«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Игорь Трунов: «Введение уголовного наказания за травматизм в спорте даст простор для манипуляций и коррупционной составляющей» интервью

Многие из нас, наверное, частенько задумывались: почему за одно и то же деяние с одинаковым результатом мы платим по-разному? Особенно если сравнить жизнь и спорт. Ударил ты, например, защищаясь, на улице хулигана, а тот взял, да и умер. Или инвалидом стал. А ты – в тюрьму. А боксер на ринге или бойцы в боях без правил за это же награду получают. Можно ли вводить уголовную ответственность в спорте за причинение тяжкого вреда? Если «да», то в каком формате? Что говорит об этом российское право и есть ли соответствующие нормы в других странах? Возможно ли, наконец, прохождение такой инициативы в нашей Госдуме? Все эти вопросы мы задали известному российскому адвокату, Президенту «Союза адвокатов России» Игорю Трунову.

Спорт и УК

- Игорь Леонидович, вопрос «есть ли в действиях спортсменов признаки уголовного деяния», скажем, у боксеров, несмотря на кажущуюся несуразность, тем не менее, обсуждается не одно десятилетие. Может ли, на ваш взгляд, футболист понести уголовную ответственность за то, что во время матча сломал ногу сопернику? Ведь он нанес тяжкое телесное повреждение…

- Начнем с того, что при занятии определенными видами спорта избежать причинения вреда жизни или здоровью просто невозможно. Судите сами, некоторые виды – бокс, борьба, восточные единоборства, регби, хоккей – предусматривают прямое физическое воздействие на противника. В свое время генсек Всемирного медицинского совета Делон Хьюман говорил, что бокс – это вид спорта, где невозможно уйти с ринга, не получив травмы. И это оправдано самой задачей спортивного поединка! Ведь формально в тех же спортивных единоборствах цель – максимальное причинение вреда. Что такое нокаут в боксе? Да это же мечта, желанный результат, к которому все готовятся, от тренеров до врачей. А им помогают еще и зрители, поддерживающие спортсмена, и организаторы соревнований, и профильные федерации… Но за причинение вреда жизни или здоровью при занятиях спортом в настоящее время, в соответствии с уголовно-правовой доктриной, лицо не подлежит уголовной ответственности, поскольку эта деятельность носит общественно полезный характер (укрепление здоровья) и не запрещена действующим законодательством. Следовательно, отсутствует основный признак понятия «преступление» - противоправность.

- И победителю за тот самый нокаут ничего кроме награды? Даже если проигравший стал инвалидом или того хуже…?

- Мы должны четко разделять понятия: действия спортсменов в ходе соревнований и общественно опасное деяние. Грань между спортивной травмой и общеуголовным понятием нанесения телесного повреждения действительно очень тонкая. Но весь цивилизованный мир давно развел эти вещи. Анализ зарубежного законодательства Франции, Испании, Японии, Швейцарии, США, Швеции, Германии, Канады и многих других стран по вопросу уголовно-правовой оценки причинения вреда жизни или здоровью при занятиях физкультурой и спортом показывает, что виновная сторона, причинившая вред здоровью, уголовной ответственности не подлежит.

- Но результат-то один…?

- И тем не менее! В причинении вреда жизни или здоровью при занятиях спортом нет общественной опасности, нет личной неприязни или корыстной заинтересованности. Некоторые юристы полагают, что уголовная ответственность здесь не наступает еще и потому, что потерпевший сам добровольно согласился на возможность причинения вреда своему здоровью.

О спорт, ты – мир?

- Вы часто произносите слова «вред здоровью». Может, пора подкорректировать эту «травматическую» тенденцию?

- Действительно, статистика травматизма в профессиональном спорте впечатляет и ужасает. Подсчитано, что в год происходит порядка 10 миллионов спортивных травм. Больше половины переломов обходятся спортсменам хроническими заболеваниями, годами лечения и нервных расстройств, снижением продолжительности жизни на 10-15% по сравнению с остальными людьми.

-Особенно в боксе, борьбе…

- Если не ошибаюсь, ежегодно в мире – и это только по официальной статистике – гибнет 11 боксеров. Около 2000 человек, выходивших на ринг, являются либо нетрудоспособными инвалидами, либо пребывают в домах для душевнобольных. А есть еще гимнастика, бои без правил, смешанные единоборства. Так что ежегодно скорбный список пополняется на несколько десятков человек. И это мы говорим только о соревнованиях, надводной части айсберга, так сказать. А есть еще и подводная – тренировки. Вспоминаются слова олимпийской чемпионки 1976 года по прыжкам в воду Елены Вайцеховской. «Среди тех, кто прошел большой спорт, здоровых людей нет. Спорт – это война».

Современные гладиаторы

- Послушаешь вас и приходишь к выводу, что целая организованная группа работает над тем, чтобы один человек принес в жертву другого. Этакое гладиаторство XXI века?

- С одной стороны, да. А с другой… Надо обязательно помнить, что спортивный травматизм это, как бы оно ни звучало, обязательная составляющая профессии. Спорт, современный особенно, предусматривает страсть и азарт. Это - часть шоу, часть той индустрии, бизнеса, коим он и является. Нет страсти на ринге или арене – никто на соревнования не придет. И на эту составляющую надо делать скидку.

- Даже если кого-то вынесли на носилках?

- Да. Повторюсь: травматизм в спорте огромный, некоторые виды спорта немыслимы без травматизма и, вообще, имеют целью причинения физического вреда. Не отправил соперника в нокаут – значит, не было эффекта, не было зрелищности, не было того, что требует зритель. Но здесь нет личной корысти – это шоу. Поэтому и за причиненные травмы здесь не может быть такого же наказания, которое следует при наличии общеуголовной составляющей. Ну нельзя же за то, что ты отправил соперника в нокаут, сажать человека за решетку! А у нас за тяжкие телесные, напомню, до 8 лет лишения свободы.

Вспомним, как Тайсон во время поединка откусил у Холифилда ухо. Формально тут и хулиганство, и обезображивание лица, да, если постараться, можно еще многое «навешать». Был штраф, были прочие меры. Но никому в голову не пришло возбуждать уголовное дело!

Выгодный прецедент

- Некоторое время назад в СМИ прошла информация о том, что на бывшего губернатора Челябинской области Михаила Юревича заведено уголовное дело за то, что он якобы в пылу борьбы ударил соперника клюшкой, чуть ли не проломив бедняге основание черепа. Первая ласточка нового отношения к нашей теме?

- На самом деле травмы, о которых вы сказали, зафиксировала только челябинская экспертиза. При этом мне лично непонятно, как при таких травмах пострадавший через несколько дней едет на горнолыжный курорт в Куршавель и вполне себя хорошо чувствует.

Ситуация складывается абсолютно бредовая. Дело есть, и оно не прекращено. Такое впечатление, что из челябинской ситуации то ли прецедент хотят создать (к чему я больше склоняюсь), то ли у кого-то есть личные счеты к фигуранту (Юревичу – ОГ.), которому и обвинения-то не предъявили! Сегодня Юревича хотят допросить в любом качестве, хотя бы как свидетеля – но этого делать нельзя. Его не могут привлечь к делу и как обвиняемого – для этого выйти на Госдуму, затребовать разрешение.

- Так были травмы или нет?

- Согласно заключение экспертиз, проведенных в судебно-медицинском центре экспертизы Минздрава и в главном государственном центре медицинских и судебно-криминалистических экспертиз Минобороны, повреждения у потерпевшего по уголовному делу были легкие. Об этом говорят данные рентгенологических исследовании, заключения врачей. А следователи стоят на своем: нет, тяжелые, говорят они. Ситуация получается странная: мало того, что такие действия никогда не квалифицировались, как уголовное деяние, так здесь еще и нет состава тяжких телесных повреждений. Но нам при этом отвечают: «состав есть, экспертиза все показала». Дело идет и говорят, что оно будет доведено до конца.

- Явно, как говорили римляне, qui bono?

- Если Следственный Комитет в курсе ситуации, если мы общаемся с начальником следствия, поскольку одной из сторон оказался депутат Госдумы, и нам говорят, что дело будет продолжено, то, поневоле, задумаешься, что, либо это согласованная акция, авторы которой не видны, либо некоторые сотрудники СК закоснели настолько, что не хотят учитывать современные правовые реалии.

- Чем чреват, на ваш взгляд, этот прецедент?

- Тут возникают интересные последствия для спорта. Наверное, впервые в истории создается простор для манипуляций и коррупционной составляющей. Спорт – капиталоемкий бизнес, мы об этом говорили, и, в случае появления двояких ситуаций, всегда возникает возможность для коррупционной составляющая неимоверной объемности. После каждого матча или боксерского поединка должен еще дежурить «воронок» для победителя.

- Так мы же не в Англии живем, чтобы на прецеденты ссылаться…

- Да. У нас не прецедентное право. Хотя сегодня нигде в мире уже нет чистой системы – романо-германского, статутного, прецедентного права. Везде симбиоз. И если решение состоялось, вступило в законную силу, то оно становится основанием для подобной практики. Тогда уже в дальнейшем тот же Следственный Комитет может в аналогичных случаях ссылаться на челябинский инцидент. И этим открывается ящик Пандоры: одно дело, когда мы говорим, что не было таких ситуаций, и другое – когда нам в ответ указывают на подобные решения. Тут-то и начинается та самая коррупция…

Страховка как выход?

- И все-таки: кто может определить критерий «умышленности-неумышленности»?

- Если мы говорим о проблеме травм и увечий в разрезе нарушения правил, то на это есть судья на ринге, арбитр на поле и так далее. Но если вспомнить, что основная масса травматизма идет на тренировке, то здесь есть много сложностей. Мы выходим на смежные области: страховка, лечение, реабилитация спортсмена. А в каждой из них ситуация обстоит по-разному и тоже далеко не лучшим образом.

Вот, все думают, что спортсмены застрахованы на заоблачные суммы. Как части тела Дженнифер Лопес. Но это не так. Даже в профессиональном спорте эту категорию затрат стараются минимизировать. Пример – история с погибшими в авиакатастрофе хоккеистами «Локомотива». Их родственники были очень удивлены невысокими размерами страховки.

- Получается, что это, скорее, проблема нашего спорта, а не проблема наличия тех или иных правовых норм?

- Да, это серьезная проблема для нашего спорта, крайне нетехнологичного, со слабым сопровождением тренировок, восстановления здоровья. Как следствие – уровень погибших спортсменов у нас выше, чем на Западе. И если ситуацию усугубить введением некой уголовной ответственности за травматизм, то страшно даже предположить, что получится. Ведь теперь разговор может пойти, что не только сам спортсмен виноват, но и тренер. В гимнастике степень травматизма не связана с противником – упал с коня, сорвался с брусьев – и здесь ответственен не только сам, но и твое окружение. И если эта спираль будет закручиваться, то о победах на Олимпиадах можно забыть навсегда.

Охотный ряд, Охотный ряд…

- Так и хочется спросить: а могут ли депутаты принять соответствующие поправки к законодательству?

- Мы сегодня говорим об этой проблеме с позиции чистой науки. То есть: как было бы правильно поступить, если рассматривать меры по снижению уровня насилия и количества инвалидов в спорте. Тут можно было бы рассматривать статью о неумышленном причинении вреда при грубом умышленном нарушении правил и об уголовной составляющей как профилактической мере. А отвечая на ваш вопрос «могут или не могут», скажу так: на сегодня вероятность принятия такого закона, учитывающего статистику и научные выкладки, равна нулю. Почему? Во-первых, никто даже не задумывается о существовании, что есть эта проблема. Никто не забивает себе голову статистикой, чем жертвуют люди, выходя на спортивную арену, и сколько этих людей. А ведь эта статистика ужасает. Во-вторых, нужно учитывать то самое потенциальное наличие сильнейшей коррупционной составляющей. Почему? Потому что в любой момент дело можно развернуть либо в сторону спортивной драмы, либо в сторону уголовно наказуемого случая. Любой боксерский поединок под это подойдет. В-третьих, наше законодательство грешит огромной степенью пробельности, которая дает огромную свободу лицу, принимающему решения. Тот, кто принимает решения, может все. О какой объективности тут можно говорить? Принятие подобной поправки к УК РФ при сегодняшних реалиях, так же, как и прецедентное челябинское хоккейное уголовное дело, окончательно разрушит наш российский спорт. Думаю, до этого вопроса мы дойдем – если дойдем – очень нескоро.



http://og.ru/articles/2015/06/04/36333.shtml



Фотоархив

Все