«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Об отмене результатов выборов в ГД РФ 7 созыва. Тверской суд, уточнен иск от кандидатов, незаконно лишенных ЦИК РФ избирательного права

Об отмене результатов выборов в ГД РФ 7 созыва. Тверской суд, уточнен иск от кандидатов, незаконно лишенных ЦИК РФ избирательного права.

19.03.2018 Тверской суд очередное заседание по иску от 14 кандидатов в депутаты ГД РФ, незаконно лишенных ЦИК РФ избирательного права. Ответчик Министерство Финансов РФ и ЦИК РФ.

Конституционный Суд РФ признал нарушение избирательного права 166 кандидатов в Депутаты ГД РФ незаконно лишенных права быть избранными, что привело к невозможности установления достоверных результатов голосования, поскольку избиратели не смогли должным образом выразить свое волеизъявление и проголосовать по одномандатным избирательным округам за кандидатов, выдвинутых партией пенсионеров. Установленное КС нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей. В результате незаконных действий были отстранены от участия в избирательной кампании 166 кандидатов из 225 округов, нарушение затрагивает более чем две трети об общего количества одномандатных избирательных округов по выборам в ГД.

В Постановлении КС РФ №11-П от 13.04.2017 указано, что незаконными действиями государственного органа и его должностными лицами (ЦИК РФ, Верховный суд РФ) не затрагиваются результаты выборов в ГД от 18.09.2016 года, и не могут служить основанием для их пересмотра…Часть 4 ст. 15 Конституции РФ декларирует, что, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.В соответствии Международных норм права, Европейской Конвенции по правам человека и ряда решений ЕСПЧ (PetkovandOthersv. Bulgaria, и др.) обязательных для России. Выборы не могут считаться законными, свободными и демократичными, если
кандидаты, которые были выдвинуты политической партией, не были допущены к
выборам неправомерно, что повлияло на свободу выбора граждан, при этом кандидаты, не допущенные к выборам, были лишены права на справедливое судебное разбирательство и права на эффективное средство правовой зашиты. В случае серьезных нарушений результаты выборов аннулируются.

ЦИК снял с сентябрьских выборов в Госдуму весь список партии (РППС), в котором оказалось 169 кандидатов, выдвинутых в 166 округах. Игорь Трунов и Михаил Юревич, баллотировавшиеся в депутаты от списка РППС, обратились с начала в Верховный суд РФ затем в КС РФ. КС РФ удовлетворив жалобу в своем решении подчеркнул, что выборы являются высшим непосредственным выражением власти народа, и что средства реагирования на нарушения нужно соотносить с природой и масштабом нарушений. «Устранять нарушения нужно, но это вовсе не означает, что единственным выходом из ситуации может быть лишь полный отказ в заверении всего списка кандидатов».

Истец/Представитель истцов, д.ю.н., профессор, адвокат                                                         И.Л. Трунов

 

 

 

 

Лого

                                КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

                         «ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЕРЫ»

                                            г. МОСКВЫ

 

 

125080, г. Москва, Волоколамское шоссе, д. 15/22

тел/факс (499) 158-85-81 тел. 158-65-66

e-mail: info@trunov.com

сайт: www.trunov.com

 

 


В Тверской районный суд города Москвы

Цветной б-р, 25А, Москва, 127051

 

ИСТЦЫ:

1.      Трунов Игорь Леонидович

2.      Артюх Евгений Петрович

3.      Бамбаев Владимир Харцхаевич

4.      Бикмуллин Альберт Лутфуллович

5.      Камшилов Иван Александрович

6.      Королюк Валерий Павлович

7.      Кротенко Евгений Андреевич

8.      Курочкин Валерий Иванович

9.      Симон Александр Александрович

10.  Смирнова Юлия Витальевна

11.  Соловьев Денис Александрович

12.  Суворов Степан Валентинович

13.  Ханжин Василий Николаевич

14.  ШамхалаевБагаудин Магомедович

 

 

ОТВЕТЧИК: Российская Федерация

В лице Министерства Финансов РФ

109097, Москва, ул. Ильинка, 9

 

ОТВЕТЧИК: Центральная избирательная комиссия РФ

109012, Москва, Большой Черкасский пер., дом 9,

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Об отмене результатов выборов в Государственную Думу Федерального Собрания РФ седьмого созыва по одномандатным округам

 

Дополнительно к заявленным ранее требованиям, истцы считают необходимым указать следующее:

В соответствии со ст. 32 Конституции РФ (1.) Граждане РФ имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. (2.) Граждане РФ имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме.

В связи с незаконными действиями (постановлением от 19 июля 2016 года) Центральной избирательной комиссии 166 кандидатов от Политической партии «Российская партия пенсионеров за справедливость» по всей территории РФ со всех избирательных округов были лишены права быть избранными в Государственную Думу РФ. В числе 166 кандидатов были истцы, которые имели основания на реализацию своего права на участие в выборах.

Постановлением от 13 апреля 2017 года Конституционный Суд РФ признал незаконным отказ органов судебной власти в лице Верховного Суда РФ на обжалование оспариваемого постановления Центральной избирательной комиссии от 19 июля 2016 года №25/243-7, которым было отказано в заверении списка кандидатов по одномандатным избирательным округам, в число которых входили истцы по настоящему иску.

Полагаем, что установленный Конституционным судом факт незаконного отказа в заверении списка кандидатов по одномандатным округам, выдвинутых политической партией «Российская партия пенсионеров за справедливость» привел к невозможности установления достоверных результатов голосования, поскольку избиратели не смогли должным образом выразить свое волеизъявление и проголосовать по одномандатным избирательным округам за кандидатов, выдвинутых партией пенсионеров.

Полагаем, что установленное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей. При этом учитывая, что в результате незаконных действий были отстранены от участия в избирательной кампании 166 кандидатов из 225 округов, можно сделать вывод о том, что в данном случае эта ситуация затрагивает более чем две трети об общего количества одномандатных избирательных округов по выборам в государственную думу.

Таким образом, вызванные нарушениями последствия существенно отражаются на избирательной кампании и ее итоговых результатах, не соответствуют принципам проведения выборов, в том числе не обеспечивают установленные законом гарантии избирательных прав, включая право на свободное и добровольное участие граждан РФ в выборах.

Согласно Конституции РФ носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ, который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления; высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (статья 3, части 1-3); граждане РФ имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, избирать и быть избранными в органы государственной власти, в том числе на выборах депутатов Государственной Думы (статья 32, части 1 и 2; статья 97, часть 1); гражданам гарантируется равенство избирательных прав независимо от их принадлежности к общественным объединениям, в том числе политическим партиям, возможность создания и деятельности которых вытекает из идеологического и политического многообразия и многопартийности и права каждого на свободу объединения, исключающую принуждение кого-либо к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем (статья 13, части 1 и 3; статья 19, часть 2; статья 30).

Приведенным конституционным предписаниям корреспондируют общепризнанные принципы (нормы) международного права и положениямеждународных договоров РФ, являющиеся в силустатьи 15 (часть 4) Конституции РФ составной частью ееправовой системы.

Так, Всеобщая декларация прав человека провозглашаетправо каждого человека принимать участие в управлении своей странойнепосредственно или через посредство свободно избранных представителейи устанавливает, что основой власти правительства должна быть воля народа,которая должна находить себе выражение в периодических инефальсифицированных выборах, проводимых при всеобщем и равном избирательном праве путем тайного голосования и обеспечивающих свободуголосования (пункты 1 и 3 статьи 21); Международный пакт о гражданских иполитических правах предусматривает право каждого гражданина на участиебез какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограниченийв ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредствосвободно выбранных представителей (пункт «а» статьи 25); Конвенция озащите прав человека и основных свобод обязывает присоединившиеся к нейгосударства проводить с разумной периодичностью свободные выборы ворганы законодательной власти в условиях, которые обеспечивали бысвободное волеизъявление народа (статья 3 Протокола № 1); Конвенция остандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод вгосударствах - участниках Содружества Независимых Государств,объявляющая демократические выборы одним из высших непосредственныхвыражений власти и воли народа, основой избираемых органовгосударственной власти и местного самоуправления, иных органовнародного (национального) представительства, выборных должностных лиц,исходит из того, что при подлинных выборах существует реальныйполитический плюрализм, идеологическое многообразие имногопартийность, осуществляемые через функционирование политическихпартий, законная деятельность которых находится под юридической защитойгосударства (пункт 1 статьи 1 и пункт 2 статьи 9).

Часть 4 ст. 15 Конституции РФ декларирует, что, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Конституционный Суд РФ неоднократно высказывал конституционно-правовую позицию, что право быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления (пассивное избирательное право), будучи одним из основных политических прав граждан, образующим неотъемлемый элемент их конституционно-правового статуса в демократическом обществе,является по своей юридической природе не коллективным, аиндивидуальным правом, принадлежащим каждому гражданину вотдельности (постановления от 24 июня 1997 года № 9-П, от 25 апреля 2000 года № 7-П, от 9 ноября 2009 года № 16 -П, от 28 февраля 2012 года № 4-П идр.). Схожей интерпретации существа избирательных прав, включаяпассивное избирательное право, придерживается Европейский Суд по правамчеловека, последовательно подчеркивающий в своих решениях, что статья 3Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свободимеет не только институциональное значение, но и имплицитно признает вкачестве субъективных прав индивидов «право голоса» и «право выдвигатьсвою кандидатуру на выборах», а потому, определяя абстрактные правилаучастия граждан в выборах в качестве кандидатов, государство обязано, кактого требует принцип эффективности права, предотвращать принятиепроизвольных решений по вопросу о соблюдении или несоблюдении такихправил (постановления от 2 марта 1987 года по делу «Матье -Моэн (Mathieu-Mohin) и Клерфейт (Clerfayt) против Бельгии», от 1 июля 1997 года по делу«Гитонас (Gitonas) и другие против Греции», от 6 апреля 2000 года по делу«Лабита (Labita) против Италии», от 19 июля 2007 года по делу «Краснов иСкуратов против России» и др.).

Право быть избранным в органы государственной власти (пассивное избирательное право) является одним из основных политических прав граждан. Политические права гражданина являются неотъемлемой частью политической системы РФ и личных неимущественные прав и нематериальные благ, которые находятся под защитой российского законодательства.

Обращение истцов с данными требованиями, прежде всего связано с существенным нарушением их конституционного права на реализацию принадлежащего истцам в силу закона пассивного права на участие в выборном процессе на выборах в Государственную Думу РФ седьмого созыва. Статья 3 Протокола N 1 к Конвенции воплощает принцип, характерный дляэффективной политической демократии, и, соответственно, имеет первостепенноезначение для конвенционной системы (см. Постановление Европейского Суда по делу" Мэтью-М о эн и Кперфайт против Бельгии" (Mathieu-MohinandClerfayt v. Belgium) от 2марта 1987 г., § 47, Series А, N 113).

Соблюдение стабильности политической демократии является основой демократического правового государства, в котором гарантировано соблюдение прав и законных интересов граждан, установленных основным законом государства и действующими федеральными законами.

Нарушение данных принципов в отношении большого количества граждан (166 человек), выдвинутых на съезде политической партии «Российская партия пенсионеров за справедливость» в качестве кандидатов в депутаты по одномандатным избирательным округам, влечет за собой не только причинение вреда лицам, в отношении которых было принято незаконное решение, но и свидетельствует о незаконности проведенных выборов в Государственную Думу седьмого созыва.

Незаконным действием государственного органа являлся отказ в принятии и рассмотрении административного искового заявления об оспаривании постановления Центральной избирательной комиссии РФ об отказе в заверении списка кандидатов, принятый в результате применения положений законодательства, в истолковании, не согласующимся с конституционно-правовом смыслом указанных законоположений, выявленным в постановлении Конституционного Суда РФ № 11-П, т.е. неправомерным.

Государственным органом (Верховным Судом РФ) было принято 3 судебных акта [определение судьи Верховного Суда РФ от 25 июля 2016 года; определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 1 августа 2016 года; определение судьи Верховного Суда РФ от 25 августа 2016 года)], основанных на не согласующихся с конституционно-правовым смыслом применённых законоположений, выявленным Конституционным Судом РФ, по административному исковому заявлению, частной жалобе и надзорной жалобе истца.

Сам факт нарушения в отношении истцов общепризнанных принципов и норм права, как российского законодательства, так и международного, последние Российская Федерация обязана использовать в приоритете, относительно внутригосударственных законов, свидетельствует о нарушении выборного процесса и о причинении истцам вреда, воспрепятствовании доступу к правосудию с целью законного и оперативного восстановления прав истцов, и воспрепятствовании доступу к участию в выборах.

Европейский Суд последовательно отмечал значение демократических принципов, лежащих в основе толкования и применения Конвенции, и подчеркивал, что права, гарантированные в соответствии со статьей 3 Протокола N1 к Конвенции, являются ключевыми для установления и поддержания основ эффективной и значимой демократии, управляемой верховенством права (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Херст против Соединенного Королевства (N2)" (Hirstv.UnitedKingdom) (N2), жалоба N74025/01 <1>, § 58, ECHR2005-lX).

Как неоднократно указывал ЕСПЧ, в статье 3 протокола N2 1 к Конвенции закрепленыправа избирать и право быть избранным. Пользуясь широкой свободой усмотрения вэтой сфере, государства не должны устанавливаемыми условиями ограничиватьуказанные права в такой степени, чтобы нарушить саму суть этих прав и сделать ихнеэффективными(см. Ковач против Украины [Kovachv. Ukraine}(жалоба N39424/02),Babenkov. Ukraine((dec.), no. 43476/98, 4 May1999.

Выборы не могут считаться законными, свободными и демократичными, если кандидаты, которые были выдвинуты политической партией, не были допущены к выборам неправомерно, что повлияло на свободу выбора граждан, при этом кандидаты, не допущенные к выборам,былилишены права на справедливое судебное разбирательство и права на эффективноесредство правовой зашиты.

Хотя в соответствии со Статьей 3 Протокола № 1 не требуется, чтобы Суд проверил,является ли каждое конкретное предполагаемое нарушение нарушением внутреннегозакона о выборах (см. IZv. Greece, № 18997/91, решение Комиссии от 28 февраля 1994года),тем не менее, его задача должна заключаться в том, что бы прийти кзаключению, с более общей точки зрения, то, что государство-ответчик (Россия) выполнилосвое обязательство проводить выборы в свободных и справедливых условияхиобеспечило, чтобы индивидуальные избирательные права осуществлялись эффективно(Постановление ЕСПЧ по делу «Намат Алиев против Азербайджана», § 77).

В этой связи Европейский Суд считает, что в тех случаях, когда утверждается,что нарушение внутренних правовых норм таково, что оно серьезно подорвалолегитимность выборов в целом, статья 3 Протокола № 1 требует от Суда произвестиоценку произошедших нарушений и привели ли они к неспособности провестисвободные и справедливые выборы. При этом Суд может рассмотреть вопрос о том,была ли сделана оценка в этом отношении национальными судами; если это былосделано, Суд может ограничиться собственным обзором, независимо оттого, являетсяли вывод национальных судов произвольным (см., Бабенко против Украины (dec.), по.43476/98, 4 мая 1999 года).

Очевидно, что недопуск значительного количества кандидатов (166 человек) к выборам, выразившийся в издании ЦИК РФ незаконного, не соответствующего Конституции РФ и международным нормам права, постановления, котороебыло в последствии признано таковым, могло оказать существенное влияние наопределение воли избирателей. Сам по себе недопуск кандидата к выборам свидетельствует о причинении вреда, который в данном случае не может быть оспоримым.

По мнению истцов, данное обстоятельство неизменно должно было привести к отмене выборов. Данные условия выполнены не были. Российские суды не справились с задачей надлежащего рассмотрения административного иска истцов Трунова и Юревича, и отказались рассматривать вопрос о незаконности ограничения права на участие в выборах 166 кандидатов в депутаты Государственной Думы РФ седьмого созыва, то есть более половины числа депутатов - 225 депутатов – которые избираются по одномандатным избирательным округам (один округ - один депутат).

Кроме того, осуществляя регулирование правового статуса личности, федеральный законодатель должен соблюдать критерии возможных ограничений прав и свобод человека и гражданина, производные от предписаний статьи 55 (часть 3) Конституции РФ и не допускающие искажения самого существа этих прав и свобод; целивводимых им ограничений должны быть не только юридически, но исоциально оправданными, а сами ограничения - сопоставимыми с этимицелями и отвечающими требованиям справедливости; при допустимостиограничения федеральным законом того или иного права в соответствии сконституционно одобряемыми целями государство должно использовать нечрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целямимеры; публичные интересы могут оправдывать правовые ограничения прав исвобод, только если такие ограничения эквивалентны социальнонеобходимому результату.

В силу приведенных правовых позиций Конституционного СудаРФ, выраженных в том числе в постановлениях от 20 декабря 1995 года № 17-П, от 30 октября 2003 года № 15-П и от 22 июня 2010 года № 14-П, порождаемые в связи с применением части 2 статьи 40 и части 10 статьи 42 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ» последствия, препятствующие дальнейшему участию в выборах политической партии и выдвинутых ею кандидатов, должны быть обоснованными,пропорциональными и соразмерными.

От решения Центральной избирательной комиссией РФ вопроса о заверении списка кандидатов в депутаты Государственной Думы по одномандатным избирательным округам зависит не только возможность реализации пассивного избирательного права всеми включенными в него кандидатами, но и реальный объем (содержание) свободы волеизъявления избирателей в ходе голосования на выборах, при отсутствии которой процесс формирования федерального парламента не отвечал бы целям обеспечения подлинных демократических выборов и действительного народного представительства, что - принимая во внимание правовую позицию, изложенную в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2000 года № 7-П, - обязывает законодательную власть предусмотреть такие правила заверения списка кандидатов по одномандатным избирательным округам, которые, с одной стороны, позволяли бы, не допуская злоупотреблений со стороныполитической партии, исправить допущенные ею при выдвижениикандидатов в депутаты Государственной Думы по одномандатнымизбирательным округам нарушения, а с другой - не приводили бы кпроизвольному ограничению пассивного избирательного права включенныхв представленный список граждан, тем более, когда такие нарушения носятсугубо формальный характер.

Конституционный суд констатировал, что отказ Центральной избирательной комиссии РФ в заверении выдвинутого политической партией на выборах депутатовГосударственнойДумы списка кандидатов по одномандатнымизбирательным округам на том основании, что согласно представленномусписку в некоторых из таких округов было выдвинуто более одногокандидата, не обеспечивает дифференцированного реагирования наразличные - как по характеру, так и по масштабам – нарушенияустановленного порядка выдвижения политической партией кандидатов поодномандатным избирательным округам, исключая дальнейшую реализациюпассивного избирательного права всеми гражданами, включенными в список.

Если применительно к кандидатам, непосредственно выдвинутымполитической партией с нарушением требования части 2 статьи 40Федерального закона «О выборах депутатов Государственной ДумыФедерального Собрания РФ», невозможностьдальнейшего осуществления ими права быть избранным продиктованаобъективной потребностью обеспечения справедливых и равных условий участия в выборах депутатов Государственной Думы граждан и политических партий, то отстранение в таких случаях от федеральных парламентских выборов всех выдвинутых по одномандатным избирательным округам кандидатов (включая и тех, при выдвижении которых было соблюдено правило «один округ - один кандидат») расходится с конституционно значимыми принципами соразмерности и пропорциональности, порождает избыточные препятствия в реализации избирательных прав граждан и неоправданно ограничивает электоральную конкуренцию политических партий.

Возложение - в порядке конкретизации предписаний, закрепленных в статьях 2, 6 (часть 2), 17 (часть 1) и 18 Конституции РФ, - пунктом 3 статьи 20 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» на избирательные комиссии обязанности обеспечения и защиты избирательных прав граждан требует от нихответственного отношения к исполнению своих полномочий, сопряженного сэффективной заботой о создании всех необходимых условий дляполноценного участия в выборах граждан, политических партий и другихсубъектов избирательного процесса. Игнорирование этой обязанности несогласуется с конституционной ценностью избирательных прав граждан и ихобъединений и конституционной ролью органов и должностных лицпубличной власти в их соблюдении и защите при подготовке и проведениивыборов.

По смыслу правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ в Постановлении от 22 апреля 2013 года № 8-П, конституционное значение пассивного избирательного права на федеральных парламентских выборах не исчерпывается предоставлением его обладателю возможности в установленном законом порядке участвовать в них в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы, в том числе посредством выдвижения политической партией, - им предопределяются и последующие отношения, связанные с дальнейшей реализацией данного права, включая заверение Центральной избирательной комиссией РФ выдвинутогополитической партией списка кандидатов по одномандатным избирательнымокругам.

Иной подход - отождествляющий осуществление пассивногоизбирательного права с принятием политической партией решения овыдвижении гражданина кандидатом в депутаты Государственной Думы и непредполагающий признание и защиту, включая судебную, егоиндивидуальных электоральных интересов - девальвирует конституционнуюценность не только права быть избранным, но и самих свободных выборов,поскольку в таком случае гражданин лишается возможности обращаться ксуду как независимому арбитру в целях подтверждения или, напротив,опровержения правомерности любых затрагивающих его участие в выборахизбирательных процедур, тем более если их применение повлекло за собойвозникновение препятствий в реализации пассивного избирательного права.

Значимость для конституционной демократии принципов политическогоплюрализма и многопартийности, равно как и электоральный статусполитических партий, являющихся единственным видом общественногообъединения, наделенным правом выдвижения кандидатов (спискакандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти (пункт 1 статьи 36 Федерального закона «Ополитических партиях»), не отменяют того, что конституционное правоизбирать и быть избранным не может существовать изолированно от егоносителей, которые и в случае партийного выдвижения кандидатами вдепутаты Государственной Думы по одномандатным избирательным округамне утрачивают правомочий, образующих данное право и находящихся подсудебной защитой.

Необходимость надлежащего судебного гарантированияизбирательных прав граждан, включая пассивное избирательное право,специально отмечается Европейской комиссией за демократию через право(Венецианской комиссией). Так, согласно Руководящим принципамотносительно выборов (Венеция, 5-6 июля 2002 года) обжалование по всем избирательным вопросам может производиться либо в избирательной комиссии, либо в суде; в любом случае должно допускаться окончательное обжалование в суде; процедура должна быть простой и не слишком сложной в формальном отношении, в частности в отношении приемлемости жалоб; орган по рассмотрению заявлений об обжаловании должен быть уполномочен решать, наряду с другими, вопросы, связанные с правом быть избранным, с соответствием выдвинутых кандидатур установленным требованиям и соблюдением правил, регулирующих проведение избирательных кампаний; все кандидаты и избиратели, зарегистрированные по соответствующему избирательному округу, должны иметь право на обжалование (подпункты a, b, d, f пункта 3.3).

Как указывается в Положении о правовом регулировании деятельности политических партий (Венеция, 15-16 октября 2010 года), национальное законодательство должно содержать нормы, позволяющие политическим партиям оспорить в судебном порядке правомерность решений государственных органов, влекущих за собой вмешательство в их деятельность (пункт 230), а также распространяющие право на судебное обжалование таких решений на всех лиц, чьи интересы были затронуты обжалуемым решением (пункт 233).

Применительно к судебной защите пассивного избирательного права это означает, что она должна быть в полной мере доступна для всех кандидатов в депутаты Государственной Думы, баллотирующихся по одномандатным избирательным округам, т.е. не только для граждан, реализующих данное право посредством самовыдвижения, но и для граждан, выдвинутых политическими партиями, которым не может быть отказано в судебном оспаривании решения Центральной избирательной комиссии РФ об отказе в заверении списка кандидатов, выдвинутых политической партией по одномандатным избирательным округам, в части, относящейся к реализации их личного права быть избранными.

Иное приводило бы к необоснованному отступлению от конституционныхпринципов равенства избирательных прав граждан и их судебной защиты,особенно заметному в случае выдвижения политической партией поправилам мажоритарной избирательной системы единственного кандидата,вероятность чего многократно возрастает при проведении предусмотренныхФедеральным законом «О выборах депутатов Государственной ДумыФедерального Собрания РФ» повторных (статья 91) идополнительных (статья 97) выборов.

Не случайно в части 11 статьи 42 названного Федерального закона,признающей право на обжалование в суд решения Центральнойизбирательной комиссии РФ об отказе в заверениисписка кандидатов, выдвинутых по одномандатным избирательным округам,как такового за выдвинувшей его политической партией, дополнительнооговаривается, что отдельные кандидаты, исключенные из данного списка доего заверения, также обладают правом самостоятельно оспорить своеисключение в суде. Ipsofactoэто означает, что каждому из выдвинутыхполитической партией в составе списка кандидатов-одномандатников гражданину должно быть гарантировано право на судебное оспаривание решения Центральной избирательной комиссии РФ оботказе в заверении этого списка в части, затрагивающей его пассивное избирательное право, тем более в случаях, когда политическая партия по тем или иным причинам не прибегает к судебному оспариванию данногорешения.

 

Таким образом, устанавливает Конституционный Суд РФ, по своему конституционно-правовомусмыслу в системе действующего правового регулирования содержащиеся вположениях Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ» и Кодекса административного судопроизводства РФне препятствуют кандидату, выдвинутому политической партией по одномандатному избирательному округу, участвовать в качестве заинтересованного лица в возбужденном по административному исковомузаявлению политической партии деле об оспаривании решения Центральной избирательной комиссии РФ об отказе в заверениисписка кандидатов, выдвинутых политической партией по одномандатнымизбирательным округам, и не исключают возможность самостоятельного судебного оспаривания им указанного решения в части, непосредственно затрагивающей его пассивное избирательное право.

Несмотря на вышеприведенные существенные для истцов конституционно-правовые положения в отношении истцов были нарушены, что очевидно свидетельствует о незаконности действий в отношении истцов, которые были лишены права на судебную защиту незаконными действиями государственного органа и его должностных лиц и не смогли реализовать своего конституционного права на участие в выборах.

В Постановлении КС РФ №11-П от 13 апреля 2017 указано, что незаконными действиями государственного органа и его должностными лицами (ЦИК РФ, Верховный суд РФ) не затрагиваются результаты выборов в Государственную Думу седьмого созыва, состоявшиеся 18 сентября 2016 года, и не могут служить основанием для их пересмотра…

Тем не менее, исходя из основополагающих принципов и норм международного права, имеющих приоритет в правоприменении, выборы не могут носить легитимный характер ввиду существенных нарушений норм российского и международного законодательства, о чем подробно изложено в настоящей правовой позиции, и должны были быть отменены для предоставления кандидатам в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ равных возможностей на участие в выборах.

Конституционный Суд РФ в цитируемом постановлении никак не обосновывает вывод о том, что недопуск кандидатов к участию в выборах никак не повлиял на их результаты. Напротив, незаконное лишение права 166 кандидатов на участие в выборах является существенным с точки зрения свободы и легитимности.

Выборы в Государственную Думу Федерального Собрания РФ не отвечают требованиям законности, доступности, свободы выбора и не отвечают стандартам демократических выборов, выражающих власть и волю народа.

В частности, при рассмотрении дела PetkovandOthersv. Bulgaria(2009) Европейский суд пришел к выводу о том, что:

«Требования статьи 13 Конвенции могут быть выполнены только посредством процедуры, с помощью которой кандидаты могут искать подтверждения своего права баллотироваться на выборах в парламент в органе, способном рассмотреть эффект, который предположительное нарушение их избирательных прав оказывает на ход и результаты выборов. Если этот орган признает нарушения достаточно серьезным, чтобы причинить вред результатам выборов, он должен обладать полномочием аннулировать результаты выборов, полностью или частично.»

Полагаем, что в данном случае Европейский суд прямо указал на необходимость не просто установления факта нарушения прав заявителей, как в нашем случае сделал Конституционный суд, но и на обязанность разрешения вопроса об аннулировании результатов выборов при установлении факта нарушения. Однако Конституционный суд, рассматривая данный вопрос не принял во внимание положения данного принципа, выработанного Европейским судом, и не стал рассматривать вопрос об отмене результатов выборов.

Между тем, данный принцип устанавливает прочную защиту послевыборных прав участников выборов в сочетании с желанием Европейского суда считать, что статья 3 Протокола № 1 к Конвенции предусматривает послевыборные гарантии доступа к надлежащим образом регулируемым и справедливым процессуальным механизмам рассмотрения жалоб по поводу проведения выборов.

Таким образом, полагаем, что допущенные нарушения являются основанием для отмены результатов выборов депутатов Государственной Думы седьмого созыва по 166 одномандатным избирательным округам.

Конституционное значение избирательного права не исчерпывается обеспечением лишь самого по себе свободного участия в голосовании на выборах - им предопределяются и последующие отношения, связанные, прежде всего с подсчетом голосов избирателей и установлением итогов голосования на том избирательном участке, на котором гражданин принимал участие в выборах в качестве избирателя, а также с определением результатов выборов, поскольку результаты выборов должны соответствовать зафиксированному в итогах голосования волеизъявлению избирателей. Иной подход - связывающий окончание процесса реализации активного избирательного права со стадией голосования и не предполагающий признание интересов гражданина как избирателя применительно к дальнейшим избирательным процедурам, включая подсчет голосов, - ставил бы под сомнение конституционную ценность не только собственно избирательных прав, но и самих институтов свободных выборов. В таком случае гражданин лишался бы возможности удостовериться в правильном учете поданного им голоса, что, в свою очередь, порождало бы сомнения в отношении законности процедур реализации пассивного избирательного права, равно как и легитимности избранного состава выборного органа публичной власти, выборного должностного лица.

Между тем лежащий в основе взаимоотношений личности и публичной власти конституционный принцип взаимного доверия требует обеспечения государством уверенности граждан в том, что выборы как одна из высших форм непосредственного выражения народом своей власти достигают цели. Только при условии подлинно свободного волеизъявления избирателей и его неискаженной фиксации в формализованных итогах голосования, результатах выборов выборные органы и должностные лица публичной власти могут рассматриваться как органы демократического представительства народа. Соответственно, в условиях демократического правового государства гражданину как избирателю во всяком случае не может быть отказано в праве на осуществление в тех или иных установленных законом формах, включая юрисдикционные, контроля над процедурами, связанными с подсчетом голосов и установлением итогов голосования, а также в возможности правомерного реагирования на выявленные нарушения, - в противном случае он оказывался бы в положении не равноправного субъекта, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице его органов, а лишь объекта государственной деятельности, что противоречит конституционному требованию уважения и охраны государством достоинства личности во всех сферах, включая политические отношения (статья 21, часть 1; статья 45, часть 2, Конституции РФ).

В соответствии с пунктом 1.2 статьи 77 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" суд соответствующего уровня может отменить решение комиссии об итогах голосования в случае:

д) других нарушений законодательства РФ о выборах и референдуме, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей, участников референдума.

Согласно пункту 2 статьи 77 этого же федерального закона суд может отменить решение избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов после определения результатов выборов в случае установления им одного из следующих обстоятельств:

е) установление иных нарушений законодательства РФ о выборах, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей

Таким образом, полагаем, что при установлении Конституционным судом факта нарушения следует и отменить результаты выборов в тех 166 одномандатных округах, в которых Политическая партия «Российская партия пенсионеров за справедливость» выдвигала своих кандидатов.

На основании вышеизложенного, просим

1. Отменить результаты выборов в Государственную Думу Федерального Собрания РФ седьмого созыва по одномандатным округам:

Адыгейский № 1

Алтайский № 2

Благовещенский № 4

Бурятский № 9

Северный № 10

Центральный № 11

Южный № 12

Калмыцкий № 15

Карачаево- Черкесский № 16

Симферопольский № 19

Керченский № 20

Евпаторийский № 21

Марийский № 22

Мордовский № 23

Якутский № 24 

Приволжский № 26

Московский № 27

Набережно- Челнинский № 29

Центральный № 31

Тывинский № 32

Удмуртский № 33

Ижевский № 34

Хакасский № 35

Чувашия – Канашский № 37

Чувашия – Чебоксарский № 38

Барнаульский № 39

Рубцовский № 40

Бийский № 41

Славгородский № 42

Камчатский № 45

Краснодарский № 46

Красноармейский № 47

Славянский № 48

Туапсинский № 49

Сочинский № 50

Тихорецкий № 51

Армавирский № 52

Каневской № 53

Красноярский № 54

Пермский № 58

Чусовской № 59 

Кунгурский № 60

Кудымкарский № 61

Владивостокский № 62

Артемовский № 63

Арсеньевский № 64.

Ставропольский № 65

Невинномысский № 66

Кавминводский № 67

Георгиевский № 68

Хабаровский № 69

Комсомольский № 70

Астраханский № 74

Белгородский № 75

Старооскольский № 76

Брянский № 77

Унечский № 78

Владимирский № 79

Суздальский № 80

Волгоградский № 81

Красноармейский № 82

Михайловский № 83

Волжский № 84

Вологодский № 85

Череповецкий № 86

Правобережный № 88

Ивановский № 91

Кинешемский № 92

Иркутский № 93

Ангарский № 94

Братский № 96

Калининградский № 97

Центральный № 98

Калужский № 99

Новокузнецкий № 104

Кирово- Чепецкий № 106

Костромской № 107

Курганский № 108

Сеймский № 110

Всеволожский № 111

Кингисеппский № 112

Волховский № 113

Липецкий № 114

Левобережный № 115

Балашихинский № 117

Дмитровский № 118

Коломенский № 119

Красногорский № 120

Люберецкий № 121

Одинцовский № 122

Орехово-Зуевский № 123

Подольский № 124

Сергиево- Посадский № 125

Серпуховский № 126

Щелковский № 127

Мурманский № 128

Нижегородский № 129

Приокский № 130

Автозаводский № 131

Канавинский № 132

Борский № 133

Центральный № 136

Омский № 139

Москаленский № 140

Любинский № 141

Оренбургский № 142

Бугурусланский № 143

Орловский № 145

Псковский № 148

Ростовский № 149

Нижнедонской № 150

Таганрогский № 151

Южный № 152

Белокалитвинский № 153

Шахтинский № 154

Волгодонской № 155

Самарский № 158

Жигулевский № 161

Балашовский № 165

Свердловский № 168

Каменск-Уральский № 169

Березовский № 170

Нижнетагильский № 171

Асбестовский № 172

Первоуральский № 173

Серовский № 174

Смоленский № 175

Рославльский № 176

Тверской № 179

Заволжский № 180

Тульский № 183

Новомосковский № 184

Ульяновский № 187

Челябинский № 189

Металлургический № 190

Коркинский № 191

Магнитогорский № 192

Златоустовский № 193

Ярославский № 194

Бабушкинский № 196

Кунцевский № 197

Ленинградский № 198

Люблинский № 199

Медведковский № 200

Нагатинский № 201

Новомосковский № 202

Орехово- Борисовский № 203

Перовский № 204

Преображенский № 205

Тушинский № 206

Ховринский № 207

Центральный № 208.

Черемушкинский № 209

Чертановский № 210

Восточный № 211

Западный № 212

Северный № 213

Северо-Восточный № 214

Северо-Западный № 215

Центральный № 216

Юго-Восточный № 217

Южный № 218

Севастопольский № 219

Ненецкий № 221

Ханты-Мансийский № 222

Нижневартовский № 223

 

 

Истец/Представитель истцов,

д.ю.н., профессор, адвокат                                                 И.Л. Трунов

 



Фотоархив

Все