«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Антитеррористический «пакет Яровой»: вся надежда на президента.

Напомним, на днях Государственная Дума РФ приняла пакет антитеррористических законов. Он обязывает операторов связи, мессенджеры и социальные сети хранить информацию о разговорах и переписке пользователей. За новый состав преступления – международный терроризм – предлагается установить наказание от 10 до 20 лет колонии или пожизненное лишение свободы и снизить возрастной порог за террористические преступления несовершеннолетних с 16-ти до 14-ти лет. Что касается того, как изменится жизнь россиян в связи с нововведениями в работе операторов связи и IT-компаний, то оценка Интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева также неутешительна. По его мнению, новый закон негативно отразится на кибербезопасности и безопасности пользователей, граждан Российской Федерации. Механизмов для разделения полученной от пользователей информации на сегодняшний день не существует. И даже если предположить, что такая система заработает, спецслужбы в поисках информации  о преступнике, получат доступ не только к его данным, но и к персональным данным его пользователей. Корреспондент ФАН-ТВ решил спросить лично Игоря Трунова и Дмитрия Мариничева о том, что делать в сложившейся ситуации, и как повлиять на то, чтобы законопроект не был реализован в таком виде, в каком его приняла Госдума и утвердил Совет Федерации, и чтобы мнение экспертов было доведено до президента РФ Владимира Путина перед тем, как он подпишет законопроект.

– Дмитрий Николаевич, Игорь Анатольевич, приветствую вас. Скажите, какие конкретно поправки необходимо внести в данный законопроект для того, чтобы он просто не привел к катастрофе?

– Наверное, я начну отвечать, потому что мне это гораздо проще. Что касается IT-отрасли и Интернет-отрасли в целом, то мы настаиваем на том, чтобы все поправки, которые касаются наших отраслей, были просто вычеркнуты из этого закона. И мы бы вернулись к ним, соответственно, уже в осеннюю сессию и в спокойном формате, проработав с экспертным сообществом, достигли тех целей, которых хотели бы достичь депутаты предыдущего созыва.

– Но получается, что он уже будет подписан президентом, так или иначе, по полной схеме принятия законопроектов. Получается, что поправки придется вносить…

– Однозначно, потому что сейчас всё равно никто не знает, что нужно выполнять и как это нужно делать. И я, конечно, убеждён, никто не ринется прямо сейчас что-то строить, что-то реализовывать для чего-то мифического, не понимая целей и задач, и что может получиться.

Смотрите также: «Пакет Яровой» противоречит Конституции и станет пудовой гирей для операторов. ФАН-ТВ

– Игорь Леонидович, по-вашему, какие поправки необходимо внести в первую очередь?

– В первую очередь, было бы, конечно, желательно не принимать, а наложить вето на этот закон, в особенности в той части, где этот закон противоречит Конституции. Это вообще недопустимые вещи – принимать закон, который противоречит Конституции, то есть ограничивает право человека на свободу передвижения. То есть, человек, который не нарушал закон, не совершал преступления, получает предупреждение от какого-то должностного лица, и ему запрещено выезжать за границу. И ещё целый спектр, в общей сложности где-то шесть норм, противоречат Конституции и противоречат Европейской конвенции по правам человека. Это, конечно, в первую очередь, потому что это отложенная проблема завтрашней работы Конституционного суда.

И, конечно, ужесточение закона – это не панацея, а сквозная мысль этого закона. То есть, тюрьма исправляет и помогает в борьбе с терроризмом. Абсолютно неверный посыл со стороны Государственной Думы! Сажать малолетних в тюрьму как панацея в борьбе с терроризмом не решает ничего. Это завтрашняя проблема: эти малолетки не исправляются, из тюрьмы они не выходят нормальными людьми, они выходят рецидивистами. Тотальное ужесточение дает переполнение тюрем и снова дает всплеск преступности, организованной преступности, в особенности если еще в этом законе не предусмотрено разделение отбывания наказания. Террористов все-таки нужно содержать отдельно. Попадая в нашу барачную систему отрядного содержания по сто человек в одном бараке, один террорист вербует всех этих сто человек. То есть, мы имеем огромные проблемы завтрашнего дня.

Поэтому законопроект сквозит тем, что не было «практиков земли», не было профессионалов, которые участвуют в расследовании уголовных дел. Поэтому, когда говорят «малолетки на Западе стреляют, убивают», – где такие дела в России? Я вот не встречал таких дел малолетних, которые привлечены за террористическую деятельность. Ну, нету! Слава Богу, нет, потому что все-таки ювенальная юстиция в каком-то ущемленном, безобразном виде, но у нас работает, потому что основа борьбы с терроризмом – это грамотные политические решения, грамотная социальная политика.

– И какое у вас есть предложение на этот счет, пока есть время до подписания президентом Владимиром Путиным этого законопроекта, чтобы просто повлиять на его решение, на внесение поправок голосованием общественности?

 – Я предлагаю объединить усилия, начать сбор подписей в рамках демократического и гражданского общества. По крайней мере, попробовать. Это не тяжело, для наших IT-специалистов, для наших провайдеров сетевых – копеечная история, которая может дать определенный эффект.

– Как вы считаете, эффект будет от такого предложения?

– Я больше верю в то, что на сегодняшний день у президента достаточно информации, достаточно аргументов с разных сторон. Я, к сожалению, не знаю аргументов со стороны тех, кто принимал это закон, они в публичном пространстве не выступали никогда, не аргументировали и не доказывали каждый его пункт. Поэтому я больше верю в то, что он подойдет правильно и взвешенно, оценит и сделает правильный выбор.

– Спасибо вам огромное за этот диалог.



Фотоархив

Все