«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Ничего личного - чисто бизнес?

Бизнесмен из Марий Эл Николай Криваш стал жертвой большой политической игры с участием КПРФ, ФСБ и семейства министра Ткачева

Прошло 300 дней со времени публикации нашего расследования по делу бизнесмена Николая Криваша и рейдерского захвата его бизнеса, одного из крупнейших птицекомплексов России «Птицефабрика Акашево», что в Республике Марий Эл. Десять месяцев мы наблюдали за развитием ситуации, собирали материалы, анализировали их. И удивительная получилась штука: с каждым новым документом становилось все очевиднее, что г-н Криваш стал разменной монетой в большой политической игре. Точнее, не монетой, а жертвой. А кислород ему перекрыли на самом высоком уровне. Потому что среди фигурантов – «Россельхозбанк» сына экс-главы ФСБ, а ныне Секретаря Совбеза Николая Патрущева, семья министра сельского хозяйства Александра Ткачева, определенные группы в Администрации Президента РФ и политические противники экс-главы Марий Эл, экс-члена «Единой России», кандидата философских наук, полковника юстиции и автора двух стихотворных сборников Леонида Маркелова. С 14 апреля 2017 года г-н Маркелов находится под арестом. Ему вменяют в вину получение взятки от… Николая Криваша.

Дело Маркелова (и Криваша) более чем странное – об этом еще в конце мая заявили эксперты юридического факультета МГУ, которые не нашли события преступления в уголовном деле бывшего главы республики. По словам адвоката Николая Криваша, известного российского юриста Игоря Трунова, его подзащитный никаких денег не передавал, а Леонид Маркелов – не получал. Учитывая этот фактор, совершенно непонятно, в чем состоит суть инкриминируемого им преступления, отметил юрист.

Так вот, сегодня можно сделать вполне определенный вывод: ситуация вокруг Криваша и «Акашево» не просто конфликт экономических интересов и банальное рейдерство. Бизнесмена «притянули» еще и к политической ситуации в республике. При этом есть важная деталь: ситуация с Маркеловым была использована в качестве дополнительной «платформы» при борьбе с Кривашом - просто тема подвернулась вовремя. Тем более что к Маркелову претензий накопилось достаточно.

Конфликт вокруг «Акашево» выглядит странно со всех сторон. Инициаторы «отъема» успешного, перспективного и стратегического для региона и страны бизнеса делают все, чтобы информация не выходила вовне. В первую очередь в том, что касается самой сделки по продаже актива в 2016 году семье главы Минсельхоза Александра Ткачева. До сих пор ни одно деловое издание, начиная с профильного «Агроинвестора» и заканчивая вездесущими «Коммерсантом» и «Ведомостями», не сообщило ни одной(!) цифры, которыми эти СМИ оперирует, описывая подобные M&A.

Судите сами, мы знаем, что «Акашево» в 2015 году произвело 5% общероссийского объема курятины, что от этой структуры зависит половина бройлерного птицеводства России – не говоря уже о бюджете Марий Эл и рабочих местах в республике. И при таких масштабах ни один, подчеркиваем ни один эксперт, ни одно издание не поместило подробного рассказа про сделку. С процентами, цифрами, долями, прогнозами…. Как делается обычно. Не странно ли? Более того, вы нигде не найдете экспертной оценки бизнеса «Акашево». И этому, думаем, есть объяснение – тогда можно было бы сравнить реальную стоимость актива с тем, за сколько ткачевский клан купил его.

Причина молчания может крыться в той тишине, которой нынешний министр и его семья всегда окружали свой «зубастый» бизнес. А, будем честны, рейдерство у г-на Ткачева в крови. Когда в 1990 году он, разумеется, при партийно-комсомольской поддержке, собирал свой «Агрокомплекс», то очень быстро загнал туда силой все самые выгодные предприятия своего района. Об этом откровенно рассказывал бывший первый секретарь Выселковского райкома КПСС Алексей Климов.

Еще примеры. Уже совсем недавно, в 2014-2015 гг, использовав поддержку Германа Грефа, ткачевские буквально вынудили Кирилла Подольского продать им земли компании Valinor. И г-н Подольский, имеющий реномэ крайне жесткого и умного игрока в этом сегменте, уступил. В итоге семья Ткачевых стала самым крупным землевладельцем в Европе(!).

Откровенные подсудные нарушения при оформлении документов на земли, при получении субсидий – это фирменный стиль работы ткачевских, следует из расследования Forbes проведенного еще два года назад. «Деньги, которые выделяли на развитие сельского хозяйства, до нас не доходили, нас останавливали еще на стадии сбора документов, а победителем оказывался «Агрокомплекс», они получали субсидии и дотации на удобрения, химикаты, на семенной материал, - сетует председатель СПК «Колхоз им. С. М. Кирова» Иван Ярошенко. - …Везде присутствовал административный ресурс».

Поэтому не удивительно, что и в процессе «отъема» птицефабрики в Марий Эл ткачевский «Агрокомплекс» пошел на самые крайние меры. Хотя, признаемся, не в одиночку. Попробуем однако проследить основные вехи и действия участников этого процесса.

«Ату его!»

20 января 2016 года на сайте некоего «Общественного комитета по борьбе с коррупцией» в Марий Эл появляется материал за подписью некоего Александра Фридома. Небрежно слепленный заголовок гласил «Московские следователи выявили многомиллионные нарушения госкредитов Птицефабрики Акашевская» (особенности оригинала сохранены).

Для тех, кто не в курсе марийского политпиара и борьбы за кресла в республике, поясним: Александр Фридом – фейк. Ну не бывает в нашей стране таких фамилий, тем более у «рожденного в Марий Эл». По мнению главреда «Марийской правды» Василия Панченко, за этой мифической фигурой стоит некий уроженец республики Михаил Долгов, который не прочь «порулить» регионом. За которым, как водится в таких случаях, наверное, маячат определенные «люди в погонах».

Но вернемся к антикоррупционерам. Содержание того материала попахивало явной однобокостью: этот пост на ЖЖ был сделан для кого-то. Иначе как объяснить, что борец-любитель с коррупцией в родной Марий Эл спешно и без свойственного для него многословия вываливает на странице в ЖЖ сканы документов из Следственного комитета, Генпрокуратуры, республиканского МВД. Как такое может быть, если порой даже известные адвокаты не в состоянии получить от правоохранительных органов все необходимые для защиты материалы? А тут, на тебе, сканы с документов прокуратуры, следственного комитета…

Но артподготовка по Кривашу началась значительно раньше. Еще 12 января 2015(!) года г-н Фридом направляет в МВД республики письмо с рассказом о неких «неправомерных действиях» руководства «Акашево». В конце года новый накат, теперь уже с использованием более статусных лиц. 15 декабря в МВД уходит письмо за подписью депутата Госдумы Сергея Павлиновича Мамаева. Письмо абсолютно аналогичного содержания, если верить сотрудникам МВД (ответ С.Мамаеву от 18.12.2015 №6/5779). Тогда же, в декабре 2015-го, Председатель Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Госдумы Владимир Иванович Кашин направляет письмо на ту же самую тему в Генеральную прокуратуру, Следственный комитет и МВД России. Странное совпадение, не так ли? Увы, ничего странного здесь нет. Любой специалист по коммуникациям скажет, что такие веерные обращения – стандартное звено «черной» pr-кампании, чаще заранее спланированной и как правило хорошо оплаченной. Стандартная двухходовка: к депутатам якобы обращаются озабоченные непорядком «рядовые россияне» (в данном случае «журналисты и эксперты» «Общественного комитета по борьбе с коррупцией» в Марий Эл М.М.Исаев и М.В.Захаров, то бишь, коллеги г-на Фридома), а те автоматом заваливают запросами правоохранителей. Одна и та же общественная структура в течение года транслирует одну и ту же тему. Просто так? Из любви к справедливости? Так не бывает. Интересно и другое: правоохранители совершенно серьезно рассматривают запросы несуществующего лица. Тоже случайно? Или кто-то попросил?

В 2015 году «Акашево» принадлежало еще Кривашу. Да, было известно, что он в это время собирался расставаться с активом. В массы активно внедрялся месседж, что холдинг столкнулся с финансовыми трудностями, поскольку начал активно развиваться в сложный период, когда цены на мясо бройлера перестали расти. И хотя выручка «Акашево» в 2015 году составила 14,6 млрд рублей против 8,9 млрд рублей в 2014-м, чистая прибыль фактически исчезла, уменьшившись с 48,3 млн. рублей до 25 тыс. рублей. Но о финансовой составляющей чуть позже.

Напрашивается предположение: кампания была затеяна не из-за реальных или мнимых нарушений со стороны владельцев «Акашево». Ее авторы, те, кто запускал ее, рассматривали этот сюжет в контексте борьбы против главы республики Леонида Маркелова. Почему? Уже тогда, в этих жалобах содержалась информация про якобы имевшиеся незаконные получения субсидий и противоправную деятельность чиновников. Удар наносили по Кривашу, а заодно по региональному минсельхозу. Убивали сразу двух зайцев: чернили Криваша и заодно Маркелова, для которого успешный (до кризиса) бизнес «Акашево» был визитной карточкой республики на всей территории РФ. Козырем, который Маркелов доставал всякий раз, демонстрируя перед руководством страны достижения Марий Эл. И который никто не мог побить. Ни на Старой площади, ни на Краснопресненской набережной, 2.

Криваша нужно было убирать. Использовав для этого ситуацию с Маркеловым. Это была неразрывная связка, которая пришлась очень кстати и ткачевцам (по бизнесу), и КПРФ, и ФСБ в их борьбе на политической арене Марий Эл.

Можно предположить, что Криваша решили убрать «через бизнес» и по другой причине. Не случайно его тесно связывали с именем Маркелова. Вполне возможно, что глава Марий Эл рассматривал его в качестве своего преемника. Даже политическим мастодонтам приходится уходить, тем более ему, в отличие от губернатора Белгородской области, не удавалось похвастаться разнообразными достижениями. И Криваш как успешный бизнесмен и руководитель, единоросс и депутат вполне на этот пост подходил.

Заклятые друзья

Леонида Маркелова арестовали через неделю после того как он добровольно ушел в отставку в порядке «ротации кадров». Судя по всему, преемник был подобран в Администрации Президента еще в 2016-м – Александр Евстифеев. С кадровой точки зрения – кандидат на пост главы региона более чем спорный. Юрист по образованию, специалист в области патентного права, типичный вузовский преподаватель. По последнему, перед назначением, месту работы - глава Арбитражного суда Подмосковья.

Назначение Евстифеева несколько вышло «за кадр» той комбинации, которая, судя по всему, планировалась изначально. И здесь мнения экспертов расходятся. По одной из версий, против Маркелова много лет в республике действовала плотная спайка КПРФ и ФСБ. Именно они копали под Маркелова, взяв в качестве одного из главных раздражителей фигуру Криваша. В том же 2015 году тогда депутат Госдумы и затем кандидат на пост главы Марий Эл Сергей Мамаев вместе с полковником Службы внешней разведки Михаилом Долговым подготовили доклад «Коррупция в Марий Эл», на основании которого еще один депутат от КПРФ, Николай Харитонов, обратился в ФСБ и СКР с требованием расследовать подозрительные инвестиции Маркелова в агрокомплексе республики.

А что пресловутый Александр Фридом? А он (и имеющий только страничку в ЖЖ(!) «Общественный комитет по борьбе с коррупцией») то и дело выкладывает в Сеть материалы, которые без сотрудничества с «органами» не достать никак. Чего стоят, например, скриншоты смс-переписки между местным отделением КПРФ и депутатом Госдумы Сергеем Казанковым. В последней, кстати, снова всплывает тема АПК. И это не случайно - новый и.о. главы республики г-н Евстифеев критиковал своего предшественника именно за недостаточно эффективное развитие в регионе сельского хозяйства. Хотя разве можно говорить о неэффективности, если в 2012 и том же 2015 году Президент лично хвалит Маркелова и Криваша за их усилия по поднятию АПК республики, а «Россельхозбанк» ставит «Акашево» в число приоритетных клиентов?

Вкусный кусок

И теперь еще несколько цифр, чтобы понять масштабы этого бизнеса. С 2006 по 2011 годы были выстроены «с нуля» завод по переработке мяса птицы и выпуску готовой продукции, новый инкубатор, комбикормовый завод, восемь площадок по выращиванию птицы.  За это время было освоено 7 миллиардов рублей, из них 2,5 миллиарда – это собственные вложения Криваша, создано более полутора тысяч рабочих мест. Производство готовой продукции составило в среднем 80 000 - 100 000 тонн в год. По рейтингу товаропроизводителей в 2015 год «Птицефабрика Акашевская» вышла на 7-е место предприятий по выпуску мяса птицы в России. В холдинге трудилось более 5 000 человек, из них порядка 600 появилось в 2015 году. На 10% ежегодно росла заработная плата.

Благодаря работе «Акашево» к 2016 году Приволжский федеральный округ вышел на 2-е место в России по производству мяса птицы, при этом Марий Эл занимала первое место среди регионов ПФО по этому показателю. Владельцы компании строили большие планы по развитию: в случае завершения инвестпроекта по строительству двух очередей репродуктора, было бы достигнуто 100% самообеспечение производства инкубационным яйцом, а также обеспечение 20% потребности российских птицеводческих предприятий в племенной базе родительского поголовья птицы. А это вопрос уже не просто отраслевых достижений, а продовольственной безопасности.

Но кризис подкосил работавшую бизнес-схему. Согласно бухотчетности, к концу 2015 года на 20% вырос объем долгосрочных и почти в 2 раза краткосрочных кредитных обязательств. На 60% выросла себестоимость продаж. Выручка в 14,6 млрд не закрывала появлявшиеся финансовые дыры. Начались невыплаты контрагентам. Те обратились в суд.

Например, в феврале 2015 года иск на возврат 564 млн подало ОО «ТД «Белагро». Скорее всего, за поставку корма для птиц – шрота. Поскольку ТД «Белагро» является подразделением латышского холдинга Agrolats, который поставлял в Россию соевую муку и рыбный шрот, то можно предположить, что скачок курса валют сделал невозможными закупки этой важной части комбикорма. Или, по крайней мере, резко увеличил объем затрат.

Тем не менее, согласно бухотчетам, на 31 декабря 2015 года стоимость основных средств «Акашево» составляла приличную цифру в 35 млрд рублей.

Увидеть Путина – и не умереть

А теперь отмотаем ленту времени назад и еще немного поговорим о «факторе Маркелова». 2015-й год стал для политической будущности Главы республики Марий Эл фатальным. Причем крест ставили не только на нем. Жертвами политического гамбита столичных тяжеловесов должны были стать и те, кто составлял опору губернатора и республики вовне.

Маховик стал раскручиваться с конца 2014 года. По сути, Маркелов сам вырыл себе могилу, заявив Президенту, что «Акашево» является одним из флагманов импортозамещения и говорил о перспективах по обеспечению половины российского рынка мясом бройлеров. После этого все и началось…

В начале 2015 года последовали нападки «местных» политиков на Маркелова и лояльных чиновников и предпринимателей. Дело вели так, чтобы показать, будто это сугубо пассаж внутримарийских общественно-политических раскладов.

Однако, начиная с весны, ситуация в корне меняется. 22 апреля 2015 года главой Минсельхоза России становится Александр Ткачев. И совершенно очевидно, что вторую половину года его бизнес-структуры работают в направлении «Акашево». Давление нарастало постепенно. Против Криваша выступили и ФСБ, и бывший союзник, «Россельхозбанк».

Слухи об этом альянсе просочились в СМИ летом 2016-го, когда процесс поглощения шел полным ходом. ФСБ работала по птицекомплексу вовсю – как бы неофициально, не напрямую. Так, сотрудники службы в государственных учреждениях под видом сотрудников этих организаций приглашали в отдельный кабинет работников этих структур и, предъявив удостоверения работников ФСБ, требовали, подчас с угрозами, дать показания против Николая Криваша. Аналогичные действия проводились и с компаниями поставщиков. К ним зачастили псевдопроверки, в ходе которых также поднималась тема дачи показаний против руководства «Акашево».

Мнения о том, почему в этой конфигурации активно «светится» ФСБ, различны. По мнению одних экспертов, чекисты отреагировали на Криваша так нервно потому, что тот построил якобы без нужных согласований птичники недалеко от военного аэродрома в Данилово (там базируется авиагруппа ФСБ). Но вряд ли это так, если учесть альянс между марийскими коммунистами и федеральной службой безопасности. Причем возник он не на почве нарушений при строительстве.

Если такой союз есть (скорее всего, на личном уровне), то образовался он еще как минимум в 2009 году, во время и после очередных выборов главы Республики. И все эти годы критика экономической политики Маркелова, в том числе в АПК, имела четкий политический подтекст. Все, кто был при нем «в позитиве», автоматически становились «врагами». И что характерно: представители альянса не думали о том, какие последствия для республики повлечет устранение того же Криваша.

Выступления марийских коммунистов сразу после ареста Маркелова лишь подтверждают тезис о политическом характере дела экс-владельца «Акашево». Так, упомянутый советник Геннадия Зюганова Сергей Мамаев в интервью «Собеседнику» сообщил о том, что ФСБ чуть ли не делилось(!) с ним материалами прослушки разговоров Маркелова. Расценивать такие заявления как браваду невозможно – в интервью Мамаев позволил себе заявления в отношении одногруппника Дмитрия Медведева по юрфаку ЛГУ и сотруднику АП Сергея Дубика, поставив Маркелова в один ряд с бежавшим на Украину депутатом Вороненковым. Что это как не политзаказ, за которым стоят очень влиятельные фигуры? Да и митинг, прошедший 15 июля этого года в Йошкар-Оле, на котором представили КПРФ традиционно требовали «наказать людей из окружения Маркелова», говорит именно о политике.

И не забудем главного. Уголовное дело  №601824 по статье «Мошенничество» было возбуждено в отношении Криваша 9 декабря прошлого года именно сотрудниками местного ФСБ. Свою подпись под ним поставил следователь следственного отделения УФСБ России по Республике Марий Эл капитан юстиции Е.А.Одинцов. Причем материалы для возбуждения этого дела эфэсбешники получили в ходе рейда, который они внезапно совершили, зайдя в производственные помещения «Акашево».

Согласитесь, трудно ответить на вопрос, что делало ФСБ на птицеферме. Проверять текущую финансовую и иную документацию в функции службы не входит. Есть Счетная палата для этого, а, как в случае с «Акашево», если речь идет о госсубсидиях, то тут и никаких сторонних проверяющих не надо – слишком строг порядок отчета перед дателем субсидии, профильным министерством. И вообще, где ФСБ и где АПК? Нам лично неизвестны такие случаи, когда ФСБ разруливало ситуацию на сельхозпредприятиях. А тут – вмешалось.

Сухой остаток

Как бы то ни было, но в итоге, 27 октября 2016 года «Акашево» получило нового хозяина. Согласно данным Kartoteka.ru, владельцем 100% акций является компания «Агроактив», зарегистрированная летом того же года в Краснодаре. Контролируется это юрлицо структурой семьи министра сельского хозяйства России – «Агрокомплекс им.Н.И.Ткачева».

Вроде, цель достигнута, нужный актив приобретен. Но давление на Криваша (и Маркелова) нарастает. И заканчивается уголовным делом №601824 по ч.4 ст.159 УК РФ, открытым 9 декабря 2016 года. Значит, все-таки, главное не только бизнес?

Между тем, новые хозяева свою деятельность особо не афишируют и, судя по всему, озвучивать интересующую общественность информацию по сделке не собираются. Первое: до сих пор неизвестно, за сколько куплено ткачевскими «Акашево» и, главное, выплачены ли эти деньги Кривашу. И, похоже, никто озвучивать эту информацию не намерен. Второе: насколько эффективно работает птицефабрика при новых владельцах? Увы, они плачевны. «Акашево» выбыло из Топ-20 рейтинга журнала «Агроинвестор» крупнейших производителей. В 2016 году предприятие впервые за свою историю ушло в убыток, составивший 4,5 млрд рублей! При этом непокрытый убыток увеличился в 100(!) раз, а валовая прибыль сократилась в 60. Почти на 50% увеличились краткосрочные обязательства. Можно задать вопросы, куда идут деньги у ткачевских менеджеров, на какие офшорные счета. Ответа на них не получим – не для того новые хозяева устраняли старых. Совершенно очевидно, что владельцы «Агрокомплекса» сделают все, привлекут все силы, чтобы обеспечить «режим тишины» для своей операции. К сожалению, слишком многие высокие чиновники материально обязаны экс-губернатору Кубани, а ныне главе Минсельхоза. Как сообщал все тот же источник Forbes в АП, «Ткачев удивительно умеет дружить и тратит на это огромное количество времени». Дружба с Ткачевым предполагает и помощь в оформлении щекотливых вопросов. «Многие чиновники тесно общались с Ткачевым по вопросам оформления земли и недвижимости». Нет сомнения, что эти чиновники помогут министру и в ситуации вокруг «Акашево».

И, наконец, третье: что будет дальше с политическим делом Николая Криваша? Ситуация-то донельзя глупая. Ибо заказная. С одной стороны, сегодня экс-владелец «Акашево» находится на лечении в Израиле, его недвижимость в России с июня под арестом. Он объявлен в международный розыск и ему избрана мера пресечения в виде заочного ареста. С другой – и это главное – в деле Маркелова и Криваша нет самого события преступления. И никто, повторимся, никто пока не доказал обратного. А может, и не собирается? Потому что оснований для реального дела нет, а есть только политический заказ на неугодного политика и успешного бизнесмена?



Фотоархив

Все