«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Фальшивозащитник

 

Глава Адвокатской палаты Подмосквья Алексей Галоганов занимается плагиатом и не собирается бороться с коррупцией в рядах адвокатуры

 

Это третья статья о президенте Адвокатской палаты Московской области Алексее Павловиче Галоганове. Он же (наберитесь терпения) Председатель Московского областного отделения Ассоциации юристов России, член Президентского совета по судебной реформе, член Общественных палат МО и ЦФО, член Комиссии по вопросам помилования на территории Московской области, член общественного совета при Министерстве юстиции Российской Федерации, Вице-Президент Федеральной палаты адвокатов, член Совета при Губернаторе Московской области по развитию гражданского общества и правам человека, Президент Федерального Союза адвокатов, Член руководящего Президиума партии власти «Единой России» МО. И это, поверьте, не всё. Галоганов является профессором Кафедры адвокатуры и нотариата МГЮА. Правда, там он появляется крайне редко, хотя, говорят, з/п получает регулярно. Согласитесь, «богатая» во всех отношениях личность…

В первой статье речь шла о ближайших коллегах и фактически друзьях г-на Галоганова, адвокатах-взяточниках. Во втором материале мы рассказали об аферисте Валерии Гутермане, который по каким-то, конечно же, случайным, обстоятельствам оказался не просто приятелем адвоката Галоганова, Гутерман является  целым заместителем председателя Московского областного отделения Ассоциации юристов России (АЮР), каковой руководит, правильно - Алексей Галоганов.

Меня часто спрашивают, а что вы там, в «Общей газете», к нему прицепились? Отвечаю: мы не цепляемся к Алексею Галоганову как к человеку, чем-то досадившему нам лично. Мы вообще ведем разговор  о другом – о системных проблемах российской адвокатуры. Точно так же мы пишем о системных проблемах или недостатках государственных монополий или холдинговых структур, компаний с госучастием, федеральных министерств. Не говоря уж о частных компаниях…

Почему начали с Москвы и Подмосковья? Да потому, что – столичный регион. Центр. Главный коррупционный узел. И все болезни общества и государства видны тут как на ладони. А все воровство и хамство – не в местечковых, а в федеральных масштабах. И уж если лечить рыбу, так с головы – пока она все остальное не отравила. А об адвокатуре других регионов мы тоже будем писать – материалы уже по папочкам раскладываются.

Так вот, на главу Адвокатской палаты Московской области мы обратили внимание еще в 2011 году. Тогда кандидат в депутаты Госдумы от «Единой России» Алексей Галоганов позабыл указать пару миллионов в своей декларации. Понимаю адвоката, для него такие деньги – мелочь. Об Алексее Павловиче упоминал в интервью нашему изданию его бывший коллега по цеху Игорь Трунов. И мы решили разобраться, как ржа бесконтрольной власти разъедает человека и целый институт гражданского общества.

И нашли еще один любопытный эпизод в биографии г-на Галоганова, лишь подтверждающий неутешительный диагноз положения дел в нашей адвокатуре. Это фальшивая диссертация главы АПМО на соискание ученой степени доктора юридических наук со звучным названием «Правой статус адвокатуры: Российская законодательная модель и конституционные принципы обеспечения прав человека». Защищал он ее 14 декабря 2011 года в Российской Академии адвокатуры и нотариата. И диплом доктора наук получил – на это есть решение ВАК РФ №28Д/106.

Плагиат в «научном» труде Алексея Павловича Галоганова установили сотрудники «Диссернета». Совершенно очевидно, что его опус не отвечает ни одному из основных требований, предъявляемых к докторской диссертации как научной работе. «Диссертация - это результат исследовательской работы: человек должен работать в академической сфере. Докторская диссертация предполагает много публикаций. Если человек пишет докторскую, значит, он создал научное направление, у него должны быть ученики», говорит сооснователь «Диссернета» Андрей Ростовцев.

А что у Галоганова? Согласно результатам исследования, его «работа» представляет собой грубую компиляцию из масштабных сплошных фрагментов (десятки страниц), взятых из текстов иных лиц. Что дает все основания говорить о наличии в работе и плагиата, и нарушения авторского права. Галоганов (или тот, кто писал текст диссертации) банально воспроизводил материал без ссылок на источники, во многих случаях не утруждая себя даже хотя б малейшей переделкой. Он не указывал ни названий работ, ни их авторов, ни выходных данных, ни место расположения (конкретные номера страниц) копированного текста в источнике.

Так, на 19 страницах он дословно воспроизводит, без ссылки на автора, обширные фрагменты статьи известного адвоката Ивана Шатаева о содержании и месте конституционного права на квалифицированную юридическую помощь в системе прав и свобод человека и гражданина. Еще на 45 страницах щедро приводит – как свои – куски из диссертации Анатолия Хомени об особенностях формирования правового статуса адвокатуры в России. На 26 страницах обильно «копипастит» материалы и выводы из статьи аспиранта(!) МГЮА Туманова о действиях адвоката в ЕСПЧ, опубликованной в журнале «Образование и право». Кроме того, Галоганов указал как свои статьи и сборники, где он был соавтором. Причем, согласно имеющимся в редакции сведениям, на деле он не написал в этих коллективных трудах ни строчки – его фамилия только значится среди авторского коллектива. Например, «Энциклопедия будущего адвоката» (2012 год), статья «О кодексе профессиональной этики адвоката» в №3 журнала «Адвокат» за 2003 год, и целый ряд других.

Чего еще нет в диссертации Галоганова из того, что там должно было быть согласно Положению о порядке присуждения ученых степеней? Ни решения глобальной проблемы, ни самостоятельности, ни новых источников, ни практической применимости, ни личного вклада автора в науку. Проще говоря, работа не отвечает требованиям научности, обоснованности и актуальности. О непристойном «списывании» без указания на источник мы уже не говорим.

И для наглядности – краткие цифровые итоги проверки псевдонаучного опуса главы АПО А.П.Галоганова специалистами «Диссернета». Из 500 страниц общего объема диссертации вычитаем 90 – введение, список литературы, приложения, таблицы. Проще говоря, то, что находится «за» пределами основного текста. На оставшихся 410 страницах выявлен плагиат от 12(!) авторов. Бросается в глаза, что фрагменты стоят компактно. То есть их просто брали, копировали, местами чуть подчищали и – всё! Например, стр.118-129 и 399-434 суть «реплика» упоминавшейся работы Анатолия Хомени. А страницы со 143 по 153 представляют собой компактное воспроизведение (конечно, без всяких ссылок) фрагмента статьи Дмитрия Синявского о роли ЕСПЧ. Итого только на 190 страницах из 500 не выявлено заимствований. Уточним: пока не выявлено…

Но одинок ли Галоганов в такой фальсификации? Увы. Списанные диссертации стали, как считают в «Дисернете», рядовым явлением в адвокатуре. И нужны они сугубо для прикладной цели – карьерного роста. «Возьмем, например, адвокатов. В Московскую палату адвокатов можно попасть, либо получив высшее юридическое образование, либо защитив кандидатскую диссертацию, - говорит Андрей Ростовцев. - И знаете, сколько там липовых кандидатов и докторов юридических наук?»

Итак, новизны нет, самостоятельности научной нет, честности исследователя тоже. Да это и не беда, зато есть другое! Что? Например, как утверждают коллеги, шикарный дом в ближайшем Подмосковье, недалеко от Зеленограда. Наверное, не врут. На сайте администрации сельского поселения Луневское по каким-то таинственным причинам с завидной частотой транслируются многочисленные заявления Галоганова, например о запрете для госслужащих на владение имуществом и счетами за рубежом, а также запрета «семейственности» в Госдуме и Совете Федерации. ...

Что касается семейственности. Есть у Алексея Павловича сын Евгений, работавший советником Правового департамента Правительства России. Кстати, он тоже защитил диссертацию. Правда, кандидатскую и в 2009 году. Тема не блещет новизной даже при первом взгляде: «Реализация в деятельности адвоката принципа состязательности уголовного судопроизводства». Напоминает формулировки проходимцев от науки, которые до 1991 года массово защищали опусы с названиями «Роль КПСС в деле повышения/усиления…» или «Роль «Правды» в развитии общественно-политической активности рабочего класса».

И возникает вопрос: что можно и нужно сделать со всем этим? Перед нами человек, 28 лет возглавляющий адвокатскую палату региона, функционер ЕР, набравший политический вес в том числе за счет 3000 адвокатов и средств, которые они платят в фонд Палаты. У него везде расставлены свои люди – в судах, в правоохранительных и надзорных органах. А значит, он может влиять практически на любые решения. В том числе – освобождать адвокатов-коррупционеров от наказания или минимизировать его, оставлять их в реестре несмотря ни на какие решения судов.

Такие главы адвокатских палат, как Алексей Галоганов, становятся настоящими царьками в своих регионах. Почему? Именно из-за несменяемости руководства. И таких регионов, где адвокатское сообщество отстранено от принятия решений, порядка 60! Более того, именно «вечные» главы палат продавливают принятие федеральных документов в том виде, который позволяет им узаконить свое всевластие и коррупцию. И это не преувеличение! Тот же Галоганов-старший входит в состав комиссии по разработке закона об адвокатской монополии в сфере юридических услуг (принять его должны уже в этом году). И если галогановы победят, то в систему зараженной криминалом адвокатуры вольются еще около 100 тысяч коммерческих юристов. А мы, граждане России, проиграем.

Можно ли бороться с этим? Можно и нужно. Начать хотя бы с малого – с заявления о лишении А.П.Галоганова ученой степени, с привлечения широкого внимания к подобным любителям устраивать пир духа на больном теле российской адвокатуры. Если бы у таких, как Галоганов, была бы честь, они бы, как минимум, признались в содеянном, отказались от званий… Лишить их кормушки за такие деяния, к сожалению, пока нельзя. По словам ученого-физика и общественного деятеля, одного из основателей «Диссернета» Андрея Заякина, нет юридического механизма, который обязывал бы начальника уволить подчиненного, лишенного ученой степени за плагиат или просто «засветившегося» в написании работы с плагиатом. «Это может быть применено в лучшем случае к академическим сотрудникам, но не к чиновникам. На них могут действовать только репутационные механизмы».

И мы будем писать еще. Ибо тут как раз тот случай, когда многие знания избавляют от многих печалей!

 



Фотоархив

Все