том, что их коллеги оказались замешанными в сомнительной сделке. В ответ на официальный запрос председатель Совета Ильдар Нафиков сообщил, что федеральные судьи получили эти участки не умышленно. «Совершение указанными выше федеральными судьями умышленных действий, направленных на получение земельных участков, с использованием служебного положения, проверкой не установлено», – говорится в ответе.

На момент публикации материала получить комментарии Верховного суда, Совета судей или Управления судебного департамента Башкирии корреспонденту «ФедералПресс» не удалось.

Однофамильцы на охоте

16 ноября в Мечетлинском районе Башкирии произошел резонансный случай. Местный прокурор Динар Шакиров на охоте случайно застрелил судью соседнего района 41-летнего Азата Шакирова. Трагедия, никак не связанная со скандалами в системе правосудия, тем не менее, вновь заставила говорить о порядках в среде служителей закона.

Несчастный случай широко обсуждался в соцсетях. Причем в первую очередь комментаторов волновало, почему прокурор и судья в разгар рабочей недели и рабочего дня проводили время на охоте в компании сотрудника МЧС (он был за рулем машины в момент, когда в нее попала пуля, убившая судью). В интервью телеканалу «Россия 24» прокурор Динар Шакиров признался, что они с судьей дружили и нередко отдыхали вместе. «Мы раньше и на охоту вместе ездили, и на рыбалку, и на природу с семьями», – говорит Шакиров. К его чести следует сказать, что сразу после происшествия он подал прошение об отставке, посчитав, что больше не имеет морального права быть прокурором.

В настоящее время следственные органы продолжают расследование уголовного дела, однако ни о статусе фигурантов, ни о предварительных выводах следствия не сообщается.

После этого шокирующего случая снова появились разговоры о слиянии судебной и правоохранительной систем. Юрист общественной организации «Комитет против пыток» Дмитрий Казаков считает, что солидарность между судьями, прокурорами и следователями, действительно, существует. «Не секрет, что существенная часть судей – бывшие работники тех или иных правоохранительных органов, прокуратуры. А общее отношение к оправдательным приговорам в этих структурах – как к ЧП или стихийному бедствию. Оправдательный приговор считается «провалом» и крайне негативным показателем качества работы следствия, прокуратуры. Поэтому его стремятся избегать. Становясь судьей, бывший прокурорский работник не избавляется от такого отношения. Следует также учитывать, что значительная часть уголовных дел рассматривается в особом порядке, при согласии человека с обвинением. В таких делах оправдательный приговор невозможен в принципе», – говорит эксперт.

В последних событиях в башкирской судебной системе адвокат Роман Мельниченко видит и положительную сторону. Судейское сообщество перестает быть закрытой кастой, оно начинает реагировать на внешние раздражители, такие как критика в соцсетях. «Факт того, что судьи стали реагировать на публичные выступления, я считаю хорошим знаком по двум причинам. Во-первых, мы видим, что социальные сети стали влиятельнее. И темы из социальных сетей начали влиять на позицию судей. Хотя известно, что судьям запрещено появляться в соцсетях, но они это делают. Во-вторых, судьи сами стали на что-то влиять. Ведь известно, что из трех ветвей власти судебная – самая бесправная. Судьи очень обеспокоены своим «ничтожеством», тем, что они ни на что не влияют», – говорит юрист.

Наблюдатели говорят, что, возможно, в ближайшее время мы не увидим кардинального сокращения числа «людоедских» приговоров, а неугодных адвокатов будут продолжать преследовать, но нельзя не заметить, что позитивные сдвиги уже есть. Непривычная к открытости судейская система неохотно и одной из последних сдается под натиском новых медиа и новой публичности. В одних случаях это приводит к тому, что СМИ раньше правоохранительных органов узнают о громких происшествиях с участием высокопоставленных лиц, в других – к публичному обсуждению вокруг лишения адвокатского статуса по неправомерным основаниям.



Фотоархив

Все