«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Третий – лишний

Система российской адвокатуры настоятельно требует реформ. Особую тревогу вызывает практика несменяемости глав региональных адвокатских палат, приводящая к кумовству и масштабной коррупции

Российская адвокатура серьезно больна. Симптомы системного недуга мы видим почти каждый день. Так, неустраняемые огрехи российского законодательства об адвокатуре делают адвоката «слугой своего клиента». И вот, мы уже читаем новости о том, что адвокат передал взятку следователю МВД,  или занес денег сотруднику СКР, или хотел «умаслить» сотрудника ФСБ в обмен на помощь в «крышевании» нелегального казино.

Но это, так сказать, внешние «направления» противозаконной деятельности достаточно большого количества представителей адвокатского сообщества. Есть и другая, «внутренняя» сторона вопроса, которая также культивирует нездоровую атмосферу внутри адвокатского сообщества. Речь идет о несменяемости руководства адвокатских палат в регионах России.

Чем опасна такая практика и почему именно она все чаще и чаще становится объектом критики со стороны неравнодушных представителей адвокатуры? Разве не позволяет принцип ротации руководства адвокатских палат (АП), закрепленный, кстати, законодательно, избегать застоя и связанного с ним негатива?

О том, что узурпация власти в адвокатских палатах несет опасность самому существованию адвокатской корпорации в России, еще в 2012 году говорил один из ведущих адвокатов Волгоградской области Роман Мельниченко. Именно тогда он обратил внимание на то, что «профессиональные правонарушения против порядка управления органами адвокатского самоуправления отличаются тем, что совершаются не в рамках профессиональной деятельности адвокатов, а в рамках функционирования адвокатской корпорации». По словам Мельниченко, на интересы адвокатской корпорации покушение идет изнутри, со стороны самой управляющей адвокатской элиты. То есть, руководства АП регионов.

Что больше всего тревожит в этой ситуации? То, что ни один(!) адвокат-управленец до сих пор не был привлечен к ответственности за нарушение порядка управления органами адвокатского самоуправления.  Отсутствие юридических прецедентов не значит, что таких деяний не было. В качестве примера можно привести ситуацию, получившую в истории российской адвокатуры наименование «Тюменский конфликт». Суть прецедента такова: адвокаты-управленцы не смогли договориться о том, кто будет занимать в Адвокатской палате Тюменской области должность президента палаты. Так как силы были примерно равны, то в ряде СМИ появились материалы о некоторых нелицеприятных деяниях руководства палаты, в частности, о фактах финансовых злоупотреблений. Например, о перечислении денег адвокатской палаты в размере 15 000 рублей для покупки президенту палаты «коммерческого» ордена «Рыцарь прогресса».

Руководству российской адвокатуры стало ясно, что «тюменский конфликт» может распространиться и на другие адвокатские палаты, вскрыв финансовые злоупотребления их руководства. В Тюмень выехали три президента адвокатских палат во главе с вице-президентом Федеральной палаты адвокатов. Конфликт кое-как погасили, а власть лихо передали новому президенту, который приложил все усилия по предотвращению расползания по России «Тюменского конфликта». В результате была осуждена… главный бухгалтер Адвокатской палаты Тюменской области. Другие лица, в частности адвокаты-управленцы, наказания не понесли. 

Но и это не единственный жирный «минус» исключительности, которую резервируют себе руководители АП на местах. Они банально захватывают власть, хотя, согласно пп.1 п.3 ст.31 «Закона об адвокатуре», одно и то же лицо не может занимать должность президента адвокатской палаты более двух сроков подряд. Конечно, для публики главы АП будут всегда говорить о необходимости «новой крови», продвижении молодых, о ротации кадров. Но – только не в отношении себя. Например, в мае 2012 года глава АП Приморья Борис Минцев дал пространное интервью владивостокскому интернет-изданию «IPrim», в котором бодро рассказывал о том, что «руководство адвокатуры Приморья подвергается серьезным ротациям, чтобы не было застоя или формализованного подхода к решению возникающих проблем». Казалось бы, самое время Борису Петровичу сказать, что мол, я в полном соответствии с законодательством, отруководив два срока, ухожу, чтобы дать дорогу молодым… Но нет! Вместо этого он рассказывает, что за 10 лет в палате сменилось три вице-президента, что каждые два года меняется состав квалификационной комиссии… В общем, никакого застоя в руководстве, утверждал находившийся на третьем сроке в качестве главы АП г-н Минцев, нет. Аналогично складываются дела и в большинстве регионов, а их более 60-ти. В их число входит и Подмосковье.

На фоне непрекращающейся череды скандалов с задержаниями адвокатов из ближайшего окружения главы Адвокатской палаты Московской области (АПМО) Алексея Галоганова не утихает, а наоборот, все громче «звучат» и темы, связанные непосредственно с личностью Алексея Павловича. Притчей во языцех стала его двуличность, когда одной рукой он якобы борется за чистоту рядов адвокатуры, исключая из них коллег по профсообществу даже по надуманным предлогам (как это было, например,  с г-ном Труновым). А с другой – покрывает своего ближайшего соратника, адвоката Игоря Макарова. Которого, между прочим, однажды взяли с поличным при передаче взятки сотруднику ФСКН за закрытие дела, а недавно задержали при аналогичной «операции» уже второй раз.

http://og.ru/society/2016/12/19/85765

 



Фотоархив

Все