«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Полицейские против подростка - 09.07.13 Хорошевский суд удовлетворил Иск МВД к избитому подростку, его матери и СМИ.

 

Воротниковы должны опровергнуть в СМИ следующие выражения: Мать ребенка - «Стоит мой ребенок, прислонившись, весь черный, весь избитый, на сломанной ноге… «Ему ответили, он прямо так и написал в объяснении, «ты не человек, и что мы тут должны тебе объяснять». Подросток - «Я не пил, я не сяду в машину и вообще он даже не представился, когда стал меня в машину сажать. Начал меня бить, руками, на землю кинул, потом ногами удары наносил»…

 

После правомерного задержания милиционерами с применением силы врачи ГКБ №1 им. Н.И. Пирогова, поставили ребенку диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибы мягких тканей лица, головы, туловища, разрыв связок голеностопного сустава, тупой ушиб живота. Ребенок около месяца пролежал в гипсе в больнице и длительное время лечился амбулаторно, хромает.

 

Суд отказал в требованиях о защите деловой репутации и возмещения вреда ко всем СМИ: Интерфакс, НТВ, Общая газета, Особая буква онлайн журнал…

Представителем семьи Воротниковых адвокатом Труновым будет подана апелляционная жалоба.

 

 

Лого

КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЕРЫ» г. МОСКВЫ

 

125080, г. Москва, Волоколамское шоссе, д. 15/22

тел/факс (499) 158-85-81 тел. 158-65-66

E-mail: info@trunov.com сайт: www.trunov.com

В Хорошевский районный суд

г. Москвы

 

Представитель ответчиков:

Воротниковой Натальи Яковлевны,

Воротникова Сергея Сергеевича

г. Москва, ул. Бирюзова д. 3 кв. 6

адвокат Трунов И.Л.

 

                                                         По гражданскому делу №2-6109/2012

 

ГУ МВД по Москве, Отделом МВД России по району Щукино подан иск о защите деловой репутации, к Воротниковой Наталье Яковлевне, Воротникову Сергею Сергеевичу.

Полагаем Иск необоснованным не соответствующим действующему законодательству, по следующим основаниям.

Ответчик просит обязать Воротникову Н.Я. опровергнуть следующую информацию:

«Стоит мой ребенок, прислонившись, весь черный, весь избитый, на сломанной ноге… «Ему ответили, он прямо так и написал в объяснении, «ты не человек, и что мы тут должны тебе объяснять». Избили, загрузили в машину, привезли, а когда уже по дороге увидели, что-то перестарались, они вообще его оформлять не стали…».

Ответчик просит обязать Воротникова Сергея Сергеевича опровергнуть следующую информацию:

«Я не пил, я не сяду в машину и вообще он даже не представился, когда стал меня в машину сажать». Начал меня бить, руками, на землю кинул, потом ногами удары наносил»…

«Подошла милиция, не представились, при этом говорят, покажи свои документы, почему распиваете алкогольные напитки». Мой друг пошел дал документы, а меня начали бить».

 

По фактам причинения вреда здоровью Воротникову С.С. (ответчику по настоящему делу), его мать Воротникова Н.Я. (ответчик по настоящему делу) обратилась в правоохранительные органы 24.04.2011 г.

В заявлении она указала факты и обстоятельства, которые по ее мнению, свидетельствовали о противоправности действий сотрудников правоохранительных органов. И в частности то, что сотрудники ОВД по району Щукино г. Москвы Демчев О.Ю. и Брянцев М.В., без достаточных на то оснований 20.04.2011 г. примерно в 16.45 час. по адресу г. Москва, ул. Маршала Бирюзова, задержали ее сына – несовершеннолетнего Воротникова С.С., избили его, надели на него наручники и вместе с его другом Киреевым В.В. доставили в ОВД по району Щукино г. Москвы, где по ее требованию инспектор по делам несовершеннолетних Харитонова Е.М. вызвала наряд скорой помощи. Прибывшие врачи госпитализировали ее сына в ГКБ №1 им. Н.И. Пирогова, где ему поставили диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибы мягких тканей лица, головы, туловища, разрыв связок голеностопного сустава, тупой ушиб живота.

Кроме того, 20.04.2011 в 20.09 час. в ДЧ ОВД по району Щукино г. Москвы поступила телефонограмма из ГКБ №1 №2071 о том, что в ГКБ№1 им. Пирогова доставлен Воротников С.С. с указанным диагнозом. В телефонограмме также было указано – избит сотрудниками милиции».

 

Опрошенный в ходе проведения проверки Воротников С.С. настаивал на том, что его избили сотрудники милиции при доставлении в ОВД. Позже Воротников С.С. также неоднократно подтверждал свои объяснения и подробно рассказывал, как и при каких обстоятельствах его избили сотрудники полиции.

 

В соответствии с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 25 июля 2011 года, следователем Хорошевского МСО СУ по СЗАО ГСУ СК РФ по г. Москве Мащенко Р.А. установлено, что действительно «все имеющиеся телесные повреждения у Воротникова С.С. возникли при вышеуказанных обстоятельствах, при неповиновении законным требованиям сотрудников милиции, которые действовали в рамках Закона и осуществляли свою служебную деятельность… сотрудники милиции пытались усадить его (Воротникова) в машину с применением силы».

 

В вышеуказанном постановлении следствие оценивает действия Воротниковой Н.Я., указав следующее. «Учитывая, что Воротникова Н.Я., обращаясь с заявлением о привлечении к уголовной ответственности сотрудников милиции, исходила из субъективной оценки ситуации с её несовершеннолетним сыном и не знала всех обстоятельств случившегося, следствие при оценки ее действий по признакам «Заведомо ложного доноса» ст. 306 УК РФ, приходит к выводам, что отсутствует обязательный признак данного состава преступления, как «заведомость».

 

Таким образом, органы предварительного следствия оценили действия ответчицы Воротниковой Н.Я. с точки зрения заведомо ложного доноса и заведомости ее действий. Для привлечения к гражданско-правовой ответственности необходимо доказать, что гражданин знал о несоответствии действительности сведений и отдавал себе отчет, что распространяет такие сведения.

Воротникова Н.Я. высказывала свое субъективное мнение о случившихся событиях по имевшейся у нее информации от своего сына Воротникова С.С. и свидетелей событий избиения ответчика Воротникова СС.

 

Положениями пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" устанавливается, что не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.

Положениями пункта 10 Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. N 3: Установлено п. 10. Статьёй 33 Конституции РФ закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения, но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

 

Старшим следователем Хорошевского МСО СУ по СЗАО ГСУ СК РФ г. Москвы Мащенко Р.А. 21.05.2011 года по результатам до следственной проверки по факту телесных повреждений, было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции Демчева О.Ю. и Брянцева М.В. за отсутствием в их действиях состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Постановление несколько раз отменялось, обжаловалось в суд представителями Воротниковых. В апреле 2012 года, в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге подана жалоба с требование признать нарушения Европейской конвенции, в отношении сына заявителя Воротникова С.С. нарушение статьи 5 – Право на свободу и личную неприкосновенность. Статьи 6 – право на справедливое судебное разбирательство.       В отношении заявителя Воротниковой Н.Я.  нарушение ст. 13 – Право на эффективные средства правовой защиты. Которая принята к рассмотрению и находится на стадии коммуникаций.

При проведении проверки в отношении сотрудников милиции, они не отрицали факта применения к Воротникову С.С. физической силу. Наличие у Воротникова С.С. телесных повреждений, полученных при его задержании подтверждено, как объяснениями самих сотрудников правоохранительных органов, так и медицинским учреждением.

В соответствии Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. N 3: п.9 Судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, Государственные должностные лица (сотрудники полиции, федеральные государственные служащие в соответствии ст. 25 ФЗ №3 «О полиции»)могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы[1]. Статья 10 Свобода выражения мнения Европейской конвенции по правам человека закрепляет. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Так же и в соответствии Статьи 29 Конституции РФ, каждому гарантируется свобода мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Гарантируется свобода массовой информации.

 Европейский суд напоминает, что свобода выражения мнения составляет одну из основ демократического общества и одно из главных условий для его прогресса. Учитывая положения пункта 2 статьи 10, она распространяется не только на «информацию» или «идеи», которые благосклонно принимаются или считаются безвредными или нейтральными, но также на оскорбляющие, шокирующие или причиняющие беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых невозможно «демократическое общество» (см. Постановление Европейского суда от 07.12.1976 г. по делу «Хэндисайд против Соединенного Королевства», и Постановление Европейского суда от 23.09.1994 г. по делу «Ерсилд против Дании», по делу «Ддюльдин и Кислов против Российской Федерации», Жалоба N 25968/02).

Если бы государственным служащим было позволено обращаться в суд в связи с диффамацией на основании любого высказывания, критикующего управление государственными делами, журналисты были бы завалены исками. Это не только привело бы к возложению на средства массовой информации чрезмерного и несоразмерного бремени, затратам ресурсов и вовлечению их в бесконечное разбирательство, но и неизбежно имело бы сдерживающее воздействие на прессу при осуществлении ею задач распространителя информации и общественного контролера (см., Постановление Европейского суда по делу «Компания (Радио Твист, А.С.) против Словакии»).

В любом случае Европейский суд напоминает, что границы допустимой критики шире в отношении правительства (исполнительной власти), чем в отношении частного лица. В рамках демократической системы действия или бездействие правительства должны быть объектом пристального контроля не только со стороны законодательной и судебной властей, но также прессы и общественного мнения. Более того, главенствующее положение, занимаемое правительством, требует от него ограниченного использования исков по поводу диффамации, особенно если доступны иные средства для ответа на необоснованные нападки и критику со стороны оппозиции или средств массовой информации (см. Постановление Европейского суда от 09.06.1998 г. по делу «Инджал против Турции», и  Постановление Европейского суда по делу «Кастеллс против Испании»).

Европейский суд делу «Торгер Торгерсон против Исландии» от 25.06.1992 г.) В своих публикациях журналист называл полицейских «дикими зверями в униформе», «позволяя скотам и садистам давать волю своим извращениям» и употреблял в их адрес другие выражения используя злой, ругательный и оскорбительный язык, содержащий брань в отношении служащих полиции в целенаправленном порицании полиции Рейкьявика. Данное деяние было признано судом Исландии подрывом деловой репутации полиции.

Европейский суд указал – Долг прессы распространять информацию и идеи по вопросам общественной значимости. Помимо того, что распространять такую информацию и идеи – задача прессы, общество также имеет право получать их. Если бы все было иначе, пресса была бы неспособна играть ее жизненно важную роль «сторожевого пса общества» (см. решение по делу «Обзервер и Гардиан против Соединенного Королевства» от 26.11.1991) Действия государственных служащих должны быть объектом постоянного пристального наблюдения, открытыми для критики также на сведения оскорбляющие, шокирующие или причиняющие беспокойство.ЕСПЧ отменил решения судов против журналистов, признал нарушение ст. 10 Исландией и оштрафовал государство, обязав устранить несоответствующее Европейской конвенции по правам человека законодательство и правоприменение[2].

Ответчики по делу высказывали свое мнение об имевших в действительности фактах и давали им свою субъективную оценку, что не подпадает под действие законодательства о защите чести достоинства и деловой репутации.Поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов человека, оценочные суждения, мнения, убеждения не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности[3]. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них (ст.29 Конституции РФ).

Кроме того, ответчик не доказал, что данные сведения носят порочащий характер. Соответствие их действительности установлено в ходе судебного заседания.

Данные о том, что Воротников С.С. распивал спиртные напитки опровергаются медицинскими документами. Телесные повреждение были зафиксированы непосредственно при осмотре Воротникова С.С. врачами скорой помощи в отделении милиции. При этом установлено, что в период времени с момента задержания Воротникова и до момента его госпитализации, он находился постоянно в присутствии и сопровождении сотрудников милиции. Причинение ему телесных повреждений в иных условиях и при иных обстоятельствах было невозможно.

Кроме того, следует отметить, что истец не представил суду надлежащих доказательств распространения опровергаемой информации.

К материалам дела в качестве доказательств приложены многочисленные распечатки в различных СМИ и СД-дикс с записью интервью ответчиков.

Однако, эти, так называемые доказательства, не оформлены надлежащим образом, что делает их ничтожными и не подлежащими использованию судом в качестве допустимых доказательств.

В частности, в соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. № 16 надлежащим доказательством распространения сведений на соответствующем Интернет-сайте могла бы являться нотариально удостоверенная копия соответствующей страницы Интернет-сайта - но при соответствующем нотариальном удостоверении до принятия судом иска к своему производству. Ходатайств об обеспечении доказательств непосредственно судьей со стороны истца также не поступало.

Таким образом, данная распечатка некоего текста на принтере никоим образом не может являться надлежащим доказательством распространения каких либо сведений - при том, что бремя доказывания данного обстоятельства в соответствии с вышеуказанными нормами п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса РФ и ППВС от 24 февраля 2005 г. лежит именно на истце.

В силу выше перечисленных обстоятельств полагаю Иск необоснованным не соответствующим действующему законодательству.

Прошу

Отделу МВД России по району Щукино в иске к ЗАО «Интерфакс» и Воротниковой Наталье Яковлевне, Воротникову Сергею Сергеевичу, отказать.

Взыскать с Отдела МВД России по району Щукино судебные издержки затраченные на юридическую помощь в размере 15 тысяч рублей.

 

Представитель ответчиков: Воротниковой Натальи Яковлевны, Воротникова Сергея Сергеевича, адвокат, д.ю.н., проф.,   Трунов И.Л.

 



[1]
См. Конституция Российской Федерации часть 4 статьи 15.

[2] См. Постановление Европейского суда по делу от 25 июня 1992 г., "Торгер Торгерсон против Исландии" (Thorgeir Thorgeirson v. Iceland) Series A, N 239, § 63)

[3] См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3



Фотоархив

Все