«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Как один мужик три ведомства засудил.

"Заявление удовлетворить и признать не действующими... " - такой вердикт вынес Верховный суд Российской Федерации по гражданскому делу Игоря Леонидовича Трунова, профессора, доктора юридических наук. Суть вопроса такова. До сих пор можно было назвать копеечными компенсации человеку за незаконные действия правоохранительных органов. Да и просить эту компенсацию можно было только в течение шести месяцев. Теперь, после иска Трунова, все это - в прошлом. Само это решение, важное не только для Трунова, сегодня публикует "Российская газета". А редакция обратилась к виновнику торжества с вопросом, чем это решение важно не только для него, но и для очень многих наших граждан. И вот что мы узнали от самого Игоря Леонидовича: - В новом Гражданско-процессуальном кодексе, который стал действовать с 1 февраля 2003 года, появилась глава N24. Она говорит о порядке производства по делам об оспаривании нормативно-правовых актов - признание их недействующими целиком или в какой-то отдельно взятой части. В прошлом ГПК ничего подобного не было. Особенностью оспаривания таких нормативно-правовых актов можно считать то, что в суде не решается конкретный спор этого человека или других людей. Суд просто проверяет, соответствует или нет документ Конституции, международному договору, федеральному закону или другому такому же акту, но большей юридической силы. Столкнувшись на практике с ситуацией, когда из-за применения такого акта нарушались права людей, Игорь Леонидович пошел в суд. И правильно сделал. Ведь именно в Конституции сказано, что права государства не могут быть выше прав человека, и само государство не свободно от обязанностей по отношению к личности. Да и государство, вообще-то, существует для человека, а не наоборот. Все эти, казалось бы, простые истины не требуют доказательств. Материальная ответственность государства перед своими гражданами, которые назаконно пострадали от уголовного преследования, и возмещение этого вреда по-настоящему, в полном объеме, это, по мнению Трунова, самый хороший сдерживающий механизм против ситуаций, когда уголовное дело используют как инструмент для решения материальных, конкурентных и даже политических споров. - До недавнего времени, - говорит Трунов, - государство компенсировало минимальную часть вреда, и, зная это, большая часть людей, которые имели право на реабилитацию, просто не шли в суды за выплатами возмещения вреда или не доводили судебные процессы явно заказного характера до полного оправдания. Такой труд был бессмысленным, потому что силы и средства, вложенные в долгую борьбу, не возвращались. Это создавало питательную среду для уголовной юстиции, особенно в отношении бизнесменов разных уровней. Право жертв судебно-следственных ошибок на компенсацию вреда предусмотрено многими международными документами. Они имеют приоритет и считаются составной частью нашей правовой системы. Но красивую картину наших норм, которые соответствовали международной практике, портило все то, что касалось условий и порядка возмещения вреда. Когда речь заходила о возмещении вреда, то Уголовно-процессуальный кодекс отсылал человека к Гражданскому кодексу, а тот в свою очередь к статье 1070 ГК РФ. В этой статье говорится, что причиненный незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда ущерб возмещается "в порядке, установленном законом". В российском законодательстве это - очень старый документ: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц". Подписан документ Леонидом Ильичом Брежневым. После этого документа появилась Инструкция (2 марта 1982 года) "О порядке возмещения ущерба..." И Положение о порядке возмещения ущерба, утвержденное Минфином СССР, Минюстом СССР и Генеральной прокуратурой СССР в 1982 году. В этих документах, естественно, речь идет лишь о социалистическом труде и наблюдается полное отсутствие института частной собственности, приватизации, речи нет о фондовом рынке... Ничего подобного в Инструкции нет, а если речь идет об упущенной выгоде, когда коммерсант вместо того, чтобы работать, сидел, не смог получить кредит в банке и многое другое? Как возместить ему ущерб? Теперь после этого решения Верховного суда можно говорить о полном возмещении убытков невинно пострадавшего человека. И о сроках. До Трунова речь шла всего-то о шести месяцах, когда оправданный вчерашний заключенный мог требовать компенсацию. Опоздал? Твои проблемы. Срок в полгода был также предусмотрен в этих документах советских времен. А уже наш Гражданский кодекс говорит о трех годах исковой давности, когда можно требовать возмещения. Теперь старую инструкцию приравняли к нашим законам. Наша справка: В Уголовно-процессуальном кодексе есть еще "черные дыры", с которыми могут столкнуться люди, пострадавшие от незаконных действий органов. Так в Кодексе имеется полный перечень незаконных действий органа дознания, следствия, суда, прокуратуры, совершение которых дает право гражданину требовать возмещение вреда. Но в этот перечень не включены вред от незаконных действий при оперативно-розыскных мероприятиях, уничтожение имущества, которое стало объектом экспертного исследования. Нет перечня случаев ответственности государства, когда частично отменен вступивший в силу обвинительный приговор.


Фотоархив

Все