«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Допотопная архитектура

В среду были наконец оглашены выводы московской комиссии о причинах обрушения купола аквапарка "Трансвааль", но и они названы предварительными. Комиссий аж четыре: Госстроя, московская, МЧС и прокурорская. Комиссия Госстроя давно сказала, что закончила работу, но не хочет объявлять свое решение раньше московской комиссии. Та, в свою очередь, все время переносила сроки: 14 марта, 22 марта, 31 марта. Не особо скрывается, что вся эта возня с выведением выводов оттого, что архитектора Нодара Канчели не смогли убедить в самой удобной для всех версии: ошибка в проектировании, то есть не могут заставить Канчели взять вину на себя. Как в старом анекдоте: "Зимний дворец построен с излишествами. Архитектор расстрелян". Канчели с выводами комиссии не согласен. К тому же надо указать, какая именно ошибка допущена в проекте, а юридическое значение имеет только заключение судебной строительно-технической экспертизы в рамках уголовного дела. Окончательные выводы московской комиссии теперь обещают огласить 6 апреля. К каким выводам уже пришли, к каким хотят прийти, а к каким приходить не хотят, постарался понять Алексей Пивоваров. ДОПОТОПНАЯ АРХИТЕКТУРА Еще недавно музыка из кинофильма "Мимино" была единственным, с чем у широкой публики ассоциировалась фамилия Канчели. Однофамилец композитора фильма "Мимино" и сам человек южный, и много на юге строил. Нынешняя "командировка на объект" - первая после "Трансвааля". Нодар Канчели, архитектор: "К черту! В конце концов, замучили всеми делами. На три дня вырвусь сюда. Чуть-чуть отвлечься". Этот ялтинский санаторий - одна из лучших работ, возглавляемого Нодаром Канчели института "Курортпроект". Купола у здания нет, но со стороны все же непонятно, как оно держится всего на трех несущих опорах. Сверху все рухнуло - один из главных человеческих кошмаров в самых страшных снах. До "Трансвааля", кажется, еще никогда так не была очевидна тяжесть миссии ответственного за крышу над головой. Юля Милогородская, школьница (показывает фотографии): "Вот я, такая маленькая. Это папа, а это мама". У 8-летней Юли много родственников. Дедушка, бабушка, тетки - все теперь заботятся о ней. Кроме мамы с папой. Последний раз они были вместе в "Трансваале". Юля Милогородская, школьница (рисует): "Я помню, что все затряслось, а потом появились щели, и все обрушилось". Съемки этой недели. Так сейчас выглядит бывший аквапарк. Что делать с его руинами - не решили, отчего он превратился в руины - не решили тоже. В цепочке трагедии не хватает первого и главного звена: люди погибли, потому что рухнул купол, купол рухнул потому, что надломилась одна из колонн, но несущие конструкции не ломаются просто так! И экспертиза подтвердила: прочность материалов не вызывает сомнений. Григорий Ревзин, обозреватель ИД "Коммерсант" (показывает): "Вот железная чашка, вот железная колонна. Восемь струн отсюда, то есть 160 она должна держать такого вот давления. Она берет и вдруг ломается. Почему?" Нодар Канчели, архитектор: "Я на 99 процентов уверен, что это удар. Я лично". Корреспондент: "Как вы думаете, взрыв?" Нодар Канчели, архитектор: "Не будем говорить какой, но боковой удар по колонне". Ту ночь Канчели провел на развалинах. И ту колонну нашел довольно быстро. Нодар Канчели, архитектор: "Вот, если это край парапета "Трансвааля", оттуда торчала колонна, даже не касаясь парапета, проходила дальше примерно сантиметров на 80. Вмятина здесь была полукруглая и шла носом вниз". Под утро он вместе с Лужковым еще и еще раз смотрел видеозапись камеры наблюдения. О загадочном пылевом облаке - оно вырвалось из злополучной колонны за мгновения до катастрофы - напишут потом все газеты. Взрыв? Не взрыв? Проверить невозможно. И видеозапись, и обломки колонны исчезли! Утверждают, что их изъяла ФСБ. В ФСБ ничего не комментируют. "Это был не теракт", - вот и все, что сказала спецслужба. Выходит - верьте на слово? Нодар Канчели, архитектор: "Без этой видеопленки, без этой колонны сказать, от чего рухнул объект, просто невозможно". Это звучит невероятно, но спецкомиссия, расследующая причины катастрофы, вообще не видела ключевых улик! До сих пор не обнародованное заключение составляли методом исключения: не конструктивный брак, не ошибки в строительстве (это тоже проверили), не теракт (тут поверили ФСБ) - остаются просчеты в проектировании. Григорий Ревзин, обозреватель ИД "Коммерсант": "А дальше, собственно, что? Строительная комиссия говорит, что мы не знаем, почему рухнула колонна, но вот вы так спроектировали, что достаточно было того, что упала одна колонна, и разрушилось все здание. Кто же так проектирует". Для непосвященного обывателя это и есть самый убийственный аргумент. Вся крыша зависела от одной единственной опоры. Но такие опоры есть почти в каждом здании! Нодар Канчели, архитектор: "Почти у любого жилого дома, почти у любого цеха, перекрытия всего цеха пролетом, там, в 150 метров, металлургического, у которого стоит ферма. Она статически определимая. Я перебиваю один стержень, и он рушится". Поговорку: "Что нам стоит дом построить" придумали не те, кто строит. Даже самый авральный, самый коммерчески выгодный проект - это сотни согласований. "Трансвааль" успешно прошел все. Могут возразить - это вопрос взяток. Но даже в современной Москве не утвердят заведомо опасный проект: своя свобода дороже денег. От "Трансвааля" и не требовалось устоять без несущей колонны. Проект Канчели может и был небезупречен, но он соответствовал техническому заданию. Он отвечал всем СНИПам (строительным нормам и правилам) - основному закону в мире архитектуры. Нодар Канчели, архитектор: "Мне просто прямо сказали: решили спустить на тормозах, решили, что никакого теракта не было и найти одного крайнего. Это просто мне сказал хороший человек. А кого - это вас". В подмосковную Коломну зачастили комиссии и съемочные группы. Здесь достраивают ледовый дворец. Начальник стройки уже знает, о чем его спросят. Юрий Петров, замначальника управления строительства Коломны: "Вот вы такой вопрос интересный задали, я так и предполагал. Руководитель проекта - Канчели". После "Трансвааля" в проект внесли изменения: несущие колоны будут заполнять бетоном и закутывать в удароотражающий материал. Все это - личная инициатива Канчели. Защищать архитектуру от терактов официально требуют лишь при строительстве атомных электростанций. Нодар Канчели, архитектор: "Теракты - столько лет уже существует опасность терактов. Я затрудняюсь сказать: лет 10, если не больше. За 10 лет никто не создал СНИПы на условия возможности терактов". Домой, на 8 этаж, Юля теперь поднимается пешком. После "Трансвааля" она боится лифтов и вообще - закрытых помещений. Тетя Юлии Милогородской: "Она плакать не разрешает". Корреспондент: "Почему ты не хочешь, чтобы плакали?" Юля Милогородская, школьница: "Потому что не хочу, чтобы целое болото... Потом и бабушка заревет, потом и дедушка..." Еще одно модное увеселение закончилось трагедией. Еще одно романтическое название теперь означает ужас и страдания. Жизни погибших в "Трансваале" и в "Норд-Осте" даже оценили одинаково - родственникам выплачено по 100 тысяч рублей, и пострадавшим в аквапарке уже предложил свои услуги тот же адвокат, Игорь Трунов. Нодар Канчели, архитектор: "Мне просто говорили, что за вот такое непреднамеренное, и прочее положено максимальное, это пять лет". Юля Милославская - 8 лет, учится в школе "Вектор". Стоимость за месяц обучения - 250 долларов. Сейчас девочка - на попечении бабушки и дедушки, у которых нет таких доходов. Юля отговаривала родителей идти в аквапарк, потому что видела во сне, что на них падает крыша. Отец Андрей погиб сразу; мама Анна умерла через неделю в больнице. Работали вместе в рекламном агентстве. Лицевой счет, открытый родителями одноклассников Юли АКБ "НЗБанк": №42301810900000394709RUR Карточный: №карты: 4874 1780 1000 4801 Реквизиты банка для платежа в рублях: Корсчет 30101810100000000259 в отделении №5 МГТУ ЦБ РФ БИК 044552259 КОД ОКПО 18166936 КОД ОКОНХ 96120 ИНН 5008004581


Фотоархив

Все