«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

27.02.2013 Теракт НОРД-ОСТ. 03.04.2013 Мосгорсуд рассмотрение апелляционной жалобы на отказ возбудить уголовное дело в отношении лиц, руководивших освобождением заложников на Дубровке.

 

Описание: Описание: Лого

«ТРУНОВ, ÁЙВАР И ПАРТНЕРЫ»

КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ города Москвы

125080, Москва, Волоколамское шоссе дом 15/22

Tel/ fax(499) 158-85-81 tel. 158-65-66

E-mail: info@trunov.comWeb-site: www.trunov.com

«11»03  2013 №1

на №_____ от «___»_____ 2013

В судебную коллегию по уголовным делам

Московского городского суда

 

Заявителя Трунова Игоря Леонидовича

 

на постановлением Лефортовкого районного суда города Москвы от 27 февраля 2013 года

 

Апелляционные жалоба могут быть поданы в течение 10 суток со дня постановления приговора или вынесения иного решения суда (ст. 389.4 УПК РФ).

Если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день (ст. 128 УПК РФ).

10-дневный срок истекал 9 марта 2013 г. в нерабочий день. Следующим рабочим днем является 11 марта 2013 г.

Жалоба подается в установленный законом срок.

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

 

Постановлением Лефортовского районного суда г. Москвы в составе председательствующего судьи Кривоусовой О.В., рассмотрена жалоба заявителя - адвоката Трунова Игоря Леонидовича в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконными и необоснованными действий (бездействия) следователя по особо важным делам первого следственного отдела первого управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве Супруненко А.Б.

 

В удовлетворении жалобы отказано.

 

В качестве оснований для отказа в удовлетворении жалобы адвоката Трунова И.Л. суд указал, что оснований для вынесения следователем процессуального решения в соответствии со ст. 145 УПК РФ не имелось, мотивируя это тем, что ранее аналогичное заявление о преступлении было рассмотрено следственными органами и 31 декабря 2002 года было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению депутата ГД ФС РФ Немцова Е.Б. по ч.ч. 1,2 ст. 237, ч.ч.1,2 ст. 293 УК РФ в связи с отсутствием в действиях Председателя Комитета Здравоохранения г. Москвы Сельцовского А.П. и директора центра экстренной медицинской помощи г. Москвы Костомаровой Л.Г., а также должностных лиц, ответственных за организацию оказания медицинской помощи лицам из числа бывших заложников, захваченных в ДК ОА «Московский подшипник», составов указанных преступлений.

Суд посчитал, что следователем правомерно не было принято процессуального решения по заявлению о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 109, ч. 2 ст. 118 УК РФ, поскольку в соответствии с уголовно-процессуальным законом, оценка обстоятельств, касающихся наличия в поданном заявлении состава какого-либо преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ отнесена к исключительной компетенции органов предварительного расследования, при этом, по смыслу УПК РФ в заявлении о преступлении не предусмотрено обязательное указание на статью Особенной части УК РФ, по которой как полагает лицо в отношении него совершено
преступление, заявление - есть сообщение о готовящемся, совершаемом либо совершенном деянии (последствиях), содержащем процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления.

При этом суд принял во внимание, что согласно данному заявителю Трунову И.Л. ответу от 30.08.2012 года доводы, изложенные в его заявлении аналогичны доводам заявления преступлении, поданного Немцовым Б.Е.

Также суд нашел несостоятельными доводы заявителя, что следователем Супруненко А.Б. было проигнорировано постановление ЕСПЧ от 20 декабря 2011 года, вступившее законную силу 04 июня 2012 года по делу «Финогенов и другие против России», в части содержащегося в нем указания об обязании властей Российской Федерации провести надлежащее расследование вышеизложенных обстоятельств, поскольку вышеуказанное постановление ЕСПР такого указания в себе не содержит.

 

Заявитель считает постановленный судебный акт незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ст. 389.15 УПК РФ.

 

Поводом для обращения в Лефортовский суд г. Москвы являлся ответ следователя по особо важным делам первого следственного отдела первого управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве Супруненко А.Б., который не рассмотрел заявление адвоката Трунова И.Л. о возбуждении уголовного дела и направлении ему ответа за № 202-04-07/20619 от 30.08.2012 года и обязании указанного должностного лица устранить допущенные нарушения.

02.07.2012 года адвокат Трунов И.Л. обратился с заявлением в адрес Председателя СК РФ Бастрыкина А. И. в порядке ст. 141 УПК РФ о возбуждении уголовного дела по расследованию причин гибели людей в ходе спасательной операции 26.10.2002 года в ДК ОА «Московский подшипник» (г. Москва, ул. Мельникова, д. 7), а именно по фактам сокрытия информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей, причинения смерти по неосторожности, причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности, халатности должностных лиц, которые отвечали за организацию помощи пострадавшим, их транспортировку в стационары, а также за общую координацию действий по спасению людей, сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей, а также за ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на них законом, в результате которых наступила смерть 130 человек, т. е. по признакам преступлений, предусмотренных ст. ст. 237 ч. 2 УК РФ, 293 ч. 3 УК РФ, 109 ч. 3 УК РФ, 118 ч. 2 УК РФ.

30 августа 2012 года в адрес заявителя следователем по особо важным делам первого следственного отдела первого управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве Супруненко А.Б. был направлен письменный ответ, согласно которому заявление адвоката Трунова И.Л. было рассмотрено. Также в ответе указано, что в ходе расследования уголовного дела № 229133 была проведена проверка заявления депутата ГД ФС РФ Немцова Б.Е. о халатности должностных лиц, ответственных за организацию первой помощи пострадавшим и их транспортировку в стационарные медицинские учреждения, а также за общую координацию действий по спасению людей после штурма. Доводы, изложенные в заявлении аналогичны доводам, изложенным в заявлении адвоката Трунова И.Л. 31.12.2002 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступлений, предусмотренных частями 1 и 2 ст. 293 УК РФ и частями 1 и 2 ст. 237 УК РФ, поступившему от Немцова Б.Е., в связи с отсутствием в действиях должностных лиц, ответственных за организацию оказания медицинской помощи лицам из числа бывших заложников, захваченных в ДК ОА «Московский подшипник», составов указанных преступлений. Оснований для отмены указанного постановления не имеется.

 

В соответствии с требованиями п. 1 ч. 1 ст. 140 УПК РФ одним из поводов для возбуждения уголовного дела служит заявление о преступлении.

В статье 144 УПК РФ законодатель регламентирует порядок рассмотрения сообщения о преступлении.

Так, согласно ч. 1 названной статьи дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения.

Согласно статьи 145 УПК РФ по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146настоящего Кодекса;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151настоящего Кодекса, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с частью второй статьи 20настоящего Кодекса.

2. О принятом решении сообщается заявителю. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное решение и порядок обжалования.

 

Таким образом, законодатель обязывает следователя на досудебной стадии:

  1. Принять и зарегистрировано заявление о преступлении;
  2. Рассмотреть его в 3-дневный срок;
  3. Принять по нему процессуальное решение, которое оформляется в виде постановления;
  4. Направить в адрес заявителя копию такого процессуального решения, разъяснив заявителю порядок его обжалования.

Какого-либо другого порядка, о котором указывает в обжалуемом постановлении суд, уголовно-процессуальное законодательство РФ, не предусматривает.

 

Порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, основанным на КонституцииРоссийской Федерации.

Порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства (части 1 и 2 ст. 1 УПК РФ).

 

Таким образом, следователь не мог ограничиться письмом в адрес заявителя, а должен был вынести процессуальное решение в виде постановления.

 

2. В соответствии со ст. 144 частью 1 УПК РФ законодатель обязывает следователя провести проверку по сообщению о любом совершенном или готовящемся преступлении, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения.

Закон обязывает следователя выполнять действия, направленные на проверку сообщения о преступлении.

Суд необоснованно отклонил доводы заявителя, что следователем не было
принято процессуального решения по заявлению о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 109, ч. 2 ст. 118 УК РФ.

В данном случае ни суд, ни следователь Супруненко не вправе были ссылаться на постановление, которое следователь принял по заявлению Немцова Б.Е.

Немцов Б.Е. с заявлением о проверки фактов совершения преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 109, ч. 2 ст. 118 УК РФ не обращался. По данным фактам проверка следственными органами не проводилась, решение не принималось.

Таким образом, решение суда и в данной части не является обоснованным.

 

Как указано выше, следователь обязан был провести самостоятельную проверку, в том числе и по фактам наличия в действиях должностных и иных лиц, ответственных за спасательную операцию, составов преступлений, предусмотренных приведенными заявителем в заявлении статьями 109 ч. 3 и 118 ч. 2 УК РФ, оценить доводы, изложенные в заявлении о возбуждении уголовного дела и дать мотивированный ответ.

Взаимосвязанное толкование п. 25) ч. ст. 5 и ч. 4 ст. 7 УПК РФ свидетельствует о возложении на следователя обязанности оформлять принимаемые им процессуальные решения в форме постановлений (за исключением обвинительного заключения или обвинительного акта), которые должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

 

В нашем случае, следователь не только не рассмотрел заявление на наличие признаков преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 109, ч. 2 и 118 УК РФ, он кроме того, не вынес законного, обоснованного и мотивированного постановления.

 

КонституцияРоссийской Федерации гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (статья 33),защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45,часть 2), в том числе путем обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц. Указанные права, по смыслу КонституцииРоссийской Федерации, в частности ее статьи 21(часть 1), которая, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановленииот 3 мая 1995 года N 4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1и 220.2УПК РСФСР, требует рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, предполагают не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ. Применительно к уголовному судопроизводству это означает необходимость принятия по обращению предусмотренного законом процессуального решения, которое в силу части четвертой статьи 7УПК Российской Федерации должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и названных конституционных прав[1].

 

3. По мнению заявителя, суд неправильно истолковал положения решения ЕСПЧ, которое вступило в законную силу 4 июня 2012 года и является обязательным для Российской Федерации.

 

Из текста решения ЕСПЧ следует, что при проведении процедуры коммуникации Российская Федерация направляла испрашиваемые материалы по уголовному делу. Тем не менее, ЕСПЧ пришел к выводу, что расследование по фактам причинения вреда жизни и здоровью заложников при проведении спасательной операции, проведено неполно с нарушением действующего в РФ законодательства. Данное обстоятельство также является поводом и основаниям для проведения дополнительной проверки и решении вопроса о возбуждении уголовного дела.

 

Для проведения дополнительной проверки по фактам противоправных деяний, сведения о которых изложены в решении Европейского суда, самостоятельного заявления или обязания провести расследование не требуется. Как следует из положений п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводом для возбуждения уголовного дела является сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, которым в том числе может являться и решение ЕСПЧ.

 

В решении Европейского Суда по правам человека по делу "Норд-Ост" (CASE OF- FINOGENOV AND OTHERS v. RUSSIAApplicationsnos.  18299/03 and 27311/03) , вступило в силу 04.06.2012 г. и обязательно для исполнения органами предварительного следствия, указано следующее:

 

Власти Российской Федерации обязаны провести эффективное официальное расследование, с тем, чтобы представить «удовлетворительное и убедительное» объяснение причин смерти заложников и установить степень ответственности должностных лиц за их смерть.

 

ЕСПЧ установил следующие обстоятельства, которые власти Российской Федерации, в том числе и суд, как ветвь судебной власти, должны были признать и принять соответствующие меры, в частности к проведению всестороннего, полного и объективного расследования.

ЕСПЧ постановил, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в связи с недостаточным планированием и проведением спасательной операции, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в связи с неспособностью властей провести эффективное расследование спасательной операции, нарушение со стороны государства права на жизнь заложников и их близких в части ненадлежащего планирования и проведения операции по спасению заложников, а также в части непроведения эффективного расследования по этому факту.

В решении ЕСПЧ указано следующее: «Суд отмечает, что уголовное дело было возбуждено по статьям 205 («Террористический акт») и 206 («Захват заложника») Уголовного кодекса. Халатность властей не подпадает под действие этих статей. Следовательно, с самого начала и на всем своем протяжении расследование было ограничено очень узкими рамками. Это следует и из планов действий, представленных следователем, в которых речь шла главным образом о самом террористическом акте, а не о действиях властей в ситуации захвата заложников» (неофициальный перевод пункта 275 Решения).

«Открытым остается вопрос о том, было ли расследование успешным в части анализа действий самих властей в ситуации захвата заложников» (неофициальный перевод пункта 274 Решения)…

«Помимо прочего, следствие не предприняло попытки установить ряд обстоятельств, которые – по мнению Суда – были важными и даже имели решающее значение для разрешения вопроса о халатности властей. К примеру, следственная группа не установила, сколько врачей было на дежурстве в день штурма в каждой больнице, принимавшей участие в спасательной операции; какого рода предварительный инструктаж был проведен с работниками службы скорой помощи и водителями городских автобусов по вопросу о том, куда надлежит перевозить потерпевших. Следствие не установило личность всех должностных лиц, координировавших действия врачей, спасателей и военнослужащих на месте происшествия, а также какого рода инструктаж был с ними проведен. Не было установлено, почему массовая эвакуация заложников началась лишь спустя два часа после начала штурма, а также сколько времени потребовалось для ликвидации террористов и нейтрализации взрывных устройств» (неофициальный перевод пункта 280 Решения).

 

Анализируя результаты расследования, Европейский Суд приходит к выводу, что это расследование не было надлежащим («успешным»), что оно фактически и не возбуждалось по факту гибели людей в результате штурма.

Суд применяет обычные критерии надлежащего расследования: эффективность (своевременность, всесторонность, полнота), независимость, с обеспечением доступа потерпевшей стороны к расследованию.

К сожалению, в части установления причин наступления смерти следствие не отвечает ни одному из перечисленных выше критериев. Более того, оно не было проведено.

«Настоящее дело явно относится к категории дел, в которых власти должны провести расследование обстоятельств смерти погибших. Таким образом, имела место причинная связь между использованием смертоносной силы со стороны спецслужб и смертью заложников. Действие газа являлось основной причиной гибели заложников; имелись основания предполагать, что некоторые заложники погибли вследствие неэффективности спасательной операции. Хотя взятие заложников само по себе не может быть поставлено в вину властям, проведение спасательной операции относилось к исключительной компетенции властей…
Наконец, рассматриваемые события «в целом или в большей степени относятся к сфере исключительной компетенции властей» — так что у заявителей не было ни малейшей возможности осуществить сбор доказательств независимо от властей. В данных обстоятельствах власти были обязаны провести эффективное официальное расследование, с тем, чтобы представить «удовлетворительное и убедительное» объяснение причин смерти заложников и установить степень ответственности властей за их смерть
»
(неофициальный перевод пункта 273 Решения).

Процитированная часть решения свидетельствует о том, что по мнению ЕСПЧ следствие в этой части не проводилось. Без возбуждения уголовного дела невозможно эффективное расследование. В связи с этим заявители настаивают на необходимости возбуждения уголовного дела в части установления причин гибели людей, плохой организации и координации спасательной операции, фальсификации заключений комиссионных судебно-медицинских экспертиз и причин непроведения эффективного расследования.

«Наконец, следственная группа не была независимой: хотя ее возглавлял представитель Московской городской прокуратуры, а контроль над ее деятельностью осуществляла Генеральная прокуратура РФ, в ее состав входили представители правоохранительного органа, который нес непосредственную ответственность за подготовку и проведение спасательной операции, а именно ФСБ. Эксперты по взрывным устройствам были из ФСБ. Ключевые судебно-медицинские экспертизы тел погибших заложников и их медицинских карт были поручены лаборатории, непосредственно подчиненной Департаменту здравоохранения г. Москвы. Глава указанного Департамента (Сельцовский) нес личную ответственность за организацию медицинской помощи заложникам, а следовательно, не являлся незаинтересованным лицом. В общем, члены следственной группы и эксперты, на заключения которых в значительной степени полагался главный следователь, были подвержены проблеме конфликта интересов, и это было настолько явным, что уже сам конфликт мог свести на нет эффективность следствия и достоверность его выводов» (неофициальный перевод пункта 281 Решения).

Приведенная часть решения свидетельствует о том, что формирование следственной группы не способствовало проведению независимого расследования, не обеспечивало объективную, беспристрастную оценку обстоятельств дела.

Что касается доступа потерпевшей стороны к расследованию дела, то в этой части действия следственных властей были неудовлетворительными. Потерпевшая сторона была фактически отстранена от следствия и добилась доступа к некоторым материалам дела только в результате обжалования действий следствия, в том числе в судебные органы.

 

Вышеперечисленные обстоятельства подтверждаются тем фактом, что как следует из текста постановления ЕСПЧ: В своих замечаниях власти утверждали, что главной целью государственных органов было убийство террористов, а не спасение заложников»

 

Конвенцияо защите прав человека и основных свобод была ратифицирована Российской Федерацией Федеральным закономот 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ, и вступила в силу для Российской Федерации 5 мая 1998 года - в день передачи ратификационной грамоты на хранение Генеральному секретарю Совета Европы согласно статье 59этой Конвенции.

Ратифицировав Конвенцию о защите прав человека, Россия взяла на себя обязанности выполнять положения Конвенции. Решения Европейского Суда по правам человека являются обязательными для исполнения властями России.

Из постановления ЕСПЧ следует, что в процессе рассмотрения дела судом проанализированы материалы уголовного дела, после чего суд пришел к выводу об отсутствии какого-либо расследования причинения вреда жизни и здоровью заложников, констатировал факт необходимости проведения надлежащего расследования с целью устранения нарушений ст. 2 Конвенции.

 

Суд ошибочно полагает, что для проведения расследования по делу необходимо прямое указание Европейского Суда по правам человека.

Правоприменительная практика Верховного Суда РФ свидетельствует о достаточности установления Европейским Судом факта нарушения права для пересмотра постановленных в Российской Федерации судебных актов (это же относиться и к иным процессуальным решениям, которые признаются ЕСПЧ незаконными, нарушающими нормы Конвенции).

 

Таким образом, при вышеизложенных обстоятельствах, полагаю, что постановление Лефортовского районного уда от 27.02.2013 г. не отвечает принципам законности, обоснованности и объективности, и подлежит отмене.

 

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 125, 389.1-389.4, 389.6, 389.15-389-17 УПК МРФ

 

ПРОШУ –

 

Постановление Лефортовского районного суда г. Москвы в составе председательствующего судьи Кривоусовой О.В., которым отказано в удовлетворении жалобы заявителя - адвоката Трунова Игоря Леонидовича в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконными и необоснованными действий (бездействия) следователя по особо важным делам первого следственного отдела первого управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве Супруненко А.Б. – отменить.

 

Вынести по делу постановление, которым жалобу удовлетворить.

Признать действия (бездействие) следователя по особо важным делам первого следственного отдела первого управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве Супруненко А. Б„ выразившихся в нерассмотрении заявления о возбуждении уголовного дела и направлении ответа № 202-04-07/20619 от 30.08.2012 г. - незаконными и необоснованными, обязать его устранить допущенные нарушения.

 

 

Заявитель, д.ю.н., профессор,

адвокат

__________________ Трунов И.Л.



[1]
Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 42-О

"По жалобам граждан Астахова Павла Алексеевича, Замошкина Сергея Дмитриевича, Карцевой Веры Константиновны и Костанова Юрия Артемовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7 и 123, части третьей статьи 124, статей 125, 388 и 408 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". СПС КонсультантПлюс.



Фотоархив

Все