«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Рецензия на псевдо экспертное заключение Министерства культуры РФ, на основании которого Киркорова освободили от уголовной ответственности по ст. 146 УК РФ Плагиат.

НАУЧНО-КОНСУЛЬТАТИВНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

г. Москва

Начато 12 июля 2017 года

Окончено 18июля 2017 года

Консультативное заключение составлено на основании адвокатского запроса от 12 июля 2017 года «О представлении необходимых сведений и документальных материалов» адвоката Айвар Людмила Константиновны на имя профессора кафедры судебных экспертиз Института судебных экспертиз Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина доктора юридических наук Галяшиной Елены Игоревны,125993, Москва, Садовая-Кудринская ул., дом 9.

Адвокатский запрос составлен на основании и в соответствии с Приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г. № 288.

В силу статей 53 и 86 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 6 Федерального закона от 31.05.2002 №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» защитник (адвокат) вправе собирать доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, путем получения предметов, документов и иных сведений, истребования справок, характеристик, иных документов; привлекать специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

По смыслу положений статьи 58 УПК РФ специалистом признается лицо, обладающее специальными знаниями, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Суждение специалиста в письменном виде по вопросам, поставленным перед ним адвокатом, в силу требований статьи 80 УПК РФ оформляется в форме письменного заключения, которое согласно пункта 3.1 части 2 статьи 74 УПК РФ является доказательством по уголовному делу.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 6.1 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации официальное обращение о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи. Указанные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме.

В целях получения адвокатом Айвар Л.К. сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела, документов, необходимых для представления органу предварительного следствия, прокурору и суду в качестве доказательств, возникла необходимость в исследовании представленных материалов на основе специальных знаний в области теории и практики судебной экспертологии (принципов судебно-экспертной деятельности).

На основании изложенного, я, профессор Галяшина Е.И. произвела анализ представленных материалов с целью разъяснения поставленных инициатором задания вопросов в отношении представленных постановления о назначении музыковедческой судебной экспертизы и Заключения экспертной группы на предмет соответствия требованиям законодательства о судебно-экспертной деятельности[1].

Разъясняя адвокату вопросы касательно представленного Заключения, специалист действует в пределах компетенции, определенной ст. 58 УПК РФ, и в соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 21 декабря 2010 г. №28, где сказано, что для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда может привлекаться специалист. Разъяснения специалист дает в форме устных показаний или письменного заключения.

Специалист подчеркивает, что при производстве настоящего анализа правовая оценка достоверности, допустимости или относимости представленного заключения как доказательства не производилась, т.к. это – компетенция субъекта доказывания.

 

Положения статей 58 УПК РФ и 307 УК РФ, мне, Галяшиной Елене Игоревне, известны, ответственность за дачу заведомо ложных заключений и показаний понятна.

 

Сведения о сведущем лице: ГАЛЯШИНА ЕЛЕНА ИГОРЕВНА – образование - высшее филологическое (диплом с отличием Г- I№425399 от 29.06.1981, выдан МГУ имени М.В. Ломоносова, по специальности: структурная и прикладная лингвистика), ученые звания – «старший научный сотрудник по специальности: «уголовный процесс и криминалистика» (аттестат СН № 070561, решение ВАК от 03.07.1991 г., протокол № 19с/14); профессор по кафедре судебных экспертизы (аттестат ПР №002269, Приказ № 1408/188-п от 17 мая 2007г.); доктор филологических наук (специальность: 10.02.21 – прикладная и математическая лингвистика; диплом ДК №022325, решение ВАК от 18.06.2004г., №28д/11), доктор юридических наук (специальность: 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность, диплом ДК №16686, решение ВАК от 20.12.2002, №51д/80), действительный член (академик) Российской академии естественных наук (избрана 14.04.2003г., №ТМГН-Б-018), экспертная специализация: «судебная лингвистическая экспертиза» - свидетельство эксперта № 004-02�6-СЭ от 24 марта 2006 г., выдано решением экспертно-квалификационной комиссии Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС) от 24.03.2006 г., протокол № 18, автор более 300 научных работ, учебников и пособий, имеющая стаж научной и экспертной работы в системе государственных экспертных учреждений системы МВД России с 1981 по 2005 г., в период работы государственным экспертом была аттестована по следующим экспертным специализациям: «автороведческая экспертиза» (свидетельство ЭКЦ МВД России на право самостоятельного производства экспертиз № 06410 от 04 июля 2001г.); «идентификация лиц по фонограммам устной речи» (свидетельство ЭКЦ МВД России на право самостоятельного производства экспертиз от 05 апреля 2001г.); «техническое исследование фонограмм» (свидетельство ЭКЦ МВД России на право самостоятельного производства экспертиз № 06410 от 04 июля 2001г.). C 2005 года – выступает в качестве негосударственного судебного эксперта. Общий стаж экспертной работы в государственных и негосударственных экспертных организациях – свыше 35 лет. В настоящее время – заместитель заведующего, профессор кафедры судебных экспертиз Института судебных экспертиз Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина, имеет свидетельство от 16 марта 2015 г. №007 на право самостоятельного производства лингвистической экспертизы, автороведческой экспертизы, экспертизы видео- и звукозаписей, удостоверение АНО СОДЭКС МГЮА им О.Е. Кутафина №09 от 10 января 2013. Является сертифицированным экспертом НП «Палата судебных экспертов» (г. Москва) системы добровольной сертификации методического обеспечения судебной экспертизы по специальностям: «26.1. Исследование продуктов речевой деятельности», «7.1. Исследование голоса и звучащей речи»; «7.2 Исследование звуковой среды, условий, средств, материалов и следов звукозаписей»; «7.3 Исследование видеоизображений, условий, средств, материалов и следов видеозаписей».[2]

 

В адвокатском запросе поставлены следующие вопросы:

1.                Составлено ли Заключение экспертной группы по сравнительному анализу музыкальных композиций «ASymphonicSpaceDream» Дидье Маруани и «Жестокая любовь» в исполнении Ф.Б. Киркорова в соответствии с требованиями законодательства, регулирующего судебно-экспертную деятельность?

2.                Выполнена ли музыковедческая судебная экспертиза в соответствии с правовой основой осуществления судебно-экспертной деятельности?

 

Враспоряжение специалиста представлены (в фотокопиях):

1. Постановление о назначении музыковедческой судебной экспертизы (сравнительного анализа музыкальных композиций) от  20 декабря 2016 года, вынесенное старшим следователем по особо важным делам 7 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД по г. Москве майором юстиции Зверевым Д.В., по материалам проверки по заявлению №55521 от 07 декабря 2016 года Трунова И.Л. и Айвар Л.К.

2.  Заключение экспертной группы по сравнительному анализу музыкальных композиций «ASymphonicSpaceDream» Дидье Маруани и «Жестокая любовь» в исполнении Ф.Б. Киркорова.

 

Использованные источники[3]:

1.                 Судебно-экспертная деятельность: правовое, теоретическое и организационное обеспечение : учебник для аспирантуры по специальности 12.00.12 «Криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность» / под ред. Е.Р. Россинской, Е.И. Галяшиной.- М.: Норма : ИНФРА-М, 2017.

2.                Россинская Е. Р., Галяшина Е. И. Зинин А.М. Теория судебной экспертизы (судебная экспертология). Учебник /под ред. Е.Р. Россинской. – М.: Норма. 2017.

3.                Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Судебная экспертиза. Сборник нормативных правовых актов. – М.: Проспект, 2017.

4.                Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве: монография / Ю.К. Орлов. – М.: 2005. –552 с.

5.                Россинская Е.Р., Галяшина Е.И., Зинин А.М. Теория судебной экспертизы: учебник для вузов под ред. Е.Р. Россинской / Е.Р. Россинская, Е.И. Галяшина, А.М. Зинин – М.: Норма, 2013. - 382 с.

6.                Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе: научно-практическое пособие: Изд. 3 пререработ. и доп./Е.Р. Россинская. - М.: Норма, 2014. – 688с.

7.                Россинская Е.Р. Галяшина Е.И. Настольная книга судьи. Судебная экспертиза. Теория и практика, типичные вопросы и нестандартные ситуации: монография / Е.Р. Россинская, Е.И. Галяшина – М.: 2013. 464 с.

8.                Судебная экспертиза: типичные ошибки под ред. Е.Р. Россинской.- М.: Проспект, 2015. – 544 с.

9.                Энциклопедия судебной экспертизы. Под ред. Т.В. Аверьяновой и Е. Р. Россинской. – М.: Юристъ, 1999. –552 с.

 

 

 

 

АНАЛИЗ ПРЕДСТАВЛЕННЫХ МАТЕРИАЛОВ

 

В ходе анализа представленных материалов выявлены существенные отступления от правовой основы и принципов судебно-экспертной деятельности, теории и практики судебной экспертологии.

 

Судебно-экспертная деятельность основывается на принципах законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица, а также независимости эксперта, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники, осуществляется при условии точного исполнения требований Конституции Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, составляющих правовую основу этой деятельности.

Нарушение закона при осуществлении судебно-экспертной деятельности недопустимо и влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

 

В этой связи необходимо высказать следующие замечания по оформлению и содержанию представленных материалов.

 

I.                  Анализ постановления о назначении судебной экспертизы.

 

Примечание: порядок назначения судебной экспертизы на досудебной стадии уголовного процесса определен статьями 195 и 199 УПК РФ, а также разъяснен в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 21.12.2010 г. №28.

 

1.1.         20 декабря 2016 года старший следователь по особо важным делам 7 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД по г. Москве майор юстиции Зверев Д.В., рассмотрев материалы проверки по заявлению №55521 от 07 декабря 2016 года Трунова И.Л. и Айвар Л.К., вынес постановление о назначении музыковедческой судебной экспертизы (сравнительного анализа музыкальных композиций), производство которой поручил специалистам в области музыкальных произведений (композиций) Министерства культуры РФ ФГБОУВО Российской академии музыки им. Гнесиных, т.е.  лицам, не работающим в судебно-экспертных учреждениях, а работникам образовательной организации, не являющей судебно-экспертным учреждением.

  

В  пункте 2 постановления Пленума ВС РФ №28 от 21 декабря 2010 года «О судебной экспертизе по уголовным делам» сказано, что согласно положениям части 2 статьи 195 УПК РФ судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения (подразделения) федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, предусмотренные статьей 11 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".

К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях.

Под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом "О некоммерческих организациях", осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами.

Далее в пункте 3 названного постановления Пленума ВС РФ указано, что в целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта (статья 70, пункт 2 части 1 и часть 2 статьи 198 УПК РФ) в определении (постановлении) о назначении экспертизы необходимо указывать наименование экспертного учреждения (пункт 60 статьи 5 УПК РФ), в котором должна быть произведена экспертиза, а при невозможности производства экспертизы в этом учреждении - вновь выносить определение (постановление) о назначении экспертизы в другом экспертном учреждении. По ходатайству указанных лиц дознаватель, следователь, суд обязаны сообщать фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем государственного судебно-экспертного учреждения поручено производство экспертизы.

При поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суду следует предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, о чем указать в определении (постановлении) о назначении экспертизы, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения.

В случае поручения производства экспертизы лицу, не работающему в судебно-экспертном учреждении, разъяснение прав и обязанностей, предусмотренных статьей 57 УПК РФ, возлагается на суд, принявший решение о назначении экспертизы.

 

Таким образом, всилу п.3 указанного Постановления ВС РФ следователю надлежало предварительно запросить данные оработниках образовательного учреждения, подтверждающие их компетенцию, требуемую для решения вопросов, вынесенных в постановлении о назначении судебной экспертизы, об экспертах, которые не являются в данном случае государственными судебными экспертами. После этого в постановлении о назначении экспертизы следователь в силу прямого указания на это в пункте 2 части 1 ст. 195 УПК РФ обязан был указать фамилии, имена и отчества конкретных экспертов – работников образовательного, а не судебно-экспертного учреждения, которым поручено производство экспертизы, и отразить компетенции и компетентность, квалификацию соответствующих лиц в постановлении о назначении экспертизы.

Однако этого сделано не было. В анализируемом постановлении о назначении судебной экспертизы не приведены мотивы поручения экспертизы  лицам, не работающим в судебно-экспертных учреждениях. Не указаны фамилии специалистов – работников образовательного учреждения, которым следователь поручил производство судебной экспертизы, а также сведения, подтверждающие их квалификацию и компетенцию.

Это нарушает пункт 2 части 1 статьи 195 УПК РФ и лишает участников уголовного процесса возможности заявлять отвод экспертам по причине не указания фамилий конкретных лиц, и данных, подтверждающих их квалификацию и компетенции.

Таким образом, порядок назначения судебной экспертизы, предусмотренный ст. 195 УПК РФ, был нарушен, постановление о поручении судебной музыковедческой экспертизы лицам, не являющимся работниками судебно-экспертных учреждений, не было обосновано.

 

1.2.         Согласно п.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 г. Москва "О судебной экспертизе по уголовным делам» при поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, следователю надлежало предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, о чем указать в определении (постановлении) о назначении экспертизы, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения.

В данном случае это требование закона не было исполнено. Сведения об экспертах, в том числе фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о компетентности и надлежащей квалификации, в постановлении о назначении музыковедческой судебной экспертизы не приведены. В материалах проверки заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения, не содержатся.

Таким образом, порядок назначения судебной экспертизы, предусмотренный ст. 195 УПК РФ, был нарушен.

 

1.3.         В постановлении о назначении судебной музыковедческой экспертизы следователь поручил руководителю Российской академии музыки им. Гнесиных разъяснить эксперту права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, и предупредить его об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения.

Однако образовательное учреждение «Российская академия музыки имени Гнесиных» не является судебно-экспертным учреждением, а потому ее руководитель не наделен законом правами и обязанностями руководителя судебно-экспертного учреждения, не правомочен осуществлять организацию и обеспечение судебно-экспертной деятельности, а потому не был вправе поручать производство судебной экспертизы конкретным работникам образовательного учреждения, разъяснять им права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ. 

Руководитель образовательной организации НЕ вправе утверждать или не утверждать заключение эксперта (экспертов), т.к. это нарушает принцип независимости эксперта.

Согласно ст. 7 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями.  Не допускается воздействие на эксперта со стороны судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц. Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно информации на официальном сайте http://www.gnesin-academy.ru/sveden/common содержится следующая информация об образовательной организации.

Общая информация об образовательной организации:

·                     Язык обучения: русский

·                     Полное наименование: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Российская академия музыки имени Гнесиных" (РАМ имени Гнесиных)

·                     Контактный телефон: +7 495 691-15-54

·                     Контактный e-mail: mailbox@gnesin-academy.ru

·                     Адреса электронной почты и телефоны РАМ имени Гнесиных

·                     Адрес Академии: 121069 г. Москва, ул. Поварская д. 30/36, подробнее

Российская академия музыки имени Гнесиных отсчитывает свою историю с 15 февраля 1895 года, когда начало работу «Музыкальное училище Е. и М. Гнесиных».

В 1919 г. школа стала государственной, не изменив, однако, принципов своей работы и организации.

В 1920 г., в соответствии с государственной программой, произошло разделение учебного заведения на детскую школу и техникум с единым руководством.

В марте 1944 г. было принято постановление правительства об организации Государственного музыкально-педагогического института имени Гнесиных.

В 1992 г. ГМПИ имени Гнесиных преобразован в Российскую академию музыки имени Гнесиных.

Учредителем РАМ им. Гнесиных является Министерство Культуры Российской Федерации.

Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения (подразделения) федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, предусмотренные статьей 11 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".

К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях.

Под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом "О некоммерческих организациях", осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами.

Таким образом, еще раз констатирую, что РАМ им. Гнесиных не является судебно-экспертным учреждением, а потому поручение следователем ее руководителю разъяснить эксперту права и обязанности и предупредить об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ не было законным и обоснованным.

 

1.4. Согласно пункту 3 указанного выше постановления Пленума ВС РФ в  целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта (статья 70, пункт 2 части 1 и часть 2 статьи 198 УПК РФ) в определении (постановлении) о назначении экспертизы необходимо указывать наименование экспертного учреждения (пункт 60 статьи 5 УПК РФ), в котором должна быть произведена экспертиза, а при невозможности производства экспертизы в этом учреждении - вновь выносить определение (постановление) о назначении экспертизы в другом экспертном учреждении. По ходатайству указанных лиц дознаватель, следователь, суд обязаны сообщать фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем государственного судебно-экспертного учреждения поручено производство экспертизы.

При поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суду следует предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, о чем указать в определении (постановлении) о назначении экспертизы, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения.

В случае поручения производства экспертизы лицу, не работающему в судебно-экспертном учреждении, разъяснение прав и обязанностей, предусмотренных статьей 57 УПК РФ, возлагается на суд, принявший решение о назначении экспертизы.

В силу части 4 Статьи 199 УПК РФ,  если судебная экспертиза производится вне экспертного учреждения, то следователь вручает постановление и необходимые материалы эксперту и разъясняет ему права и ответственность, предусмотренные статьей 57 настоящего Кодекса.

 Таким образом, коль скоро следователь поручил производство судебной музыковедческой экспертизы работникам образовательной организации – РАМ имени Гнесиных, следователь был обязан выполнить в силу требований ст. 195 и ст. 199 УПК следующее:

1)                Запросить в РАМ имени Гнесиных фамилии, имена и отчество и иные данные работников, компетентных в решении вопросов, необходимых для достижения цели назначения судебной музыковедческой экспертизы;

2)                Проверив полученные сведения о конкретных сведущих лицах, указать их фамилии, имена и отчества и иные данные в постановлении о назначении судебной музыковедческой экспертизы;

3)                Лично вручить назначенным экспертам постановление и материалы для производства экспертизы и отобрать у них подписку в соответствии с требованиями части 4 ст. 199 УПК РФ.

 

В данном случае эти требования не были выполнены.

Следователь

не назначил своим постановлением конкретных работников образовательной организации судебными экспертами;

не поручил своим постановлением производство судебной экспертизы конкретным лицам,

не указал фамилии, имена отчества конкретных лиц, не являющихся работниками судебно-экспертного учреждения, а также данные об их компетенции и квалификации в постановлении о назначении экспертизы;

не вручил постановление о назначении экспертизы и необходимые материалы лично экспертам;

 не разъяснил лично экспертам права и ответственность, предусмотренные статьей 57 УПК РФ.

 

Таким образом, был нарушен порядок, предусмотренный ст. 195 и частью 4 статьи 199 УПК РФ.

 

II.              Анализ Заключения экспертной группы по сравнительному анализу музыкальных композиций «ASymphonicSpaceDream» Дидье Маруани и «Жестокая любовь» в исполнении Ф.Б. Киркорова.

 

Примечание: Заключение эксперта - это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами (ч. 1 ст. 80 УПК РФ). Требования к содержанию заключения эксперта содержатся в статье 204 УПК РФ.

Статья 204. Заключение эксперта

[Уголовно-процессуальный кодекс РФ] [Глава 27] [Статья 204]

1. В заключении эксперта указываются:

1) дата, время и место производства судебной экспертизы;

2) основания производства судебной экспертизы;

3) должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;

4) сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

5) сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед экспертом;

7) объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы;

8) данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;

10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

2. Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении.

3. Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью.

 П. п. 1 - 8 ч. 1 статьи 204 УПК РФ излагаются во вводной части заключения эксперта. Положения п. 9 ч. 1 ст. 204 УПК относятся к исследовательской части заключения, которая должна быть подробно изложена ясным для неспециалистов языком. В резолютивной части эксперт вправе выйти за пределы поставленных вопросов, если он установил иные существенные для дела обстоятельства (п. 4 ч. 3 ст. 57, ч. 2 ст. 204 УПК).Заключение эксперта должно быть подписано им (каждым экспертом комиссии). Подписи экспертов удостоверяются печатью экспертного учреждения. Если экспертиза проводилась вне экспертного учреждения, то подпись эксперта удостоверятся лицом, назначившим экспертизу.

 

2.1.         Проанализируем структуру и содержание представленного Заключения.

Заключение не содержит деления на вводную и исследовательскую часть.

Синтезирующая часть отсутствует.

Раздел «Вывод» не содержит краткого недвусмысленного ответа на каждый из 4-х поставленных перед экспертами вопросов.

 

В заключении Заключения экспертной группы по сравнительному анализу музыкальных композиций «ASymphonicSpaceDream» Дидье Маруани и «Жестокая любовь» в исполнении Ф.Б. Киркорова в нарушение ст. 204 УПК РФ

не указаныдата, время и место производства судебной экспертизы;

не указаныоснования производства судебной экспертизы;

не указаныдолжностное лицо, назначившее судебную экспертизу;

не указаныфамилия, имя и отчество каждого эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

не указанысведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

не указаныобъекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы;

не указаныданные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

не указанысодержание и результаты исследований с указанием примененных методик;

не указано обоснование вывода по поставленным перед экспертом вопросам.

К заключению не приложены материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.).

 

2.2. К заключению не приложена ПОДПИСКА о том, что в соответствии со ст. 57 УПК РФ экспертам разъяснены права и уголовная ответственность по ст.307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения.

 

2.3.  Заключение подписано: «Эксперты: К.Е. Волков, Т.И. Науменко, Я.В. Глушаков». Печать организации и удостоверительная запись, свидетельствующая о подлинности подписи экспертов, отсутствует.

 

2.4. К.Е. Волков, Т.И. Науменко, Я.В. Глушаков не были назначены судебными экспертами, а потому не были правомочны проводить экспертизу, т.к. для этого отсутствовало правовое основание – вынесение постановления о назначении перечисленных лиц экспертами, либо указание фамилий, имен и отчеств названных лиц в постановлении о назначении судебной экспертизы. Сведений, позволяющих удостовериться в наличии у лиц, подписавших заключение, специальных познаний, требуемых для достижения цели назначенной музыковедческой экспертизы, в Заключении не приведено.

 

Констатирую, что в «Заключении экспертной группы по сравнительному анализу музыкальных композиций «A Symphonic Space Dream» Дидье Маруани и «Жестокая любовь» в исполнении Ф.Б. Киркорова» отсутствует содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами (ч. 1 ст. 80 УПК РФ). Требования по оформлению и содержанию заключения эксперта, предусмотренные статьей 204 УПК РФ, не выполнены.

 

2.5. В силу ст. 8 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

В «Заключении экспертной группы по сравнительному анализу музыкальных композиций «A Symphonic Space Dream» Дидье Маруани и «Жестокая любовь» в исполнении Ф.Б. Киркорова» нет исследовательской части с изложением содержания и результатов исследований с указанием примененных методов, и методик. Это означает отсутствие в Заключении положений, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных, что нарушает ст. 8 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".

 

 

 

 

 

 

 

ОТВЕТЫ

(разъяснение поставленных перед специалистом вопросов)

 

 

По вопросу:Составлено ли Заключение экспертной группы по сравнительному анализу музыкальных композиций «ASymphonicSpaceDream» Дидье Маруани и «Жестокая любовь» в исполнении Ф.Б. Киркорова в соответствии с требованиями законодательства, регулирующего судебно-экспертную деятельность?

Ответ: Заключение экспертной группы по сравнительному анализу музыкальных композиций «ASymphonicSpaceDream» Дидье Маруани и «Жестокая любовь» в исполнении Ф.Б. Киркорова составлено в нарушение требований законодательства, регулирующего судебно-экспертную деятельность, в том числе и ст. 204 УПК РФ.

 

По вопросу:Выполнена ли музыковедческая судебная экспертиза в соответствии с правовой основой осуществления судебно-экспертной деятельности?

Ответ:Музыковедческая судебная экспертиза не была выполнена в соответствии с правовой основой осуществления судебно-экспертной деятельности, т.к. К.Е. Волков, Т.И. Науменко, Я.В. Глушков  не были назначены судебными экспертами постановлением следователя, им не были разъяснены следователем их права и ответственность, они не были предупреждены следователем об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, их фамилии не были указаны в постановлении о назначении судебной музыковедческой экспертизы, т.е. они не были правомочны ее проводить.

 

Специалист:

доктор юридических наук,

профессор                                                                       Е.И. Галяшина



[1]
Далее представлены фрагменты фотокопий представленных материалов в целях обеспечения точности их цитирования.

[2]Документы, подтверждающие образование, экспертную квалификацию и опыт работы специалиста, приложены в заверенных копиях к настоящему заключению.

[3]При необходимости по тексту настоящего заключения также даны ссылки на иные источники.

 

 

 

 

 



Фотоархив

Все