«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

ДТП на Ленинском. Моспрокуратура предъявляет постановление о направлении уголовного дела в суд.

 

Описание: Лого

  «ТРУНОВ, ÁЙВАР И ПАРТНЕРЫ»

КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ города Москвы

125080, Москва, Волоколамское шоссе дом 15/22

Tel/ fax(499) 158-85-81 tel. 158-65-66

E-mail: info@trunov.com Web-site: www.trunov.com

 

 

Прокурору города Москвы

 

адвоката Трунова И.Л.

представителя обвиняемой Александриной О.С.

по уголовному делу №275884

 

 

ХОДАТАЙСТВО

 

Сегодня 04.12.2012 года Александрин Сергей Иванович приглашен в Прокуратуру города Москвы для вручения процессуального документа, который следователем Лагойко С.О. был поименован, как постановление.

Ознакомившись в постановление о направлении дела в Гагаринский районный суд города Москвы, полагаем необходимым заявить следующее.

Расследование уголовного дела в отношении Александриной О.С. осуществлялось на основании Постановления Конституционного суда Российской Федерации № 16-П от 14.07.2011 г. согласно которому взаимосвязанные положения пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 УПК Российской Федерации, закрепляющие в качестве основания прекращения уголовного дела смерть подозреваемого (обвиняемого), за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 21 (часть 1), 23 (часть 1), 46 (части 1 и 2) и 49, в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников. Правоприменительные решения, принятые в отношении Александриной Ольги Сергеевны подлежат пересмотру в установленном порядке с учетом указанного Постановления Конституционного Суда, а именно: при заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью орган предварительного расследования или суд обязаны продолжить предварительное расследование либо судебное разбирательство. При этом указанным лицам должны быть обеспечены права, которыми должен был бы обладать подозреваемый, обвиняемый (подсудимый), аналогично тому, как это установлено частью восьмой статьи 42 УПК Российской Федерации применительно к умершим потерпевшим, ибо непредоставление возможности отстаивать в уголовном процессе свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами означало бы умаление чести и достоинства личности самим государством (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2003 года № 7-П). Если при продолжении производства предварительного расследования будут установлены основания для принятия решения о реабилитации умершего, уголовное дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям, если же нет – оно передается в суд для рассмотрения в общем порядке.

В соответствии с законоположениями статьи 220 УПК РФ, процессуальным документом, которым заканчивается предварительное следствие (если только не будет принято решение о прекращении уголовного дела) является обвинительное заключение.

Обвинительное заключение должно содержать в себе определенный перечень сведений и данных, указание которых является обязательным, в противном случае, имеет место нарушение уголовно-процессуального законодательства РФ и нарушение права представителя обвиняемой Александриной О.С. на защиту её прав и законных интересов.

Такого процессуального документа, как постановление о направлении уголовного дела в суд уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 119, 120, 220, 222 УПК РФ, положениями Постановления Конституционного суда Российской Федерации № 16-П от 14.07.2011 г. считаем, что после окончание предварительного следствия представителю обвиняемой Александриной О.С. должна быть вручена копия обвинительного заключения (а не постановление о направлении дела в суд), в связи с чем

 

ПРОШУ

Вручить представителю обвиняемой Александриной О.С. – Александрину С.И. и защитнику – адвокату Трунову И.Л. соответствующий процессуальный документ, а именно копию обвинительного заключения с приложениями, как того требуют положения части 2 ст. 222 УПК РФ.

 

В защиту Александриной О.С. и

Александрина С.И.,

 д.ю.н., профессор,

адвокат, Трунов И.Л.

 

 


 

 

 

 

" УТВЕРЖДАЮ " Заместитель прокурора города Москвы государственный советник юстиции 3 класса     Б.П. Марков     

 

 

 

 

 

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

о направлении уголовного дела в суд

 

г. Москва                                                                                          19 ноября 2012 г.

 

Следователь по особо важным делам 5 отдела следственной части ГСУ ГУ МВД России по гор. Москве подполковник юстиции Лагойко С.О., рассмотрев материалы уголовного дела № 275884,

 

У С Т А Н О В И Л:

Александрина Ольга Сергеевна, являясь лицом, управляющим автомобилем, допустила нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности  смерть человека, а именно:

так она (Александрина О.С.) 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, управляла личным, технически исправным автомобилем марки «Ситроен Ц3» (CitroёnC3) государственный регистрационный знак     С 431 УК 150.

В указанное время, следуя с находящейся в салоне автомобиля пассажиром Сидельниковой В.М. по асфальтированной, мокрой, частично заснеженной проезжей части Ленинского проспекта в гор. Москве, со стороны Калужской площади в направлении к Университетскому проспекту, в нарушение требований пункта 1.3. Правил дорожного движения РФ необходимых мер предосторожности и требований Правил дорожного движения не соблюдала, внимательным и предупредительным к другим участникам движения не была. При совершении маневра, в нарушение требований пункта 8.1. Правил дорожного движения РФ, не убедилась, что маневр ее безопасен и не создает помех другим участникам движения, при совершении маневра пересекла линии разметки 1.3 Приложения 2 к Правилам дорожного движения РФ и выехала на разделительную полосу, то есть элемент дороги, выделенный конструктивно, разделяющий смежные проезжие части и не предназначенный для движения и остановки транспортных средств, а затем на полосу встречного движения, чем нарушила требования пунктов 1.4., 9.2. и 9.9. Правил дорожного движения РФ. Выбрала скорость, которая не обеспечивала ей возможности постоянного контроля над движением транспортного средства для выполнения требований пункта 10.1. Правил дорожного движения РФ, двигалась без учета дорожных условий, характера организации движения транспорта на данном участке дороги. При возникновении опасности для движения, которую она в состоянии была обнаружить, не приняла возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. Превышая установленный в гор. Москве скоростной режим, вела транспортное средство со скоростью около 75 км/ч, чем нарушила требования пункта 10.2. Правил дорожного движения РФ.

В результате чего, не выполнив необходимых действий по безопасному управлению транспортным средством, заведомо поставив себя в условия, при которых была не в состоянии обеспечить безопасность движения, двигаясь как указано выше на автомобиле «Ситроен Ц3» (CitroёnC3) государственный регистрационный знак С 431 УК 150 в районе д.32 по Ленинскому проспекту в г. Москве, по крайней левой полосе, совершила небезопасный маневр перестроения, в результате которого не справилась с управлением автомобиля, выехала на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, где совершила столкновение с автомобилем марки «Мерседес-Бенц С500 4матик» (Merсedes-Benz S500 4matic) государственный регистрационный знак С 398 СС 77 под управлением водителя Картаева В.Ю., который двигался по проезжей части Ленинского проспекта, в крайней левой полосе встречного направления движения, с находящимися в салоне автомобиля пассажирами Фурманом А.Е. и Барковым А.А.

В результате указанного дорожно-транспортного происшествия пассажиру автомобиля «Ситроен Ц3» (CitroёnC3) государственный регистрационный знак С 431 УК 150 Сидельниковой В.М., согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 10/0438 от 07 марта 2010 года, были причинены телесные повреждения, повлекшие ее смерть, в виде: полосчатый кровоподтек и кровоизлияния в мягких тканях груди, переломы двойной перелом 4 ребра и 5-8 ребер слева; кровоизлияния в легких, разрывы правого и левого куполов диафрагмы, разрывы медиастинальной плевры слева, гематома средостения, сквозной неполный разрыв дуги аорты; по 1000 мл крови в правой и левой плевральных полостях. Выраженные кровоизлияния задней поверхности туловища. Кровоподтек, ссадины, отслойка кожи и разрыв подкожно-жировой клетчатки; кровоизлияния и поверхностные разрывы правой доли печени, кровоизлияния в связках печени; полные поперечные разрывы подвздошной и сигмовидной кишки, сквозные разрывы брыжейки и кровоизлияния тонкой и толстой кишки, правосторонняя забрюшинная гематома, кровоизлияние правого надпочечника, 500 мл крови в полости брюшины. Кровоизлияния и отслойка кожи коленных суставов; кровоподтек левой голени. Открытый оскольчатый перелом дистального эпифиза лучевой и вывих головки локтевой кости; кровоподтеки и кистей и предплечий, поверхностная резаная рана правой кисти. Указанные повреждения возникли от действия твердого тупого предмета. Множественность и двустороннее расположение повреждений в различных областях тела указывает на то, что установленные травматические изменения образовались при дорожно-транспортном происшествии, в салоне автомобиля, при ударе о выступающие предметы его. Характер и массивность выявленных повреждений свидетельствует о воздействии значительной травмирующей силы в момент столкновения, что могло быть обусловлено высокой результирующей скоростью автомобилей в этот момент. Столкновение сопровождалось разворотом машины и воздействии дополнительной центробежной силы на тело пострадавшей, что вызвало формирование всех выявленных повреждений. Все обнаруженные травматические изменения прижизненные, возникли в короткий промежуток времени незадолго до наступления смерти пострадавшей. Они составляют сочетанную травму, являются опасными для жизни, квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью. Смерть Сидельниковой В.М. наступила от шока и кровопотери, развившихся в результате сочетанной травмы, сопровождавшейся множественными переломами костей скелета и повреждениями внутренних органов. Между наступлением смерти и выявленными травматическими изменениями имеется прямая причинная связь. Смерть Сидельниковой В.М. констатирована врачами 1 Городской клинической больницы г. Москвы 25 февраля 2010 года в 12 часов 50 минут.

Водителю автомобиля «Мерседес-Бенц С500 4матик» (Merсedes-Benz S500 4matic) государственный регистрационный знак С 398 СС 77 Картаеву В.Ю., согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 132-10 от 09 апреля 2010 года, были причинены телесные повреждения в виде: закрытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения головного мозга; ушиб шейного отдела позвоночника без переломов позвонков, повреждений связочного аппарата и спинного мозга; подкожные гематомы в области правого лучезапястного, левого локтевого, левого коленного суставов. Повреждения у Картаева В.Ю. образовались в результате ударных воздействий твердыми тупыми предметами, возможность образования их в условиях дорожно-транспортного происшествия не исключается. Повреждения у Картаева В.Ю. составляют комплекс сочетанной травмы головы, шеи, конечностей, которая по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок менее 3-х недель относятся к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью.

Пассажиру автомобиля «Мерседес-Бенц С500 4матик» (Merсedes-Benz S500 4matic) государственный регистрационный знак С 398 СС 77 Баркову А.А., согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 103-10 от   05 апреля 2010 года, были причинены телесные повреждения в виде: закрытый краевой перелом наружной лодыжки левой малоберцовой кости с незначительным смещением отломка – образовался в результате подворота левой стопы кнутри; рана и ссадина на передне-внутренней поверхности левой голени на границе средней и нижней ее третей – образовались от ударно скользящего воздействия твердым тупым предметом с ограниченной контактной поверхностью, с учетом формы раны более вероятно, что травмирующий предмет мог иметь углообразный край; закрытый перелом костей носа со смещением отломков – образовался от ударного воздействия твердого тупого предмета, либо при ударе о таковой. Отсутствие наружных повреждений свидетельствуют о том, что травмирующий предмет имел гладкую эластичную контактирующую поверхность. Повреждения у Баркова А.А. возникли незадолго до первичного обращения за медицинской помощью 25 февраля 2010 года, в салоне транспортного средства в условиях дорожно-транспортного происшествия. Повреждения у Баркова А.А. с учетом их локализации, механизма образования, объективного статуса, целесообразно квалифицировать в совокупности, как комплекс сочетанной травмы лица и левой нижней конечности. Указанная сочетанная травма привела к длительному расстройству здоровья более 3-х недель, в связи с чем причинила вред здоровью средней тяжести.

 Пассажир автомобиля «Мерседес-Бенц С500 4матик» (Merсedes-Benz S500 4matic) государственный регистрационный знак С 398 СС 77 Фурман А.Е. в результате указанного дорожно-транспортного происшествия телесных повреждений не получил.

Она (Александрина О.С.), являясь водителем автомобиля «Ситроен Ц3» (CitroёnC3) государственный регистрационный знак С 431 УК 150 в результате указанного дорожно-транспортного происшествия получила телесные повреждения, от которых скончалась на месте происшествия.

Между указанными выше нарушениями Александриной О.С. Правил дорожного движения Российской Федерации и наступившими последствиями в виде смерти Сидельниковой В.М. имеется прямая причинная связь,

то есть она (Александрина О.С.) совершила преступление, предусмотренное ч.3 ст.264 УК РФ.

Доказательствами, подтверждающими совершение Александриной О.С. преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ, являются:

- протокол осмотра места дорожно-транспортного происшествия от 25.02.2010 года, со схемой и фототаблицей к нему, из которого следует, чтов период с 08 часов 20 минут до 11 часов 50 минут следователь по особо важным делам 3 отдела СЧ по РОПД СУ при УВД по ЮЗАО г. Москвы Потапенков Е.Г. осмотрел в присутствии понятых место дорожно-транспортного происшествия, установив в ходе осмотра, что вид происшествия – столкновение двух транспортных средств. Место дорожно-транспортного происшествия расположено по адресу: г. Москва, Ленинский проспект, д.32, по направлению движения от Университетского проспекта к Калужской площади. Проезжая часть – горизонтальная. Дорожное покрытие – асфальт. Состояние дорожного покрытия – мокрое, загрязненное, дорожное покрытие для двух направлений движения, шириной 16,8 м. На проезжей части нанесены линии дорожной разметки 1.2.1. и 1.5. Приложения 2 к Правилам дорожного движения РФ. На месте происшествия зафиксированы: расположение транспортных средств: автомобиль «Мерседес-Бенц S500» государственный регистрационный знак С 398 СС 77 – ось левого переднего колеса в 1,3 м правее левой границы встречного направления движения; ось левого заднего колеса в 1,6 м правее левой границы встречного направления движения и в 64,8 м за вторым углом д.32 по Ленинскому проспекту; автомобиль «Ситроен С3» государственный регистрационный знак С 431 УК 150 – ось правого переднего колеса в 0,3 м левее левой границы встречного направления движения; ось правого заднего колеса в 2,2 м левее левой границы встречного направления движения и в 68,6 м за вторым углом д.32 по Ленинскому проспекту (по ходу осмотра); отделившиеся от автомобилей части и другие объекты – осыпь осколков стекла и пластика, расположена с началом в 51,0 м за вторым углом д.32 по Ленинскому проспекту и в 0,1 м правее левого края проезжей части, шириной 1,2 м и с окончанием под задними колесами автомобиля «Мерседес-Бенц S500»; осыпь стекла и пластика, детали транспортных средств перед передним бампером автомобиля «Ситроен С3» с центром в 68,2 м за вторым углом д.32 по Ленинскому проспекту и на уровне левой границы проезжей части Ленинского проспекта (по ходу осмотра); осыпь грязи от автомобиля «Мерседес-Бенц S500» расположена в 0,8 м правее левого края проезжей части в 67,4 м за вторым углом д.32 по Ленинскому проспекту; осыпь грязи от автомобиля «Ситроен С3» расположена в 0,2 м левее левой границы встречного направления движения и в 70,8 м за вторым углом д.32 по Ленинскому проспекту; обнаруженные предметы на проезжей части: правая передняя дверь автомобиля «Ситроен С3», расположена в 0,7 м левее левой границы проезжей части Ленинского проспекта по ходу осмотра. При осмотре автомобиля установлены внешние повреждения – разрыв кузова на две части, полная деформация обеих частей кузова;техническое состояние автомобиля не установлено в связи со значительными механическими повреждениями;

(т.1, л.д.29-43);

- протокол осмотра трупа от 25.02.2010 года, из которого следует, что труп Александриной Ольги Сергеевны, 23.05.1973 года рождения находится на водительском сиденье в автомобиле «Ситроен С3» государственный регистрационный знак С 431 УК 150. Описаны расположение трупа в автомобиле, телесные повреждения на трупе, одежда и личные вещи, находящиеся при трупе;

(т.1, л.д.44);

- рапорт следователя по ОВД 3 отдела СЧ СУ при УВД по ЮЗАО г. Москвы Потапенкова Е.Г. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, по адресу: г. Москва, Ленинский проспект, в районе д.32 произошло столкновение автомобиля марки «Ситроен С3» государственный регистрационный знак С 431 УК 150 под управлением водителя Александриной О.С. и автомобиля марки «Мерседес S500» государственный регистрационный знак С 398 СС 77 под управлением водителя Картаева В.Ю. В результате ДТП водитель автомобиля «Ситроен С3» Александрина О.С. получила телесные повреждения и скончалась на месте происшествия. Пассажир автомобиля «Ситроен С3» Сидельникова В.М. получила телесные повреждения и с места происшествия была доставлена в ГКБ № 1 г. Москвы. 25 февраля 2010 года, в 12 часов 40 минут Сидельникова В.М. скончалась в 24 реанимационном отделении ГКБ № 1 г. Москвы;

(т.1, л.д.24);

-  показания потерпевшего Сидельникова С.В. о том, что он является сыном Сидельниковой Веры Михайловны и вдовцом Александриной Ольги Сергеевны, погибших в дорожно-транспортном происшествии 25 февраля 2010 года. У Александриной О.С в собственности имелась автомашина марки «Ситроен С3» государственный регистрационный знак С 431 УК 150, которую она приобрела в ноябре 2008 года и эксплуатировала лично. Автомашина была полностью технически исправна. 25 февраля 2010 года, примерно в 06 часов 30 минут, они проснулись, позавтракали, и Сидельникова В.М. с Александриной О.С. поехали на работу. Около 11 часов 00 минут этого же дня ему позвонили из медицинского центра и сообщили, что Сидельникова В.М. и Александрина О.С. на Ленинском пр-те попали в ДТП, Александрина О.С. погибла на месте, а Сидельникова В.М. получила телесные повреждения и ее доставили в 1 ГКБ г. Москвы им. Пирогова. Он сразу собрался и поехал на место происшествия. Прибыв на место он увидел, что на площади Гагарина в крайних левых полосах движения стоят автомашина «Мерседес-Бенц» черного цвета и «Ситроен» Александриной О.С. с сильными механическими повреждениями передних частей кузовов. Александрина О.С. еще находилась в салоне «Ситроена» и была уже мертва. Инспектор ГИБДД сообщил ему, что Сидельникова В.М. жива и доставлена в больницу. Примерно в 13 часов 00 минут он с места происшествия позвонил по мобильному телефону в 1 ГКБ г. Москвы им. Пирогова и ему сообщили, что его мама – Сидельникова Вера Михайловна уже скончалась;

(т.1, л.д.69-70);

-  показания потерпевшей Сидельниковой Н.В. о том, что она является дочерью Сидельниковой Веры Михайловны, погибшей в дорожно-транспортном происшествии 25 февраля 2010 года. У жены ее брата Сидельникова С.В. – Александриной О.С. имелась в собственности автомашина марки «Ситроен С3» государственный регистрационный номер С 431 УК 150. Александрина О.С. приобрела данную автомашину в ноябре 2008 года и эксплуатировала ее лично. Это была первая автомашина Александриной О.С. в связи с чем опыт вождения у Александриной О.С. был очень маленький. Утром 25.02.2010 года ей позвонили и сообщили, что Сидельникова В.М., вместе со своей невесткой Александриной О.С., на автомашине последней попали в ДТП, в результате которого они погибли. По факту данного ДТП было возбуждено уголовное дело, в рамках которого потерпевшим был признан ее родной брат Сидельников Сергей Валерьевич. Сидельников С.В. представлял интересы Сидельниковой В.М. и участвовал во всех необходимых следственных действиях. 03.08.2010 года у Сидельникова С.В. началось обострение хронического заболевания и он был доставлен в 1 ГКБ г. Москвы им. П.И. Пирогова, где вечером этого же дня скончался от печеночной недостаточности. За время следствия никаких угроз Сидельникову С.В. не поступало и никакого давления на него не оказывалось. Сидельников С.В. умер от хронического заболевания, которым страдал несколько лет. В настоящее время она является опекуном дочери Сидельникова С.В. – Сидельниковой Надежды;

(т.1, л.д.200-205);

- показания представителя потерпевшего Мирзояна Г.А. о том, что внастоящее время он работает адвокатом в адвокатском бюро «Блищенко и партнеры», у которого имеются соглашения с ОАО «Нефтяная компания ЛУКОЙЛ» на представление интересов компании в правоохранительных и судебных инстанциях. С этой целью Президентом ОАО «Нефтяная компания «ЛУКОЙЛ» Алекперовым В.Ю. ему ежегодно выдается соответствующая доверенность. Последняя доверенность № Ю-8171 ему была выдана 05 декабря 2011 года. После произошедшего 25 февраля 2010 года на Ленинском проспекте дорожно-транспортного происшествия с участием автомобиля «Ситроен С3» под управлением водителя Александриной О.С. и автомобиля «Мерседес-Бенц S500» под управлением водителя Картаева В.Ю. он представляет в следственных органах интересы свидетелей Картаева В.Ю. и Баркова А.А. В августе 2011 года из средств массовой информации  ему стало известно, что водителю автомобиля «Ситроен С3» Александриной О.С. заочно предъявлено обвинение по ст.264 ч.3 УК РФ, как виновной в совершении расследуемого ДТП. 22 февраля 2012 года в ГСУ ГУ МВД России по г. Москве им было подано ходатайство о признании ОАО «Нефтяная компания «ЛУКОЙЛ» потерпевшим по настоящему уголовному делу на основании требований ст.42 УПК РФ, так как в результате совершенного Александриной О.С. преступления был причинен значительный материальный вред имуществу юридического лица – ОАО «Нефтяная компания «ЛУКОЙЛ». 24 февраля 2012 года данное ходатайство было удовлетворено органами следствия;

(т.7, л.д.77-78);

- показания свидетеля Картаева В.Ю. о том, что около 16 лет он работает в должности водителя в ОАО «Лукойл». На работе он ездит на служебной автомашине марки «Мерседес-Бенц S500 4matic» государственный регистрационный знак С 398 СС 77. 25 февраля 2010 года, примерно в 06 часов 30 минут, он выехал на указанной автомашине из служебного гаража, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Сретенка, д.11, и поехал к дому одного из руководителей ОАО «Лукойл» Баркова Анатолия Александровича, водителем которого он работает, расположенному в пос. Внуково. Примерно в 07 часов 10 минут он, вместе с охранником компании Фурманом Александром подъехал к дому Баркова А.А., они все вместе сели в машину поехали в офис компании «Лукойл», расположенный по адресу: г. Москва, ул. Сретенка, д.11. При этом он управлял автомашиной, охранник Фурман А. сидел на переднем пассажирском сиденье, а Барков А.А. сидел на заднем пассажирском сиденье справа. Путь их следования проходил по Ленинскому пр-ту в г. Москве. Двигаясь таким образом, со стороны Университетского пр-та в направлении к Калужской площади, он подъезжал в район площади Гагарина. В движении свою машину он располагал в крайней левой полосе, при пятиполосном движении в данном направлении и ехал со скоростью около 40 км/ч. Когда он выехал на эстакаду, проходящую над развязкой третьего транспортного кольца (ТТК), то неожиданно увидел, что двигавшаяся в крайней левой полосе встречного направления движения автомашина марки «Ситроен» красного цвета, неожиданно применила резкое торможение, из-за чего «Ситроен» начало заносить влево. Водитель «Ситроена», очевидно, попытался выровнять машину, отчего «Ситроен» пару раз вильнул и его прямолинейно вынесло в полосу следования «Мерседеса», где сразу произошло столкновение. Все это произошло очень быстро и никаких мер по предотвращению столкновения и торможению, он предпринять не успел. От удара он кратковременно потерял сознание и как далее двигалась его автомашина, он не видел. После того как он очнулся, он вышел из машины и увидел, что «Мерседес» стоит в полосе следования, по которой он ехал, «Ситроен» отбросило на встречную сторону движения, в полосу, где тот ехал до заноса;

(т.1, л.д.85-87);

- дополнительные показания свидетеля Картаева В.Ю., данные им после просмотра видеозаписи с камеры уличного наблюденияо том, что на представленной ему видеозаписи изображена проезжая часть Ленинского пр-та в г. Москве, в районе д.32. Камера производит съемку со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. Примерно в 08 часов 00 минут он проезжал данный участок дороги на служебном автомобиле марки «Мерседес-Бенц S500 4matic» государственный регистрационный знак С 398 СС 77 и следовал в крайней                                                левой полосе Ленинского пр-та, по направлению со стороны Университетского пр-та в сторону Калужской площади. На видеозаписи видно, что затора в данном направлении нет, оснований для выезда на резервную или встречную полосу у него никаких не было. Перед столкновением он двигался по своей полосе. В заторе он не стоял. Автомашина черного цвета, следующая в 07:55:09 в крайней левой полосе за автомашиной с кузовом типа «Джип» серебристого цвета, предположительно может являться автомашиной «Мерседес-Бенц», которой он управлял;

(т.1, л.д.154-155);

- дополнительные показания свидетеля Картаева В.Ю. о том, что двигаясь на автомобиле «Мерседес-Бенц S500» по крайней левой полосе Ленинского проспекта в г. Москве, через Гагаринскую площадь, он подъезжал к светофору, расположенному на пересечении Ленинского проспекта и ул. Стасовой. В это время на светофоре включился красный сигнал светофора и впереди него поток транспорта начал останавливается. Он так же сбросил газ, ногу держал на педали тормоза, не нажимая на нее, и подкатывался к светофору. В этот момент боковым зрением он увидел, что слева, по встречной полосе, с большой скоростью движется легковая автомашина красного цвета. Когда он увидел красную автомашину, то та находилась примерно в 10 м впереди него, двигалась неравномерно, ее заносило из стороны в сторону и, как ему показалось, водитель «Ситроена» применял резкое торможение. Двигаясь таким образом «Ситроен» прямолинейно пересек разделительную полосу и произвел столкновение в переднюю часть его автомобиля. При этом маневров водитель «Ситроена» не применял, выехал в его полосу движения прямолинейно, так как проезжая часть Ленинского проспекта делает в этом месте плавный поворот направо относительно направления движения «Ситроена». Увидев, что «Ситроен» выезжает на разделительную полосу движения и в последующем в его полосу, он рефлекторно нажал на педаль тормоза, успел что-то крикнуть пассажирам своего автомобиля и сразу произошло столкновение. Все это произошло одновременно и очень быстро;

(т.5, л.д.222-223);

-  в ходе проведения очных ставок между свидетелем Картаевым В.Ю. и свидетелями Богдановым К.С., Арининой Г.А. и свидетелем № 1,свидетель Картаев В.Ю. полностью подтвердил свои показания;

(т.1, л.д.174-177,181-183,191-193);

- показания свидетеля Фурмана А.Е. о том, что он работает в ООО ЧОП «Вымпел-резерв» в должности охранника. Он работает по договору на оказание охранных услуг в ОАО «Лукойл», в личной охране вице-президента компании Баркова Анатолия Александровича. В его должностные обязанности в том числе входит и личное сопровождение Баркова А.А. при поездках. 25 февраля 2010 года, примерно в 07 часов 20 минут он прибыл вместе с водителем Баркова А.А. – Картаевым Владимиром Юрьевичем на служебной автомашине марки «Мерседес-Бенц S500 4matic» гос.номер С 398 СС 77 к дому Баркова А.А., расположенному в пос. Внуково.  Он сидел на переднем пассажирском сиденье, Барков А.А. сел на заднее пассажирское сиденье справа, то есть за ним. Автомашиной управлял Картаев В.Ю. После этого они поехали в офис компании «Лукойл», расположенный по адресу:    г. Москва, ул. Сретенка, д.11. Путь их следования проходил по Ленинскому пр-ту в г. Москве. Двигаясь таким образом, со стороны Университетского пр-та в направлении к Калужской площади, они подъехали к площади Гагарина. Картаев В.Ю. машину располагал в крайней левой полосе, при пятиполосном движении в данном направлении и ехал со скоростью около 30-40 км/ч. В это время он увидел, что по встречной стороне движения, кажется в четвертой полосе, в их сторону едет какая-то легковая автомашина красного цвета. Данная автомашина двигалась с довольно высокой скоростью и у машины заносило заднюю часть в разные стороны, то есть было видно, что машина едет неуправляемо, и практически сразу данная автомашина, выехав на их сторону движения, произвела столкновение с их машиной. При столкновении в салоне «Мерседеса» сработали подушки безопасности, после чего их машина остановилась. После столкновения он вышел из машины и увидел, что с ними произвел столкновение автомобиль «Ситроен С3», при этом «Мерседес» остался в своей полосе движения, а «Ситроен» отбросило обратно в крайнюю левую полосу встречного направления движения;

(т.1, л.д.71-72);

-  в ходе проведения очных ставок между свидетелем Фурманом А.Е. и свидетелями Богдановым К.С., Арининой Г.А. и свидетелем № 1,свидетель Фурман А.Е. полностью подтвердил свои показания;

(т.1, л.д.171-173,178-180,188-190);

- показания свидетеля Баркова А.А.о том, что он работает в должности вице-президента компании «Лукойл». На работе он передвигается на служебном автомобиле марки «Мерседес-Бенц S500 4matic» государственный регистрационный знак С 398 СС 77. При перемещениях его сопровождает охранник - сотрудник частного охранного предприятия, с которым у него заключен договор. 25 февраля 2010 года, примерно в 07 часов 10 минут, к нему домой, в пос. Внуково, приехал на служебной автомашине водитель Картаев Владимир Юрьевич. Вместе с водителем в автомашине находился его охранник Фурман Александр Евгеньевич. Все вместе на указанном автомобиле они поехали в офис компании «Лукойл», расположенный по адресу: г. Москва, Сретенский бульвар, д.11. Автомашиной управлял водитель Картаев В.Ю., охранник Фурман А.Е. сидел на переднем пассажирском сиденье, он (Барков А.А.) сидел на заднем пассажирском сиденье справа, за охранником. На работу он всегда ездит одним и тем же маршрутом, по Ленинскому пр-ту. Водитель Картаев В.Ю. хорошо знает данный маршрут и организацию движения транспорта на нем, так как работает водителем у него уже около 16 лет. В движении за дорожной обстановкой он не следил. В какой-то момент он услышал, как водитель и охранник закричали «держись». Он переместился в центр салона, чтобы посмотреть в лобовое стекло, что происходит, и в этот момент сразу произошел сильный удар в переднюю часть автомашины. Он понял, что произошло столкновение, но с какой машиной, он не видел. Потом подъехала оперативная машина и его доставили в медицинское учреждение;

(т.1, л.д.93-95);

- показания свидетеля Шепелева А.А. о том что, 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, он управляя служебной автомашиной марки «ВАЗ-2114» государственный регистрационный знак Х 277 КР 177, следовал по проезжей части Ленинского пр-та в г. Москве, со стороны Калужской площади в сторону Университетского пр-та. В это время шли осадки в виде мокрого снега, проезжая часть была мокрая, а в крайней левой полосе проезжей части на проезжей части была снежная каша. Свою машину он располагал  в 4-й полосе, при пятиполосном движении в данном направлении и ехал со скоростью около 70 км/ч. Двигаясь таким образом он выехал на площадь Гагарина. В это время в левое зеркало заднего вида он увидел, что по крайней левой полосе его догоняет автомашина марки «Ситроен С3» красного цвета. Данная машина ехала значительно быстрее его, со скоростью около 100 км/ч. Поравнявшись примерно с задней осью его автомашины, «Ситроен» неожиданно начал перестраиваться вправо, в его полосу следования, несмотря на то, что его машина создавала помеху для движения «Ситроена». Он, чтобы избежать аварийной ситуации, перестроился правее, в 3-ю полосу и тут же увидел, что водитель «Ситроена» совершает резкий маневр влево и «Ситроен» вынесло на встречную полосу движения, где «Ситроен» произвел лобовое столкновение с автомашиной марки «Мерседес-Бенц» черного цвета. Столкновение произошло в крайней левой полосе встречного направления движения, где ехал «Мерседес». Что произошло с машинами после столкновения, он не видел, так как уже проехал место столкновения. После этого он, не останавливаясь, уехал. Перед началом совершения маневров помеху для движения автомобилю «Ситроен» никто не создавал. Перед столкновением «Мерседес» никаких маневров не применял, двигался прямолинейно в крайней левой полосе встречного направления движения. Впоследствии он из средств массовой информации узнал, что в данном ДТП погибли две женщины, водитель и пассажир «Ситроена» и что предполагается, что «Мерседес» ехал по встречной полосе. Чтобы пояснить действительные обстоятельства происшествия, он позвонил в подразделение ГИБДД, которое обслуживает Ленинский пр-т, то есть в 3 отдел ДПС ГИБДД (на спецтрассе) ГУВД по г. Москве и оставил свои контактные данные в качестве очевидца. Ему сообщили, что по факту ДТП возбуждено уголовное дело, расследованием которого занимается ГСУ при ГУВД по г. Москве. На следующий день ему позвонил следователь ГСУ и вызвал для допроса в качестве свидетеля;

(т.1, л.д.73-74);

- дополнительные показания свидетеля Шепелева А.А., данными им после просмотра видеозаписи с камеры уличного наблюденияо том, что на представленной ему видеозаписи изображена проезжая часть Ленинского пр-та в г. Москве, в районе д.32. Камера производит съемку со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. Время съемки зафиксирована на видеозаписи и соответствует времени с 07 часов 50 минут 45 секунд до 07 часов 57 минут 20 секунд. Примерно в это время он ехал на служебной автомашине  «ВАЗ-2114» государственный регистрационный знак Х 277 КР 177 по проезжей части Ленинского пр-та в г. Москве, со стороны Калужской площади в направлении к Университетскому пр-ту. При просмотре данной видеозаписи он указывает, что в 07:55:39 по направлению от Калужской площади к Университетскому пр-ту, из-за информационного щита появляется машина, на которой он ехал. Данная автомашина марки «ВАЗ-2114» государственный регистрационный знак Х 277 КР 177, цвета «сочи» (темно-зеленый), движется по второй полосе от разделительной линии. К моменту появления его машины на изображении место аварии он уже проехал. Из машин, двигавшихся во встречном направлении, он идентифицирует автомашину марки «Мерседес-Бенц» черного цвета, двигающуюся в крайней левой полосе, по направлению от Университетского пр-та к Калужской площади, появляющуюся на записи в 07:55:11, с которой впоследствии произвела столкновение автомашина «Ситроен С3». Само место столкновения на записи не видно, так как оно находится напротив остановки общественного транспорта и видимость видеокамеры ограничена информационным щитом;

(т.1, л.д.126-127);

-  показания свидетеля Чуйко В.И. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, он управляя личной автомашиной марки «ВАЗ-2115» государственный регистрационный знак Н 372 ХВ 97, следовал по проезжей части Ленинского пр-та в г. Москве, со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. Свою машину он располагал в крайней левой полосе, при пятиполосном движении в данном направлении и ехал со скоростью около 70 км/ч. Во встречном направлении движение было свободным. Двигаясь таким образом он выехал на площадь Гагарина. В какой-то момент он услышал звук сильного удара и на левую часть его машины посыпались осколки пластиковых деталей кузова. Он сразу применил торможение и остановился в своей полосе следования. Выйдя из машины он увидел, что позади его машины, на расстоянии около 5-10 м, стоит автомашина марки «Мерседес-Бенц» черного цвета. В крайней левой полосе встречного направления движения стоял автомобиль марки «Ситроен» красного цвета. Обе машины имели сильные механические повреждения передних частей кузовов. Он понял, что данные машины столкнулись. Он подошел к «Ситроену» и увидел, что в автомашине находятся две женщины, водитель-девушка лежала на руле и признаков жизни не подавала, пассажирка - пожилая женщина была без сознания, но шевелилась. Через несколько минут подъехали машины «Скорой помощи», МЧС и ГИБДД. Врачи констатировали смерть водителя «Ситроена», а пассажирку «Ситроена» увезли в больницу;

 (т.1, л.д.75-76);

-  дополнительные показания свидетеля Чуйко В.И., данные им после просмотра видеозаписи с камеры уличного наблюденияо том, что на представленной ему видеозаписи изображена проезжая часть Ленинского пр-та в г. Москве, в районе д.32. Камера производит съемку со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. Время съемки зафиксировано на видеозаписи и соответствует времени с 07 часов 50 минут 45 секунд до 07 часов 57 минут 20 секунд. Примерно в это время он ехал на личной автомашине  «ВАЗ-2115» государственный регистрационный знак Н 372 ХВ 97 по проезжей части Ленинского пр-та в г. Москве, со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. Свою машину в движении он располагал в крайней левой полосе. В 07:55:07 на видеозаписи появляется автомашина марки «ВАЗ-2115», серебристого цвета, которая движется в крайней левой полосе, по направлению от Университетского пр-та к Калужской площади и которую можно идентифицировать, как его машину. В момент столкновения он двигался в указанном направлении. После удара на его машину посыпались осколки частей кузовов автомашин и он сразу остановился. Когда он вышел из машины то увидел, что за ним, на расстоянии около двух кузовов автомашин, стоит автомашина марки «Мерседес-Бенц» черного цвета, а в крайней левой полосе встречного направления движения стоит автомашина «Ситроен С3» красного цвета. Обе машины были с сильными механическими повреждениями. Ни перед ним, ни за ним, в его полосе остановившегося транспорта не было;

 (т.1, л.д.160-161);

- показания свидетеля Христенко В.Н. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, он управляя служебной автомашиной марки «Ровер» государственный регистрационный знак К 408 ТУ 199, следовал по проезжей части Ленинского пр-та в г. Москве, со стороны Калужской площади в сторону Университетского пр-та. Проезжая часть была влажная, а в крайней левой полосе снег был почищен не до конца и на проезжей части была снежная каша. Свою машину он располагал в четвертой, либо в третьей полосе, при пятиполосном движении в данном направлении и ехал со скоростью около 60-70 км/ч. Двигаясь таким образом, он выехал на площадь Гагарина. Впереди него, в крайней левой полосе движения, ехала автомашина марки «Ситроен С3» красного цвета. Данная машина ехала быстрее него и постепенно удалялась. В это время он увидел, что заднюю часть «Ситроена» начало заносить, автомашина изменила направление своего движения сначала вправо, затем влево, с выездом на разделительную полосу. В какой-то момент ему показалось, что «Ситроен» выровнял движение, после чего он посмотрел в зеркала заднего вида своей машины и когда снова посмотрел вперед, то увидел в крайней левой полосе встречного направления движения облако пара. Подъехав к этому месту он остановился в крайней левой полосе. Он увидел, что «Ситроен», который он до этого наблюдал в заносе, выехал на полосу встречного направления движения и произвел лобовое столкновение с автомашиной «Мерседес-Бенц» черного цвета. Он увидел, что в «Ситроене» находятся две женщины: водитель, которая головой лежала на руле и пассажир, которая была в сознании и что-то кричала. Он сразу стал звонить в службу «03», а потом в службу «112» и сообщил о случившемся. После этого он остался на месте ДТП и дождался приезда сотрудников ГИБДД, которым оставил свои данные в качестве очевидца;

(т.1, л.д.77-78);

-  показания свидетеля Ильина М.В. о том, что он работает в 3 отделе ДПС ГИБДД (на спецтрассе) ГУВД по г. Москве и состоит в должности  инспектора по выездам на места ДТП с пострадавшими лицами. 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 05 минут, в дежурную часть подразделения поступила информация о дорожно-транспортном происшествии на площади Гагарина в г. Москве, в котором пострадали люди. Прибыв на место, он установил следующее: водитель Александрина О.С., управляя автомашиной марки «Ситроен С3» государственный регистрационный знак С 431 УК 150, следовала по Ленинскому пр-ту в г. Москве, со стороны Калужской площади в направлении Университетского пр-та, на площади Гагарина, не справилась с управлением и произвела выезд на сторону встречного направления движения, где произвела столкновение с автомашиной марки «Мерседес-Бенц S500» государственный регистрационный знак С 398 СС 77 под управлением водителя Картаева В.Ю., который следовал в 5-й полосе движения Ленинского пр-та, со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. В результате ДТП водитель автомашины «Ситроен С3» Александрина О.С. получила телесные повреждения и скончалась на месте происшествия, а пассажир автомашины «Ситроен С3» Сидельникова В.М. получила телесные повреждения и нарядом «Скорой помощи» была направлена в 1 ГКБ г. Москвы им. Пирогова;

(т.1, л.д.61-62);

- показания свидетеля Карцева М.В. о том, что он работает в 3 отделе ДПС ГИБДД (на спецтрассе) ГУВД по г. Москве. Он состоит в должности  инспектора ДПС. 25 февраля 2010 года, в 07 часов 00 минут, он прибыл на службу. В этот день он должен был заступить на дежурство на пост ГИБДД № 307, расположенный по адресу: г. Москва, Ленинский пр-т, д.37. После развода он, на служебной машине, поехал на пост № 304, расположенный по адресу: г. Москва, Калужская площадь, а оттуда, по Ленинскому пр-ту поехал на площадь Гагарина, на свой пост. Примерно в 08 часов 00 минут, следуя в районе д.20 по Ленинскому пр-ту он увидел, что впереди, в районе площади Гагарина, по центру проезжей части возникло облако дыма. Что там произошло, он не видел. Примерно через минуту, подъехав к этому месту, он увидел, что на площади Гагарина, в районе д.32 по Ленинскому пр-ту, посередине проезжей части стоят автомашины марки «Мерседес-Бенц» черного цвета и «Ситроен С3» красного цвета. «Мерседес» располагался частично в крайней левой полосе, по направлению движения от Университетского пр-та к Калужской площади, частично, а именно левыми колесами, на разделительной полосе. «Ситроен» располагался в крайней левой полосе, по направлению от Калужской площади к Университетскому пр-ту, практически поперек полосы. Обе машины имели сильные механические повреждения передних частей кузовов. Он припарковал свою машину на разделительной полосе, включил спецсигналы, доложил ситуацию дежурному по отделу, после чего конусами оградил место столкновения. На месте он осмотрел машины, установил, что в «Ситроене» пострадали две женщины, водитель и пассажирка. Он остановил «Скорую помощь», которая проезжала мимо, и попросил осмотреть пострадавших. Врач «Скорой помощи» констатировала смерть водителя «Ситроена», а пассажирку «Ситроена» забрали в больницу;

(т.1, л.д.81-83);

- показания свидетеля Карповой В.А. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, она находилась у себя дома, по адресу: г. Москва, Ленинский пр-т, д.37а, кв.110. Она находилась на кухне, окна которой выходят на проезжую часть Ленинского пр-та, в район площади Гагарина. Примерно в это время она посмотрела в окно и услышала со стороны проезжей части Ленинского пр-та звук столкновения автомашин. Самого момента столкновения она не видела. До столкновения она видела, что по проезжей части Ленинского пр-та движется поток транспорта. Со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади двигался плотный поток транспорта, но затора не было, машины ехали со скоростью 30-40 км/ч. Со стороны Калужской площади в направлении Университетского пр-та транспорта практически не было. Она видела, как в данном направлении движется легковая автомашина красного цвета. Данная автомашина двигалась в крайней левой полосе, несмотря на то, что остальные полосы движения были свободны, с довольно высокой скоростью, около 80 км/ч. После столкновения она увидела, что в центре проезжей части стоят две автомашины с сильными механическими повреждениями кузовов. Одна из автомашин была красного цвета, которую она до этого наблюдала в движении, а вторая машина была легковая, черного цвета;

(т.1, л.д.101-105);

- показания свидетеля Пагава Т.Г. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, он находился на кухне своей квартиры, по адресу: г. Москва, Ленинский пр-т, д.30, кв.67. Окна кухни выходят на проезжую часть Ленинского пр-та, в районе площади Гагарина. По проезжей части Ленинского пр-та двигался поток транспорта. Со стороны Университетского пр-та поток транспорта был плотный, но двигался без заторов, во встречном направлении, то есть со стороны Калужской площади машин практически не было. Сидя на кухне около окна он услышал звук столкновения со стороны проезжей части и, посмотрев в окно увидел, что по середине проезжей части Ленинского пр-та стоят две легковые автомашины иностранного производства, красного и черного цветов. Черную машину до этого он не видел, а красную автомашину он наблюдал непосредственно перед столкновением. Она ехала в крайней левой полосе Ленинского пр-та со стороны Калужской площади в направлении к Университетскому пр-ту, со скоростью около 70 км/ч. Самого момента столкновения он не видел;

(т.1, л.д.106-110);

- показания свидетеля Девятовой Р.И. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, она находилась на остановке общественного транспорта, расположенной на площади Гагарина, в районе д.32 по Ленинскому пр-ту в г. Москве. Она ожидала троллейбус. Она смотрела на проезжую часть Ленинского пр-та в сторону Калужской площади, откуда должен был подъехать троллейбус. В это время по проезжей части Ленинского пр-та двигался поток транспорта. Со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади двигался плотный поток транспорта, но затора не было. Со стороны Калужской площади в направлении Университетского пр-та движения практически не было. В это время она увидела, что по Ленинскому пр-ту, со стороны Калужской площади едет легковая автомашина иностранного производства, красного цвета. Когда данная машина проехала мимо нее, она услышала звук столкновения. Она посмотрела в сторону звука и увидела, что красная автомашина стоит поперек проезжей части, а рядом стоит автомашина марки «Мерседес», черного цвета. У обоих машин были сильные кузовные повреждения. В красной машине на водительском месте находилась девушка – водитель. На место происшествия приехали оперативные службы. После этого подъехал троллейбус и она уехала;

(т.1, л.д.121-125);

- показания свидетеля Резинкиной Н.Н. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, она находилась на остановке общественного транспорта, расположенного на площади Гагарина, в районе д.32 по Ленинскому пр-ту в г. Москве. Ожидая троллейбус она смотрела навстречу движению, в сторону Калужской площади. В это время по проезжей части Ленинского пр-та двигался поток транспорта. Со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади двигался плотный поток транспорта, но затора не было. Со стороны Калужской площади в направлении Университетского пр-та транспорта практически не было. В какой-то момент она услышала со стороны проезжей части сильный хлопок. Она посмотрел в сторону звука и увидела, что в районе разделительной полосы, напротив троллейбусной остановки, стоит автомашина марки «Ситроен», красного цвета, с сильными механическими повреждениями кузова. Рядом с «Ситроеном», во встречном направлении, стояла автомашина марки «Мерседес», черного цвета, так же с сильными кузовными повреждениями. Она видела, что на водительском месте «Ситроена» сидит девушка-водитель. Через несколько минут подъехали автомашины «Скорой помощи» и милиции. После этого подъехал троллейбус и она уехала;

(т.1, л.д.137-140);

- показания свидетеля Сухаревской О.В. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 07 минут, она вышла из подземного перехода, расположенного на площади Гагарина, в районе д.32 по Ленинскому пр-ту в г. Москве. Выйдя из перехода на Ленинский пр-т она увидела, что по середине проезжей части стоят две разбитые машины. Одна из них марки «Ситроен» красного цвета, а вторая марки «Мерседес» черного цвета. На месте находились автомашины «Скорой помощи» и милиции. В салоне «Ситроена» она видела на водительском сиденье девушку, которой оказывали медицинскую помощь врачи. Когда подошел троллейбус она села в него и уехала;

(т.1, л.д.116-120);

- показания свидетеля Усачева Д.И. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 30 минут, он, управляя личной автомашиной марки «Лексус» гос.номер К 257 КХ 177, ехал по Ленинскому пр-ту в г. Москве, со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. В данном направлении образовался большой затор и поток транспорта двигался очень медленно. Проезжая площадь Гагарина он увидел, что в крайней левой полосе его направления движения стоит автомобиль марки «Мерседес-Бенц» черного цвета. Левее «Мерседеса», на стороне встречного направления движения стоял автомобиль марки «Ситроен» красного цвета. «Ситроен» стоял практически поперек полосы, располагаясь примерно на границе четвертой и пятой полос встречного направления движения. На водительском месте «Ситроена» он видел молодую девушку, которая признаков жизни не подавала. На месте происшествия находились автомашины следственно-оперативной группы, ГИБДД, МЧС и «Скорой помощи»;

(т.1. л.д.79-80);

- показания свидетеля Тихомирова Г.Г. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 07 часов 40 минут, он, управляя троллейбусом, ехал по проезжей части Ленинского пр-та в г. Москве, со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. Проехав площадь Гагарина он доехал до Большого Каменного моста, развернулся и поехал обратно. К площади Гагарина он опять подъехал примерно в 08 часов 10 минут, двигаясь со стороны Калужской площади в сторону Университетского пр-та. Подъехав к площади Гагарина он увидел, что посередине проезжей части, в районе остановок общественного транспорта, стоят две автомашины с сильными кузовными повреждениями. Одна из машин марки «Ситроен» красного цвета, стояла в крайней левой полосе его направления движения, а вторая автомашина марки «Мерседес» черного цвета, стояла в крайней левой полосе встречного направления движения. Он понял, что данные автомашины столкнулись. Сам момент столкновения он не видел;

(т.1, л.д.156-159);

- показания свидетеля Петровой Н.А.о том, что она является знакомой Александриной Ольги Сергеевны и Сидельникова Сергея Валерьевича. Александрина О.С. и Сидельников С.В. являются супругами. Александрина О.С. в собственности имела автомашину марки «Ситроен С3» гос.номер С 431 УК 150. 25 февраля 2010 года с утра она (Петрова) находилась на работе. В 10 часов 37 минут ей позвонил Сидельников С.В. и сообщил, что Александрина О.С. на своей машине попала в ДТП на Ленинском проспекте и погибла.  Сидельников С.В. сказал, что едет на место происшествия и попросил ее также туда подъехать. Прибыв на место происшествия она увидела, что на проезжей части находятся автомашины «Мерседес-Бенц» черного цвета и «Ситроен С3». Рядом стояли автомашины ГИБДД и медицинской службы. Александрина О.С. находилась в салоне «Ситроена», на водительском месте. Признаков жизни Александрина О.С. не подавала. Инспектор ГИБДД пояснил ей, что пассажирку «Ситроена С3» Сидельникову Веру Михайловну оправили в ГКБ № 1 г. Москвы им. Пирогова;

(т.1, л.д.88-89);

- показания свидетеля Беленького Б.В. о том, что он работает врачом бригады «Скорой помощи» подстанции № 1 г. Москвы. 25 февраля 2010 года утром он заступил на дежурство. Примерно в 08 часов 05 минут на подстанцию поступил вызов на дорожно-транспортное происшествие. Прибыв на место он увидел, что на площади Гагарина, в районе д.32 по Ленинскому пр-ту в г. Москве, произошло столкновение автомашин «Мерседес-Бенц S-класса» черного цвета и «Ситроен» темно-красного цвета. В «Ситроене» находились две пострадавших женщины. Одна из них была водителем «Ситроена» и визуально он определил, что она уже мертва. Пассажирке «Ситроена» уже оказывали медицинскую помощь сотрудники другой бригады «Скорой помощи». Ему сказали, что в автомашине «Мерседес-Бенц» также есть пострадавший пассажир. Пассажир «Мерседеса» жаловался на боли в правой ноге. Водитель «Мерседеса» и охранник перенесли пассажира «Мерседеса» в машину «Скорой помощи». Он осмотрел пассажира и установил, что у того ссадина правой голени и подозрение на перелом лодыжки. От госпитализации пассажир «Мерседеса» отказался, сказав, что его госпитализируют в ведомственное лечебное учреждение. Он сделал пассажиру обезболивающий укол. Через какое-то время на место происшествия подъехала автомашина марки «Инфинити», пассажира «Мерседеса» пересадили в нее и увезли;

(т.1, л.д.128-129);          о, и практически сразу данная автомашина, выехав на их сторону движения, произвела столкновение с их машиной. При столкновении в салоне

(т.1, л.д.71-72);

(т.1, л.д.171-173,178-180,188-190);

- показания свидетеля Баркова А.А.о том, что он работает в должности вице-президента компании «

(т.1, л.д.93-95);

- показания свидетеля Шепелева А.А. о том что, 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, он управляя служебной автомашиной марки «

(т.1, л.д.73-74);

- дополнительные показания свидетеля Шепелева А.А., данными им после просмотра видеозаписи с камеры уличного наблюденияо том, что на представленной ему видеозаписи изображена проезжая часть Ленинского пр-та в г. Москве, в районе д.32. Камера производит съемку со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. Время съемки зафиксирована на видеозаписи и соответствует времени с 07 часов 50 минут 45 секунд до 07 часов 57 минут 20 секунд. Примерно в это время он ехал на служебной автомашине 

(т.1, л.д.126-127);

 

 

- показания свидетеля Христенко В.Н. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, он управляя служебной автомашиной марки «

(т.1, л.д.77-78);

(т.1, л.д.61-62);

- показания свидетеля Карцева М.В. о том, что он работает в 3 отделе ДПС ГИБДД (на спецтрассе) ГУВД по г. Москве. Он состоит в должности 

(т.1, л.д.81-83);

- показания свидетеля Карповой В.А. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, она находилась у себя дома, по адресу: г. Москва, Ленинский пр-т, д.37а, кв.110. Она находилась на кухне, окна которой выходят на проезжую часть Ленинского пр-та, в район площади Гагарина. Примерно в это время она посмотрела в окно и услышала со стороны проезжей части Ленинского пр-та звук столкновения автомашин. Самого момента столкновения она не видела. До столкновения она видела, что по проезжей части Ленинского пр-та движется поток транспорта. Со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади двигался плотный поток транспорта, но затора не было, машины ехали со скоростью 30-40 км/ч. Со стороны Калужской площади в направлении Университетского пр-та транспорта практически не было. Она видела, как в данном направлении движется легковая автомашина красного цвета. Данная автомашина двигалась в крайней левой полосе, несмотря на то, что остальные полосы движения были свободны, с довольно высокой скоростью, около 80 км/ч. После столкновения она увидела, что в центре проезжей части стоят две автомашины с сильными механическими повреждениями кузовов. Одна из автомашин была красного цвета, которую она до этого наблюдала в движении, а вторая машина была легковая, черного цвета;

(т.1, л.д.101-105);

- показания свидетеля Пагава Т.Г. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, он находился на кухне своей квартиры, по адресу: г. Москва, Ленинский пр-т, д.30, кв.67. Окна кухни выходят на проезжую часть Ленинского пр-та, в районе площади Гагарина. По проезжей части Ленинского пр-та двигался поток транспорта. Со стороны Университетского пр-та поток транспорта был плотный, но двигался без заторов, во встречном направлении, то есть со стороны Калужской площади машин практически не было. Сидя на кухне около окна он услышал звук столкновения со стороны проезжей части

(т.1, л.д.106-110);

- показания свидетеля Девятовой Р.И. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, она находилась на остановке общественного транспорта, расположенной на площади Гагарина, в районе д.32 по Ленинскому пр-ту в г. Москве. Она ожидала троллейбус. Она смотрела на проезжую часть Ленинского пр-та в сторону Калужской площади, откуда должен был подъехать троллейбус. В это время по проезжей части Ленинского пр-та двигался поток транспорта. Со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади двигался плотный поток транспорта, но затора не было. Со стороны Калужской площади в направлении Университетского пр-та движения практически не было. В это время она увидела, что по Ленинскому пр-ту, со стороны Калужской площади едет легковая автомашина иностранного производства, красного цвета. Когда данная машина проехала мимо нее, она услышала звук столкновения. Она посмотрела в сторону звука и увидела, что красная автомашина стоит поперек проезжей части, а рядом стоит автомашина марки «

(т.1, л.д.121-125);

- показания свидетеля Резинкиной Н.Н. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, она находилась на остановке общественного транспорта, расположенного на площади Гагарина, в районе д.32 по Ленинскому пр-ту в г. Москве. Ожидая троллейбус она смотрела навстречу движению, в сторону Калужской площади. В это время по проезжей части Ленинского пр-та двигался поток транспорта. Со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади двигался плотный поток транспорта, но затора не было. Со стороны Калужской площади в направлении Университетского пр-та транспорта практически не было. В какой-то момент она услышала со стороны проезжей части сильный хлопок. Она посмотрел в сторону звука и увидела, что в районе разделительной полосы, напротив троллейбусной остановки, стоит автомашина марки «

(т.1, л.д.137-140);

- показания свидетеля Сухаревской О.В. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 07 минут, она вышла из подземного перехода, расположенного на площади Гагарина, в районе д.32 по Ленинскому пр-ту в г. Москве. Выйдя из перехода на Ленинский пр-т она увидела, что по середине проезжей части стоят две разбитые машины. Одна из них марки «

(т.1, л.д.116-120);

- показания свидетеля Усачева Д.И. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 30 минут, он, управляя личной автомашиной марки «

(т.1. л.д.79-80);

- показания свидетеля Тихомирова Г.Г. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 07 часов 40 минут, он, управляя троллейбусом, ехал по проезжей ча3-21);

 - заключение судебно-медицинской экспертизы № 11/0434 от 12 марта 2010 года, согласно которому при судебно-медицинском исследовании трупа Александриной О.С. обнаружены следующие повреждения: разрыв затылочно-позвоночного (атланто-окципитального) сочленения с полным перерывом ствола мозга на уровне нижних отделов варолиевого моста и продолговатого мозга, кровоизлияние в желудочки мозга, разрыв диафрагмы большого затылочного отверстия, сквозная рвано-ушибленная рана нижней губы с переходом на подбородочный бугор, перелом тела правой скуловой кости, перелом правого скулового отростка лобной кости, кровоподтек правой глазничной области, ушибленная рана области левого лобного бугра, ушибленная рана левой теменной области. Кровоизлияние в области ворот легких, кровоподтеки и ссадины на уровне гребней подвздошных костей таза, ушибленные раны, открытый оскольчатый перелом надколенника, кровоизлияние левого коленного сустава, ушибленные раны области правого коленного сустава. Все указанные повреждения прижизненные, возникли незадолго до наступления смерти, в быстрой последовательности одно за другим, практически одномоментно, составили комплекс тупой сочетанной травмы, которая по признаку опасности для жизни относится к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью, имеет прямую причинную связь с наступлением смерти. Смерть Александриной О.С. наступила от несовместимых с жизнью повреждений – разрыва ствола мозга на уровне варолиевого моста. Все повреждения возникли при дорожно-транспортном происшествии, при нахождении пострадавшей в салоне движущегося автомобиля, на месте водителя;

(т.3, л.д.26-35);

- заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы № 103-10 от 05 апреля 2010 года, из которого следует, что при обращении за медицинской помощью 25.02.2010 года у Баркова А.А. были обнаружены следующие повреждения: закрытый краевой перелом наружной лодыжки левой малоберцовой кости с незначительным смещением отломка – образовался в результате подворота левой стопы кнутри, рана и ссадина на передне-внутренней поверхности левой голени на границе средней и нижней ее третей – образовались от ударно-скользящего воздействия твердым тупым предметом с ограниченной контактной поверхностью, с учетом формы раны, более вероятно, что травмирующий предмет мог иметь углообразный край, закрытый перелом костей носа со смещением отломков – образовался от ударного воздействия твердого тупого предмета, либо при ударе о таковой. Отсутствие наружных повреждений (ссадин, ран) мягких тканей носа свидетельствует о том, что травмирующий предмет имел гладкую эластичную контактирующую поверхность. Повреждения у Баркова А.А. возникли незадолго до первичного обращения за медицинской помощью 25.02.2010 года, возможно в салоне транспортного средства в условиях дорожно-транспортного происшествия. Указанные травмы привели к длительному расстройству здоровья более 3-х недель, в связи с чем причинила вред здоровью средней тяжести. Барков А.А. на момент столкновения автомобиля «Мерседес-Бенц S500» со встречным автомобилем «Ситроен С3» находился на правом заднем пассажирском кресле автомобиля «Мерседес-Бенц S500»;

(т.3, л.д.81-91);

- заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы № 132-10 от 09 апреля 2010 года, из которого следует, что при обращении за медицинской помощью 25.02.2010 года у Картаева В.Ю. были обнаружены следующие повреждения: закрытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения головного мозга, ушиб шейного отдела позвоночника без переломов позвонков, повреждений связочного аппарата и спинного мозга, подкожные гематомы в области правого лучезапястного, левого локтевого, левого коленного суставов. Повреждения у Картаева В.Ю. образовались  в результате ударных воздействий твердыми тупыми предметами, в условиях дорожно-транспортного происшествия, составляют комплекс сочетанной травмы головы, шеи, конечностей, которая по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок менее 3-х недель относится к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью;

(т.3, л.д.99-101);

- заключение судебной биологической экспертизы № 12/2265 от 30.03.2010 года, из которого следует, что на полимерном корпусе системы климат-контроля задних пассажиров автомобиля «Мерседес-Бенц S500» обнаружен биологический материал, содержащий пот, который произошел от Баркова А.А. На подушке безопасности переднего пассажира, автомобильном коврике заднего правого пассажира и подушке автомобильного сиденья заднего правого пассажира обнаружена кровь, которая произошла от Баркова А.А.;

(т.3, л.д.121-129);

- заключением автотехнической судебной экспертизы № 12/265–АТЭ от 05 апреля 2010 года, из которого следует, что на основе анализа результатов проведенного исследования рабочей тормозной системы автомобиля «Мерседес-Бенц S500» гос.номер С 398 СС 77 можно констатировать ее работоспособное состояние на момент, непосредственно предшествующий столкновению с автомобилем «Ситроен С3». Отказов в работе рабочей тормозной системы в процессе исследования не выявлено.

На основе анализа результатов проведенного исследования рулевого управления автомобиля «Мерседес-Бенц S500» гос.номер С 398 СС 77 можно сделать вывод о том, что как на момент ДТП, так и на момент осмотра механическая часть рулевого управления находилась в действующем состоянии. Каких-либо отказов в действии указанной части системы автомобиля, в ходе проведения исследования не обнаружено;

(т.4, л.д.26-38);

- заключение автотехнической судебной экспертизы № 12/264–АТЭ от 05 апреля 2010 года, из которого следует, что на основе анализа результатов проведенного исследования рабочей тормозной системы автомобиля «Ситроен С3» гос.номер С 431 УК 150 можно сделать вывод, что как на момент проведения осмотра, так и на момент ДТП ее гидравлическая часть, тормозные механизмы и привод находились в действующем состоянии. Признаков, указывающих на отказ в действии рабочей тормозной системы автомобиля до ДТП в ходе проведения исследования не обнаружено.

На основе анализа результатов проведенного исследования рулевого управления автомобиля «Ситроен С3» гос.номер С 431 УК 150 можно сделать вывод о том, что на момент ДТП его механическая часть находилась в действующем состоянии. Признаков, указывающих на отказ в действии данной системы автомобиля в ходе проведения исследования не обнаружено;

(т.4, л.д.6-19);

- заключение автотехнической судебной экспертизы № 12/263–АТЭ от 05 апреля 2010 года, из которого следует, что автомобиль «Мерседес-Бенц S500» гос.номер С 398 СС 77, следуя по Ленинскому пр-ту со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади передней частью (капотом, левым передним крылом, передним бампером, левой фарой, панелью передка) произвел столкновение с передней частью (капотом, левым передним крылом, передним бампером, левой фарой, левым передним колесом, левым передним крылом) автомобиля «Ситроен С3» гос.номер С 431 УК 150, следовавшего во встречном направлении, с перекрытием около 0,9 м. Продольные оси автомобилей в момент первоначального контактирования находились под углом около 175-180º. Данное столкновение можно квалифицировать как встречное (столкновение, при котором проекция вектора скорости одного ТС на направление скорости другого противоположна), эксцентричное (линия столкновения проходит на некотором расстоянии от центра тяжести), блокирующее (столкновение, при котором в процессе контактирования относительная скорость ТС на участке контакта к моменту завершения деформаций снижается до нуля). В процессе контактирования происходило взаимное внедрение конструктивных элементов ТС с образованием повреждений. В данном случае автомобиль «Мерседес-Бенц S500» при взаимодействии с автомобилем «Ситроен С3» в результате взаимного контактирования под воздействием внешних сил и моментов сил перемещался по направлению своего первоначального движения и смещался передней частью автомобиля влево. Указанное смещение обусловлено тем, что в процессе контактирования на автомобиль «Мерседес-Бенц S500» (в частности на его переднюю часть слева, воздействовали силы, создающие тормозящий момент, который          возник за счет эксцентричного расположения ТС, а также тормозящего действия его заблокированного и смещенного назад левого переднего колеса. Автомобиль «Ситроен С3», в свою очередь, под воздействием сил и моментов сил, возникших при взаимодействии с автомобилем «Мерседес-Бенц S500», приобрел вращательное (с вращением против хода часовой стрелки) и поступательное (в направлении движения автомобиля «Мерседес-Бенц S500» движение. Далее произошло разъединение вышеуказанных транспортных средств и автомобиль «Ситроен С3» остановился в положении, зафиксированном в протоколе осмотра места ДТП, на схеме и фототаблице к нему. Автомобиль «Мерседес-Бенц S500» после выхода из контакта с автомобилем «Ситроен С3» продвинулся в направлении своего первоначального движения, передней частью сместившись влево, относительно первоначального направления движения и остановился в положении, зафиксированном в протоколе осмотра места ДТП, на схеме и фототаблице к нему. Наличие и расположение осыпи осколков стекла и пластика, расположенной согласно протоколу осмотра места ДТП на крайней левой полосе проезжей части Ленинского пр-та, предназначенной для движения в направлении Калужской площади, за задней частью автомобиля «Мерседес-Бенц S500» и представляющей собой эллипс, продольная ось которого ориентирована («вытянута») вдоль продольной оси дороги, а также наличие и расположение осыпи осколков стекла от левой боковой стороны автомобиля «Мерседес-Бенц S500», а также на поверхности его левой боковой стороны, позволяет сделать вывод о том, что данные фрагменты и частицы могли отделиться только от участка передней части автомобиля «Ситроен С3», расположенного справа. Данный участок передней части автомобиля «Ситроен С3» в момент первоначального контакта не вступил во взаимодействие с передней частью автомобиля «Мерседес-Бенц S500» и отделившиеся фрагменты при отсутствии преграды на своем пути осыпались на проезжую часть как с левой стороны от автомобиля «Мерседес-Бенц S500», так и за задней его частью. При этом левая боковая сторона автомобиля «Мерседес-Бенц S500» в данном случае явилась «экраном», отразившим отлетающие осколки. На это указывает отсутствие повреждений на правой фаре автомобиля «Ситроен С3», а так же ее расположение на проезжей части (за задней частью автомобиля «Мерседес-Бенц S500». Учитывая конечные положения автомобилей «Ситроен С3» и «Мерседес-Бенц S500», установленные взаиморасположения ТС в момент их контактирования и механизм воздействия, а так же расположение следов, оставленных шинами левых передних колес вышеуказанных автомобилей, можно сделать вывод о том, что столкновение автомобиля «Ситроен С3» гос.номер С 431 УУК 150 с автомобилем «Мерседес-Бенц S500» гос.номер С 398 СС77 имело место около линии дорожной разметки, разделяющей разделительную полосу и крайнюю левую полосу проезжей части Ленинского пр-та, предназначенную для движения со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади, а в продольном направлении – до начала следов скольжения, оставленных шинами левых передних колес автомобилей «Ситроен С3» и «Мерседес-Бенц S500», по направлению движения автомобиля «Мерседес-Бенц S500». При этом, в момент первоначального контакта левое переднее колесо автомобиля «Мерседес-Бенц S500» располагалось не далее линии разметки 1.2.1, отделяющей проезжую часть Ленинского пр-та, предназначенную для движения со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади от разделительной полосы, относительно правой границы проезжей части, а левое переднее колесо автомобиля «Ситроен С3» располагалось в крайней левой полосе проезжей части Ленинского пр-та, предназначенной для движения со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. Разгерметизация левого переднего колеса автомобиля «Мерседес-Бенц S500» гос.номер С 398 СС 77 возникла в результате образования сквозных повреждений шины колеса в момент столкновения с автомобилем «Ситроен С3» гос.номер С 431 УК 150. Разгерметизация левого переднего колеса автомобиля «Ситроен С3» гос.номер С 431 УК 150 возникла в момент столкновения с автомобилем «Мерседес-Бенц S500» гос.номер С 398 СС 77, в результате которого были образованы сквозные повреждения шины и повреждения в виде замятин закраин, приведшие к отделению бортов шины от посадочных полок обода колеса. Координаты места столкновения ТС, указанные водителем Картаевым В.Ю. и зафиксированные в протоколе осмотра места ДТП, не соответствуют установленным элементам механизма столкновения автомобилей «Ситроен С3» и «Мерседес-Бенц S500». В данной дорожной обстановке, при условии потери автомобилем «Ситроен С3» управляемости или устойчивости, приведших к нахождению автомобиля на разделительной полосе, либо вмешательства пассажира в процесс управления автомобилем, следует сделать вывод о том, что водитель автомобиля «Ситроен С3» должен был руководствоваться требованиями п.1.3 Правил дорожного движения РФ в части требований Приложения 2 к Правилам, а так же требованиями п.9.9. Правил, и его действия, с экспертной точки зрения, не соответствовали данным требованиям. В данной дорожной обстановке водитель автомобиля «Мерседес-Бенц S500» должен был руководствоваться требованиями ч.2 п.10.1 Правил дорожного движения РФ. Ответить о соответствии действий водителя «Мерседес-Бенц S500» требованиям указанных пунктов не представляется возможным, в связи с отсутствием достаточных данных для исследования;

(т.4, л.д.46-104);

- протокол проверки показаний свидетеля Картаева В.Ю. на месте, из которого следует, что 25 февраля 2010 года Картаев В.Ю., управляя автомобилем «Мерседес-Бенц S500» государственный регистрационный знак С 398 СС 77 следовал по проезжей части Ленинского проспекта, со стороны Университетского проспекта в направлении Калужской площади, в крайней левой полосе движения. Проезжая площадь Гагарина Картаев В.Ю. увидел, что впереди, следовавшая во встречном направлении машина «Ситроен С3» красного цвета выезжает на разделительную полосу, потом в его полосу движения и произвела столкновение в переднюю часть его автомобиля. При этом свидетель Картаев В.Ю. указал координаты места, в котором автомашина «Ситроен С3» пересекла линию дорожной разметки, разделяющей крайнюю левую полосу по направлению движения со стороны Калужской площади в направлении Университетского проспекта и разделительную полосу, которые расположены в 8,2 м за МГО № 149 по Ленинскому проспекту. Координаты места, в котором автомашина «Ситроен С3» пересекла линию разметки, разделяющей разделительную полосу и крайнюю левую полосу для движения по направлению от Университетского проспекта в сторону Калужской площади расположены в 11,6 м перед МГО№ 149 по Ленинскому проспекту. Место, с которого водитель Картаев В.Ю. увидел автомобиль «Ситроен С3», выезжающий на разделительную полосу расположено в 38,8 м перед МГО № 149 по Ленинскому проспекту и в 0,9 м правее линии разметки, разделяющей крайнюю левую полосу по направлению движения со стороны Университетского проспекта в направлении Калужской площади и разделительную полосу. Расстояние, с которого свидетель Картаев В.Ю. увидел автомашину «Ситроен С3». выезжающую на разделительную полосу составляет 47,0 м;

(т.7, л.д.22-30);

- заключение автотехнической судебной экспертизы № 12/889-АТЭ от 09 ноября 2011 года из которого следует, что в данной дорожной обстановке водитель автомобиля «Мерседес-Бенц S500» должен был руководствоваться требованиями ч.2 п.10.1. Правил дорожного движения «…при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства» и, в его действиях, с экспертной точки зрения, не усматривается несоответствий данным требованиям. В данной дорожной обстановке водитель автомобиль «Ситроен С3» должен был руководствоваться требованиями ч.1 п.10.1. Правил дорожного движения «водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения…» и п.10.2. Правил «в населенных пунктах разрешается движение транспортных средств со скоростью не более 60 км/ч». Учитывая, что величина скорости автомобиля «Ситроен С3» к моменту столкновения составляла 75 км/ч, действия его водителя, с экспертной точки зрения, не соответствовали требованиям данных пунктов Правил. Согласно п.9.9. Правил дорожного движения «запрещается движение транспортных средств по разделительным полосам…», в соответствии с п.1.2. Правил «Разделительная полоса» - элемент дороги, выделенный конструктивно и (или) с помощью разметки 1.2.1, разделяющий смежные проезжие части и не предназначенный для движения и остановки транспортных средств». Следовательно, учитывая отсутствие данных о потере автомобилем «Ситроен С3» управляемости или устойчивости, приведших к нахождению автомобиля на разделительной полосе, либо о вмешательстве пассажира в процесс управления автомобилем, следует сделать вывод о том, что водитель автомобиля «Ситроен С3» должен был руководствоваться требованиями п.1.3. Правил дорожного движения «участники дорожного движения должны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки…» в части требований Приложения № 2 к Правилам, согласно которым линию разметки 1.2.1 пересекать запрещается, а также требованиями п.9.9. Правил и ее действия, с экспертной точки зрения, не соответствовали данным требованиям;

(т.7, л.д.39-44);

 - заключение технического исследования электронных блоков автомобиля «Мерседес-Бенц S500», проведенного в подразделении технической поддержки концерна «Даймлер АГ», из которого следует, что скорость автомобиля «Мерседес-Бенц S500» в момент столкновения составляла 35 км/ч;

(т.3, л.д.188-217);

- заключение технического исследования электронных блоков автомобиля «Ситроен С3», проведенного в департаменте сервисного обслуживания концерна «Пежо Ситроен», из которого следует, что скорость автомобиля «Ситроен С3» в момент столкновения составляла 75 км/ч. Угол удара при столкновении составлял примерно 0,9º от прямого угла движения;

(т.3, л.д.266-268);

- справка специалистов ООО «Центр Квест» об исследовании обстоятельств дорожно-транспортного происшествия с участием автомобилей «Ситроен С3» и «Мерседес-Бенц S500», из которой следует, что в момент первичного контактирования (столкновения) произошло однократное контактирование передней левой части кузова автомобиля «Ситроен С3» государственный регистрационный знак С 431 УК 150 и передней левой части кузова автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4 matic» государственный регистрационный знак С 398 СС 77. В момент первичного контактирования (столкновения) продольные оси кузовов автомобилей «Ситроен С3» и «Мерседес-Бенц S500 4 matic» образовывали угол величиной около 175º - 180º и величина взаимного перекрытия габаритных размеров кузовов составляла величину около 0,5 м. В момент первичного контактирования (столкновения) автомобиль «Мерседес-Бенц S500 4 matic» двигался по крайней левой полосе проезжей части Ленинского проспекта в направлении Университетский проспект – Калужская площадь. В момент первичного контактирования (столкновения) автомобиль «Ситроен С3» двигался по разделительной полосе проезжей части Ленинского проспекта в направлении «Калужская площадь – Университетский проспект» с заездом на полосу встречного движения на величину около 0,6 м. В результате данного дорожно-транспортного происшествия и в ходе сближения автомобилей «Ситроен С3» и «Мерседес-Бенц S500 4 matic» на опорной поверхности (на проезжей части дороги) были образованы следующие объективные следы: следы качения колес автомобиля «Ситроен С3», образованные в процессе смещения автомобиля влево, на разделительную полосу и в ходе дальнейшего выезда автомобиля на полосу встречного движения; следы бокового скольжения колес автомобиля «Ситроен С3» по загрязненной поверхности линии горизонтальной разметки, образованные в момент падения на опорную поверхность после подбрасывания автомобиля вверх; осыпи частиц грязи, отделившихся от элементов подвески передних левого и правого колеса автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4 matic» в момент столкновения; осыпи частиц грязи, отделившихся от элементов подвески передних левого и правого колеса автомобиля «Ситроен С3» в момент столкновения; следы скольжения переднего левого колеса автомобиля "CitroenC3" по поверхности проезжей части, заблокированного деформированными элементами конструкции автомобиля; следы скольжения переднего левого колеса автомобиля "Mercedes-BenzS500 4matic" по поверхности проезжей части, заблокированного деформированными элементами конструкции автомобиля;следы от воздействия твердосплавных сердечников шипов противоскольжения шин колес автомобиля "CitroenC3", образованные в момент падения на опорную поверхность после подбрасывания автомобиля вверх;следы от воздействия твердосплавных сердечников шипов противоскольжения шин колес автомобиля "Mercedes-BenzS500 4matic", образованные в момент падения на опорную поверхность после подбрасывания автомобиля вверх. В момент первичного контактирования (столкновения) автомобилей "CitroenC3" и "Mercedes-BenzS500 4matic" автомобиль "Mercedes-BenzS500 4matic" располагался целиком на поверхности полосы движения № 4 (левая по ходу полоса движения в направлении"Университетский проспект - Калужская площадь"), не производя при этом заезда левыми колесами на линию разметки. В момент первичного контактирования (столкновения) автомобилей "CitroenC3" и "Mercedes-BenzS500 4matic" автомобиль "CitroenC3" располагался частично на разделительной полосе (полоса № 5) и частично на полосе № 4 (левая по ходу автомобиля "Mercedes-BenzS500 4matic" полоса движения в направлении"Университетский проспект - Калужская площадь"), т.е. двигался с заездом на полосу встречного движения. Величина заезда автомобиля "CitroenC3" на полосу движения автомобиля "Mercedes-BenzS500 4matic" составляет около 0,5 м. На основании анализа объективных данных специалистами однозначно установлен механизм данного столкновения: автомобиль "CitroenC3" движется с определенной скоростью по левой полосе движения (полоса № 6) проезжей части Ленинского проспекта в направлении "Калужская площадь - Университетский проспект". В некоторый момент времени происходит изменение траектории движения автомобиля и автомобиль выезжает на разделительную полосу движения, преодолевает некоторое расстояние по разделительной полосе и выезжает на полосу встречного движения, где происходит столкновение со встречным автомобилем "Mercedes-BenzS500 4matic". Величина заезда автомобиля "CitroenC3" на полосу движения автомобиля "Mercedes-BenzS500 4matic" составляет около 0,5 м. В ходе столкновения происходит взаимное внедрение и деформирование кузовов автомобилей, в результате чего происходит "подбрасывание" вверх автомобиля "CitroenC3", его разворачивание в направлении против хода часовой стрелки (при виде сверху) на величину около 130° и падение на опорную поверхность (на полосе движения № 6) в том месте, где было зафиксировано его расположение в ходе составления протокола осмотра места происшествия. В результате данного столкновения происходит "подбрасывание" вверх автомобиля "Mercedes-BenzS500 4matic", смещение его влево (по ходу), разворачивание его в направлении против хода часовой стрелки (при виде сверху) на величину около 5° и падение на опорную поверхность (на полосе движения № 4), при этом левая часть кузова оказывается расположенной частично на разделительной полосе (полоса № 5). После падения на опорную поверхность автомобиль "Mercedes-BenzS500 4matic" не перемещался по проезжей части и был неподвижен до момента фотографирования. Рассматриваемый автомобиль «Мерседес-Бенц S500 4matik» государственный регистрационный номер С 398 СС 77, имеющий идентификационный номер WDD2111861A143192, при сборке не подвергался бронированию на предприятии-изготовителе и не был оснащен комплексом специальных звуковых сигналов и громкоговорящей сигнальной установкой известных конструкций. При исследовании было установлено, что в момент столкновения водитель автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matik» давил на педаль тормоза с такой большой силой, что пластина самой педали была деформирована и смещена (повернута) на 10º по ходу часовой стрелки относительно первоначального своего положения. В данном случае, с экспертной точки зрения, за момент возникновения опасности для водителя автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matik» следует принять тот момент времени, когда водитель движущегося по левой (по ходу) полосе движения автомобиля со своего рабочего места обнаружил автомобиль «Ситроен С3», выезжающий на полосу движения автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matik» (начало пересечения автомобилем «Ситроен С3» линии дорожной разметки, разделяющей полосу движения автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matik» и разделительную полосу). Водитель автомобиля «Ситроен С3» в данном конкретном случае имел возможность избежать столкновения со встречным автомобилем «Мерседес-Бенц S500 4matik» путем отказа от выполнения маневра влево (по ходу) и выезда на полосу встречного движения. В момент первичного контактирования (столкновения) автомобилей Барков А.А. располагался на заднем правом сиденье в салоне автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matik». В момент первичного контактирования (столкновения) автомобилей Картаев В.Ю. располагался на переднем левом (водительском) сиденье в салоне автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matik» и был пристегнут ремнем безопасности. Водитель автомобиля «Ситроен С3» государственный регистрационный знак С 431 УК 150 должен был руководствоваться требованиями пунктов 1.3., 1.4, 9.1., 9.2., 10.1., 10.2. Правил дорожного движения и требованиями раздела 1 главы «дорожная разметка и ее характеристики Приложения 2 к указанным Правилам. Водитель автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matik» государственный регистрационный знак С 398 СС 77 в данной дорожно-транспортной ситуации должен был руководствоваться требованиями п.10.1. Правил дорожного движения РФ. В том случае, если скорость движения автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matik» в зоне расположения места происшествия не превышала установленных (на данном участке дороги) ограничений и автомобиль равномерно и прямолинейно двигался в пределах своей полосы движения, а встречный автомобиль «Ситроен С3» государственный регистрационный знак С 431 УК 150 выехал из разделительной полосы на полосу движения  «Мерседес-Бенц S500 4matik» несоответствий требования Правил дорожного движения РФ специалистами не усматривается. Снижение скорости и даже остановка автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matik» в момент начала выезда автомобиля «Ситроен С3» на встречную полосу не исключали столкновения;

(т.6. л.д.4-309);

- вещественное доказательство – автомобиль «Ситроен Ц3» (CitroёnC3) государственный регистрационный знак С 431 УК 150, находится на специализированной автомобильной стоянке ГСУ ГУ МВД России по гор. Москве, по адресу: г. Москва, ул. Автомоторная, влад.3.

(т.1, л.д.208).

Доказательства, на которые ссылается представитель обвиняемой, защитник:

- показания свидетеля Богданова К.С. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, он, управляя личной автомашиной марки «Ауди S8» государственный регистрационный знак С 264 СТ 199, следовал по проезжей части Ленинского пр-та в г. Москве, со стороны Университетского пр-та в направлении к Калужской площади. Свою машину он располагал в крайней левой (5-й) полосе, при пятиполосном движении в данном направлении. Двигаясь таким образом он подъезжал к площади Гагарина. Когда он проехал светофор, расположенный перед площадью Гагарина, поток транспорта начал замедляться и когда он проехал съезд с Ленинского пр-та на 3-е транспортное кольцо (ТТК), то поток транспорта остановился в заторе. Когда он простоял в заторе несколько минут, то увидел, что через одну автомашину позади него, с его полосы следования на разделительную полосу начинает выезжать автомашина марки «Мерседес-Бенц», представительского класса, черного цвета. Когда «Мерседес» выехал на разделительную полосу двумя передними колесами и левым задним колесом, он посмотрел в другую сторону и практически сразу услышал звук столкновения и почувствовал вибрацию кузова своей машины. Он вышел из своей машины и увидел, что сзади него стоит автомашина «Мерседес» с сильными механическими повреждениями в передней части кузова. «Мерседес» частично находился на разделительной полосе, а частично в его полосе следования. В крайней левой полосе встречного направления движения он увидел стоящий автомобиль марки «Ситроен С3», так же с сильными кузовными повреждениями. Он осмотрел свою машину, но механических повреждений на ней не обнаружил. В это время поток транспорта, стоящий перед ним тронулся, он сел в свою машину и уехал. Самого момента столкновения он не видел, так как смотрел в другую сторону. Автомашину «Ситроен С3» в движении он так же не видел. Произошло ли столкновение «Ситроена» с тем же «Мерседесом», который выезжал на разделительную полосу, он не знает, так как не видел. Выезжал ли «Мерседес» на встречную полосу он сказать не может;

(т.1, л.д.97-100);

-  в ходе проведения очных ставок между свидетелем Богдановым К.С. и свидетелями Картаевым В.Ю. и Фурманом А.Е.,свидетель Богданов К.С. подтвердил свои показания;

(т.1, л.д.178-180,181-183);

- дополнительные показания свидетеля Богданова К.С., данные после просмотра видеозаписи с камеры уличного наблюдения от том,что на представленной ему видеозаписи изображена проезжая часть Ленинского пр-та в г. Москве, в районе площади Гагарина. Камера производит съемку со стороны Университетского пр-та, по направлению движения к Калужской площади, то есть в центр. Время съемки соответствует времени, когда он проезжал данный участок дороги. В 07 часов 55 минут он ехал на личной автомашине марки «Ауди S8» гос.номер С 264 СТ 199 со стороны Университетского пр-та в направлении Калужской площади. Свою машину он располагал в крайней левой полосе. Попутно с ним двигался поток транспорта. В 07:55:05 его машина, серебристого цвета, появляется в кадре, двигаясь по крайней левой полосе, в потоке других машин. Непосредственно за ним двигалась автомашина марки «Нива», которая в кадре перестроилась в соседнюю правую полосу, и за ним начала двигаться автомашина марки «ВАЗ-2114» серебристого цвета. За «ВАЗ-2114», в этой же полосе, движется автомашина типа «джип», ориентировочно марки «Судзуки Гранд Витара» серебристого цвета. За «Судзуки» едет автомашина марки «Мерседес-Бенц» черного цвета, предположительно с которой впоследствии произошло ДТП. После ДТП непосредственно за ним стояла автомашина «ВАЗ-2114», которая после ДТП уехала с места происшествия и за ним остановился джип «Мерседес-Бенц GL»;

(т.1, л.д.141-142);

Анализируя показания свидетеля Богданова К.С. следствие приходит к выводу о том, что данные показания соответствуют действительности в части времени, места и события дорожно-транспортного происшествия, что учитывается следствием при установлении обстоятельств ДТП. Однако следствие не может учитывать показания свидетеля Богданова К.С. в части движения автомобиля «Мерседес-Бенц S500», под управлением водителя Картаева В.Ю. по разделительной полосе и последующим столкновением автомашины «Мерседес-Бенц S500» и «Ситроен С3» на разделительной полосе, так как из показаний свидетеля Богданова К.С. следует, что в момент выезда автомобиля «Мерседес-Бенц» черного цвета на разделительную полосу, Богданов К.С. отвлекся и не видел дальнейшего движения и с тем же момента столкновения указанного автомобиля с автомобилем «Ситроен С3», а так же не может указать тот ли автомобиль, который начинал выезд на разделительную полосу, впоследствии произвел столкновение с автомобилем «Ситроен С3». Кроме того, версия свидетеля Богданова К.С. противоречит вещной обстановке на месте происшествия, в том числе обнаруженным следам и положениям автомашин, зафиксированных в ходе осмотра места ДТП. Так из протокола осмотра места происшествия, схемы и фотографий места ДТП видно, что передние колеса автомобиля «Мерседес-Бенц S500» располагаются прямолинейно, при этом левое переднее колесо автомобиля заблокировано, что исключает возможность маневрирования. Принимая во внимание, что показания свидетеля Богданова К.С. основаны на предположениях, следствие в данной части относится к ним критически и не доверяет им, в связи с чем данные показания не могут учитываться в качестве доказательств по уголовному делу по основаниям, предусмотренным ст.75 УПК РФ;

- показания свидетеля Арининой Г.А. о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, она, управляя автомашиной марки «Инфинити FX35» коричневого цвета гос.номер А 281 УР 199, выехала со двора д.30 по Ленинскому пр-ту в г. Москве, где она проживает, на проезжую часть Ленинского пр-та и повернула направо, к Университетскому пр-ту. В ее направлении движения транспорта практически не было, а во встречном направлении с низкой скоростью двигался плотный поток транспорта. В это время она увидела, что по разделительной полосе Ленинского пр-та едет автомашина марки «Мерседес-Бенц», черного цвета. «Мерседес» двигался частично по разделительной полосе, а частично по встречной полосе, со скоростью около 50 км/ч. Во встречном направлении, в крайней левой полосе двигалась автомашина типа «Джип», серебристого цвета, а за ним ехала автомашина «Ситроен», красного цвета. Расстояние между автомашинами было около 10 м и они ехали со скоростью около 50-60 км/ч. Водитель «Мерседеса», возможно увидев впереди «Джип», начал прижиматься правее, к разделительной полосе. «Джип» тоже предпринял маневр правее, в соседнюю правую полосу, а водитель «Ситроена» не успел увидеть движущегося во встречном направлении «Мерседес» и произошло столкновение. После столкновения автомобиль «Ситроен» развернуло и он остановился в крайней левой полосе движения, а автомобиль «Мерседес-Бенц S500» прямолинейно отбросило назад и он остановился частично на встречной, частично на разделительной полосе. После столкновения она, не останавливаясь, уехала;

(т.1, л.д.111-115);

-  в ходе проведения очных ставок между свидетелем Арининой Г.А. и свидетелями Картаевым В.Ю. и Фурманом А.Е.,свидетель Аринина Г.А. подтвердила свои показания;

(т.1, л.д.188-190,191-193);

- дополнительные показания свидетеля Арининой Г.А., данные после просмотра видеозаписи с камеры уличного наблюдения, при котором свидетель Аринина Г.А. на представленной видеозаписи не смогла идентифицировать автомашину, на которой она ехала по Ленинскому пр-ту в момент ДТП, а также не смогла указать иные транспортные средства, которые в это время ехали попутно с ней, в том числе автомашину «Джип», на который она ссылалась. Впоследствии, свидетель Аринина Г.А. отказалась от своих ранее данных показаний об обстоятельствах ДТП, сославшись на ошибочное восприятие ею действительности в момент происшествия;

(т.1, л.д.194-195);

Анализируя показания свидетеля Арининой Г.А. следствие считает, что они противоречат установленным обстоятельствам ДТП и материалам уголовного дела, в том числе протоколу осмотра места происшествия, схеме и фототаблице к нему, составленных на месте происшествия непосредственно после ДТП, заключению судебной автотехнической экспертизы, а так же показаниям свидетелей Ильина М.В., Фурмана А.Е., Шепелева А.А., Чуйко В.И., Карцева М.В., Картаева В.Ю., Карповой В.А., Пагава Т.Г. Арининой Г.А., Девятовой Р.И., Резинкиной Н.Н., в части движения автомашин «Мерседес-Бенц S500» и «Ситроен С3» и их положения после столкновения. В частности, свидетель Аринина Г.А. в своих показаниях и рукописной схеме к ним указывает, что автомобиль «Джип» серебристого цвета следовал в попутном с автомобилем «Ситроен С3» направлении, хотя из видеозаписи камеры уличного наблюдения видно, что автомобиль «Судзуки Гранд Витара» серебристого цвета под управлением водителя – свидетеля № 1, следует во встречном направлении, перед автомобилем «Мерседес-Бенц S500», а во встречном направлении ни автомашины «Инфинити FX35» под управлением водителя Арининой Г.А., ни автомашины «Джип» серебристого цвета, нет. Далее, свидетель Аринина Г.А. показывает, что после столкновения автомобиль «Ситроен С3» остановился в крайней левой полосе, передней частью по направлению к передней части автомобиля «Мерседес-Бенц S500», а автомобиль «Мерседес-Бенц S500» остановился прямолинейно частично на разделительной, а частично на встречной полосе, из чего следует, что свидетель Аринина Г.А. воспринимала изображение «зеркально», наблюдая происходящее в движении, в зеркало заднего вида своей автомашины и не может объективно оценивать увиденное. Впоследствии свидетель Аринина Г.А. отказалась от своих показаний, сославшись на ошибочное восприятие ей действительности в момент происшествия. Оценивая данные противоречия в показаниях свидетеля Арининой Г.А. следствие критически относится к правдивости данных показаний  и не доверяет им, в связи с чем данные показания не могут учитываться в качестве доказательств по уголовному делу по основаниям, предусмотренным ст.75 УПК РФ;

- показания свидетеля № 1(анкетные данные свидетеля сохранены в тайне следствием по ходатайству свидетеля) о том, что 25 февраля 2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, он ехал на автомашине марки «Судзуки Гранд Витара» серебристого цвета по проезжей части Ленинского пр-та в г. Москве, со стороны Университетского пр-та в направлении к Калужской площади. Свою машину он располагал в крайней левой полосе данного направления движения. Двигаясь таким образом он выехал на площадь Гагарина. В это время он увидел, что впереди поток транспорта его направления движения начал останавливаться, так как далее находился светофор, на котором в это время загорелся красный сигнал. Он так же остановился в потоке. При этом он посмотрел в левое боковое зеркало заднего вида и увидел, что разделительная полоса пустая, транспорт по ней не двигался. Машины в его направлении стояли во всех полосах движения. Перед ним, на расстоянии 5-7 метров, стояла автомашина марки «ВАЗ-2115», серебристого цвета, а за ним остановилась автомашина марки «Мерседес-Бенц», черного цвета. На несколько секунд он отвлекся на автомобильную магнитолу, после чего опять посмотрел в левое боковое зеркало и увидел, что «Мерседес-Бенц» резко начал движение и совершил маневр выезда на разделительную полосу. Выехав на разделительную полосу «Мерседес-Бенц» резко ускоряясь, поехал прямолинейно вперед, при этом двигаясь частично по разделительной полосе, а частично по крайней левой полосе встречного направления движения. Когда «Мерседес-Бенц» проехал его машину и находился на уровне кузова «Ваз-2115» он услышал звук сильного удара и увидел, что заднюю часть «Мерседеса» подбрасывает вверх, немного разворачивает вправо и «Мерседес» приземляется задней частью около левой задней двери «ВАЗ-2115», при этом «Мерседес» полностью оказался на разделительной полосе. В тот момент, когда подбросило заднюю часть «Мерседеса» он увидел, что перед «Мерседесом» подбросило автомашину марки «Ситроен», красного цвета. От удара «Ситроен» развернуло и тот упал в крайней левой полосе встречного направления движения, практически поперек полосы. На кузов его машины посыпались части кузовов от столкнувшихся автомашин. После столкновения из «Ситроена» никто не выходил. Из правой передней двери «Мерседеса» вышел молодой человек, который подошел к задней правой двери и открыл ее. Автомашину «Ситроен» он в движении, до момента столкновения, не наблюдал. После этого он уехал с места происшествия. При оформлении аварии он не присутствовал, на месте происшествия свои данные в качестве очевидца он никому не оставлял;

(т.1, л.д.150-153);

-  в ходе проведения очных ставок между свидетелем № 1 и свидетелями Картаевым В.Ю. и Фурманом А.Е.,свидетель № 1 подтвердил свои показания;

(т.1, л.д.171-173,174-177);

- дополнительные показания свидетеля № 1 о том, что перед столкновением «Мерседеса» и Ситроена» он стоял в заторе, в крайней левой полосе движения Ленинского пр-та, по направлению от Университетского пр-та к Калужской площади. Он точно видел, как водитель «Мерседеса» выехал на разделительную полосу и поехал вперед, а далее он отвлекся на автомагнитолу в своей машине и возможно поток транспорта впереди него тронулся и водитель «Мерседеса» сманеврировал правее, чтобы вернутся обратно в свою полосу следования, между его машиной и «ВАЗ-2115», находящейся впереди него, которой управлял водитель Чуйко В.И., но окончательно закончить маневр водитель «Мерседеса» не успел и произошло столкновение с «Ситроеном». Категорично утверждать, что столкновение автомашин произошло на встречной или разделительной полосах, он не может;

(т.1, л.д.196-197);

Анализируя показания свидетеля № 1 следствие приходит к выводу, что показания свидетеля № 1 полностью противоречат всем материалам уголовного дела, в том числе протоколу осмотра места происшествия, схеме и фототаблице к нему, составленных непосредственно на месте ДТП, сразу после его совершения. Так, в своих показаниях свидетель № 1 ссылается на то, что автомобиль «Мерседес-Бенц S500» двигался слева от него, частично по разделительной, а частично по встречной полосе движения и после столкновения отлетел назад вправо и остановился полностью на разделительной полосе, непосредственно, около левой стороны автомобиля «ВАЗ-2115» под управлением водителя Чуйко В.И. Однако, из протокола осмотра места ДТП, схемы и фототаблицы к нему видно, что после столкновения автомобиль «Мерседес-Бенц S500» стоит в крайней левой полосе движения, с частичным заездом на разделительную полосу, что полностью соответствует показаниям свидетеля Чуйко В.И. который показал, что после того, как он (Чуйко В.И.) услышал звук столкновения, он вышел из машины и увидел, что на расстоянии 5-10 м позади него, частично в крайней левой, частично на разделительной полосе стоит автомобиль «Мерседес-Бенц S500». Кроме того, в ходе расследования установлено, что автомобили «Мерседес-Бенц S500» и «Ситроен С3» после столкновения не перемещались, соответственно положение автомашин, указанное свидетелем № 1 должно было ограничивать открытие левых дверей «ВАЗ-2115» и выход водителя Чуйко В.И. из автомобиля, а также выход охранника Фурмана А.Е. с правой стороны автомобиля «Мерседес-Бенц S500» и оказание медицинской помощи пассажиру Баркову А.А., сидевшему справа на заднем пассажирском сиденье автомобиля «Мерседес-Бенц S500». Так же, свидетель № 1 указывает, что непосредственно перед столкновением он стоял в заторе. Однако из видеозаписи камеры уличного наблюдения видно, что в это время на Ленинском пр-те по направлению движения от Университетского пр-та в сторону Калужской площади затора транспорта не было, все машины двигались свободно и причин для выезда на разделительную полосу у водителя Картаева В.Ю. не имелось, что подтверждается показаниями свидетелей Ильина М.В., Фурмана А.Е., Шепелева А.А., Чуйко В.И., Карцева М.В., Картаева В.Ю., Карповой В.А., Пагава Т.Г. Арининой Г.А., Девятовой Р.И., Резинкиной Н.Н. Принимая во внимание данные обстоятельства, а так же тот факт, что выводы о виновности лица в совершении им преступления не могут быть основаны на предположениях, следствие критически оценивает показания свидетеля № 1 и не доверяет им, в связи с чем они не могут являться доказательствами вины водителя автомобиля «Мерседес-Бенц S500» Картаева В.Ю.;

 (т.1, л.д.302-304);

- частное заключение свидетеля Антипова Ю.Н. по расследованию дорожно-транспортного происшествия, в котором Антипов Ю.Н. сделал вывод о том, что видеозапись камеры уличного наблюдения, имеющаяся в материалах уголовного дела имеет признаки фальсификации, выводы автотехнической судебной экспертизы № 12/263–АТЭ от 05 апреля 2010 года не соответствуют действительным обстоятельствам данного дорожно-транспортного происшествия, следы шин колес столкнувшихся автомобилей на месте происшествия фальсифицированы, автомобили после ДТП перемещены неизвестными лицами относительно их первоначального положения, автомобиль «Мерседес-Бенц S500» при рассматриваемом дорожно-транспортном происшествии контактировал с третьим транспортным средством, в момент ДТП автомобиль «Мерседес-Бенц S500» осуществлял маневр влево, после столкновения автомобиль «Мерседес-Бенц S500», располагавшийся под углом к границам проезжей части, откатился назад, передние колеса автомобиля «Ситроен С3» в момент столкновения были заторможены до полной блокировки, автомобиль «Ситроен С3» в момент столкновения осуществлял маневр вправо, водитель автомобиля «Мерседес-Бенц S500» во время столкновения торможение не применял, место столкновения, определенное в выводах автотехнической экспертизы, не соответствует действительности, на месте происшествия имеются осыпь грязи, следы шин колес автомобилей и иные объекты, прямо указывающие на место столкновения автомобилей на полосе движения автомобиля «Ситроен С3»;Мерседес-Бенц

(т.1, л.д.150-153);

(т.1, л.д.171-173,174-177);

- дополнительные показания свидетеля № 1 о том, что перед столкновением «

(т.1, л.д.196-197);

Анализируя показания свидетеля № 1 следствие приходит к выводу, что показания свидетеля № 1 полностью противоречат всем материалам уголовного дела, в том числе протоколу осмотра места происшествия, схеме и фототаблице к нему, составленных непосредственно на месте ДТП, сразу после его совершения. Так, в своих показаниях свидетель № 1 ссылается на то, что автомобиль «

 

- частное заключение свидетеля Антипова Ю.Н. по расследованию дорожно-транспортного происшествия, в котором Антипов Ю.Н. сделал вывод о том, что видеозапись камеры уличного наблюдения, имеющаяся в материалах уголовного дела имеет признаки фальсификации, выводы автотехнической судебной экспертизы № 12/263–

(т.5, л.д.129-221);

 

Анализируя заключение свидетеля Антипова Ю.Н. следствие указывает на то, что погодные условия во время и в месте дорожно-транспортного происшествия установлены справкой Гидрометеорологического бюро           г. Москвы и Московской области, полностью соответствуют отображенным на имеющийся видеозаписи и показаниям свидетелей, а именно 25.02.2010 года, в 08 часов 00 минут, в районе площади Гагарина в г. Москве было облачно, шел слабый мокрый снег, температура воздуха 0...-0,2 градуса, влажность воздуха 87%, ветер северо-восточный 1-4 м/с. Проезжая часть мокрая, частично заснежена. Скорости автомобилей в момент столкновения установлены путем исследования электронных блоков безопасности столкнувшихся автомобилей, что так же подтверждается показаниями свидетелей происшествия и указанной видеозаписью. Так свидетель Шепелев А.А. показал, что видел автомобиль «Ситроен С3» до столкновения двигавшийся со скоростью около 100 км/ч, свидетель Христенко В.Н. показал, что двигался со скоростью около 70 км/ч, а автомобиль «Ситроен С3» двигался быстрее его и удалялся. Учитывая, что в момент столкновения электронные устройства автомобиля «Ситроен С3» зафиксировали скорость 75 км/ч, а материалами уголовного дела установлено, что перед столкновением водитель автомобиля «Ситроен С3» Александрина О.С. применяла торможение, то показания свидетелей и выводы технических исследований не противоречат друг другу. Механизм дорожно-транспортного происшествия, в том числе угол столкновения и перекрытие кузовов автомобилей в момент контакта установлен в ходе проведения автотехнической судебной экспертизы № 12/263–АТЭ от 05 апреля 2010 года и определен, как 175º-180º и 0,9 м соответственно. Данный вывод экспертов полностью согласуется с показаниями электронных систем автомобиля «Ситроен С3» о том, что угол удара составлял 0,9º от прямого угла движения, то есть угол столкновения был 179,1º. При отклонении угла менее 1º признаки направления угла искажаются деформирующим воздействием контактирующих поверхностей кузовов автомобилей и последующим смещением автомобилей, но при этом данные величины не влияют на отклонение вектора движения автомобилей на расстоянии их взаимного контактирования. Из показаний свидетелей Чуйко В.И., Картаева В.Ю., Фурмана А.Е., Арининой Г.А., Карповой В.А., Пагава Т.Г., Девятовой Р.И., Резинкиной Н.Н. следует, что в момент дорожно-транспортного происшествия движение по направлению от Университетского проспекта  в сторону Калужской площади было плотным, но затора не было, транспорт двигался. При этом свидетель Картаев В.Ю. и свидетель № 1 указывают, что при движении через площадь Гагарина они видели, что впереди, на пересечении Ленинского проспекта с ул. Стасовой, включился красный сигнал светофора, в результате чего поток транспорта начал замедляться, и соответственно у автомобилей включились задние стоп-сигналы. Данные показания подтверждаются имеющейся в деле видеозаписью камеры уличного наблюдения. Утверждения свидетеля Антипова Ю.Н. о фальсификации видеозаписи или ее проведении в иное время являются надуманными, так как на данной видеосъемке запечатлена дорожная обстановка и погодные условия, соответствующие времени и месту дорожно-транспортного происшествия. При этом свидетели Шепелев А.А., Чуйко В.И., Картаев В.Ю. и Богданов К.С. показали, что на представленной им видеозаписи запечатлены в определенном порядке автомобили, которыми они управляли во время происшествия. На представленной видеозаписи место столкновения скрыто информационным щитом, но при этом видно, что после ДТП автомобили данного направления начали останавливаться и образовался автомобильный затор. Доводы свидетеля Антипова Ю.Н. о несоответствии погодных условий времени ДТП и наличии на видеосъемке признаков, указывающих на запись в иное время, таких как, направление ветра, наличие или цвет снега на транспортных средствах и обочинах, являются домыслами, объективно ничем не подтвержденными и имеют противоречия между утверждениями о прошедшем накануне ночью дожде и соответственно вероятном отсутствии снежного покрытия на транспортных средствах и дороге, и зафиксированной дорожной обстановкой, в том числе состоянием частично заснеженной проезжей части, на что впоследствии Антипов Ю.Н. делает ссылки при исследовании обстоятельств ДТП. Следы шин колес автомобиля, отображенные на снежном покрытии проезжей части за задней частью автомобиля «Мерседес-Бенц S500» оставлены иным транспортным средством, о чем указанно экспертами при производстве автотехнической экспертизы, в связи с чем доводы свидетеля Антипова Ю.Н. о выводах экспертов о движении автомобиля «Мерседес-Бенц S500» до столкновения, основанных на рассматриваемом следе шины, не соответствуют действительности. Так же в выводах автотехнической судебной экспертизы № 12/263–АТЭ от 05 апреля 2010 года эксперт ссылается на след юза, оставленный заблокированным и разгерметизированным левым передним колесом автомобиля «Мерседес-Бенц S500» на термопластическом покрытии линии дорожной разметки и на загрязненной поверхности проезжей части. Доводы свидетеля Антипова Ю.Н. о возможных перемещениях автомобилей «Мерседес-Бенц S500» и «Ситроен С3» после столкновения и возможности оставления ими следов на опорной поверхности проезжей части также являются домыслами и основаны на предположениях, без учета действительных факторов данного дорожно-транспортного происшествия, в том числе, в части показаний свидетеля № 1 о том, что при столкновении автомобиль «Мерседес-Бенц S500» подбросило вверх, после чего он упал на проезжую часть. В ходе предварительного следствия проверялась информация о возможном перемещении автомобилей или искажении вещной обстановки на месте ДТП, при этом было установлено, что данные предположения свидетеля Антипова Ю.Н. не соответствуют действительности. Так же при проведении автотехнических исследований были подробно изучены повреждения на автомобиле «Мерседес-Бенц S500», в том числе повреждения на правом переднем крыле автомобиля и в ходе исследования было установлено, что данные повреждения возникли в результате неоднократного контакта крыла автомобиля с твердым объектом, комплекс трасс образован не одномоментно, при этом следообразующие поверхности имели хаотично расположенные твердые режущие кромки, следы, характерные для контакта с транспортным средством не обнаружены, данные повреждения были образованы не в результате контакта автомобиля «Мерседес-Бенц» и «Ситроен С3», следов наслоения какого-либо лакокрасочного покрытия не обнаружено. Таким образом, предположения Антипова Ю.Н. об образовании повреждений правого переднего крыла автомобиля «Мерседес-Бенц S500» в результате рассматриваемого ДТП являются домыслами, при этом следствие учитывает тот факт, что ни на месте происшествия, ни впоследствии никто не обращался с заявлением об участии в данном ДТП. Предположение Антипова Ю.Н. о совершении в момент столкновения маневра выезда на разделительную полосу водителем автомобиля «Мерседес-Бенц S500» не соответствует действительности, так как проведенными автотехническими экспертизами и техническими исследованиями установлено, что автомобили столкнулись практически прямолинейно, что исключает маневрирование автомобилей перед столкновением. Приведенные доводы о механических повреждениях узлов, агрегатов и кузова автомобиля в зоне расположения левого переднего колеса основаны исключительно на предположениях и не подтверждены объективными данными. Математические расчеты, приведенные Антиповым Ю.Н. абстрактны, надуманы, приведенные в качестве образца формулы рассчитаны для столкновения шаров в экспериментальных (идеальных) условиях, без учета дорожных условий и соударяющихся объектов, в связи с чем выводы ничем, в том числе имеющимися автотехническими методиками, не обоснованы. При этом следует учитывать, что компьютерная система автомобиля «Мерседес-Бенц S500» может сравнивать показания датчиков входного и выходного вала автоматической коробки передач (АКПП), установленной на автомобиле, тем самым контролировать передаточное отношение АКПП. Отклонения вычисленного передаточного отношения от заданного являются признаком проскальзывания во фрикционных элементах управления АКПП, что также фиксируется соответствующими кодами в памяти трансмиссионного компьютера. В ходе проведения технического исследования электронных систем автомобиля «Мерседес-Бенц S500», в том числе бортового компьютера, указанных данных обнаружено не было. При этом автотехническим экспертным исследованием автомобиля «Мерседес-Бенц S500», установлено, что водитель в момент столкновения оказывал сильное воздействие на педаль тормоза, повлекшее ее деформацию, что также подтверждается показаниями водителя Картаева В.Ю. Факт заблокированных в момент столкновения передних колес автомобиля «Ситроен С3» полностью опровергается техническим исследованием электронных систем автомобиля, зафиксировавших скорость автомобиля в момент столкновения 75 км/ч, а также наличием установленной в автомобиле «Ситроен С3» системы антиблокировки колес «ABS», что исключало движение автомобиля с ускорением при заблокированных колесах, а так же иными материалами уголовного дела, в том числе показаниями свидетелей. При осмотре места происшествия были зафиксированы осыпи грязи, располагавшиеся перед передними частями столкнувшихся автомобилей. Темные пятна на проезжей части, изображенные на приведенных Антиповым Ю.Н. фотографиях, как якобы осыпавшаяся с автомобилей грязь при столкновении, являются следами растаявшего снега и льда в месте, где долгое время простоял автомобиль ГИБДД с работающим двигателем, что запечатлено на фототаблицах уголовного дела, в том числе на приводимых в исследовании фотографиях. Ссылки Антипова Ю.Н. на несоответствие размеров указанных следов и кузовов, а также размеров шин автомобилей не на чем не основаны и являются домыслами, так как никаких измерений ни на месте происшествия, ни свидетелем Антиповым Ю.Н. при проведении исследования, не проводилось. При этом на приведенных Антиповым Ю.Н. фотографиях запечатлен значительный промежуток между указанными грязевыми следами, что исключает возможность контакта автомобилей в момент осыпи грязи. Так же следствие учитывает, что при столкновении в указанном Антиповым Ю.Н. месте, основанном на расположении данных грязевых пятен, столкнувшиеся автомобили не заняли бы имеющихся конечных положений.  Следы шин на грязевом пятне, якобы осыпавшегося с автомобиля «Ситроен С3», подразумевают движение автомобиля назад, а не вперед со смещением вокруг своей оси. При этом в исследовании приведены данные, что автомобили в момент столкновения находились под углом 10-15º к границам проезжей части, при этом автомобиль «Мерседес-Бенц S500» осуществлял маневр влево, а автомобиль «Ситроен С3» осуществлял маневр вправо. Данное утверждение не соответствует действительности, так как данные положения автомобилей исключают прямолинейный угол контакта левыми передними частями. При этом, с учетом предположения о нахождении левой передней части автомобиля «Мерседес-Бенц» на полосе движения автомобиля «Ситроен С3» следует, что автомобиль «Ситроен С3» пересекал полосы своего направления движения справа налево, а не двигался прямолинейно в крайней левой полосе. Выводы данного исследования основаны на приведенных выше домыслах, надуманы, не аргументированы и не соответствуют действительности, в связи с чем следствие критически оценивает данное заключение и не доверяет его выводам.

Таким образом, анализируя доказательства по уголовному делу в полном объеме и совокупности следствие приходит к выводу, что вина Александриной О.С. в инкриминируемом ей преступлении, полностью доказана. Приведенные выше доказательства свидетельствуют о неверности действий водителя в имеющейся дорожной обстановке, о невнимательности, допущенной в ходе управления автомобилем, и о несоблюдении водителем Александриной О.С. требований Правил дорожного движения Российской Федерации, приведшим к указанным последствиям.

Уголовное преследование в отношении Александриной О.С. осуществлялось на основании Постановления Конституционного суда Российской Федерации № 16-П от 14.07.2011 г. согласно которому взаимосвязанные положения пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 УПК Российской Федерации, закрепляющие в качестве основания прекращения уголовного дела смерть подозреваемого (обвиняемого), за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 21 (часть 1), 23 (часть 1), 46 (части 1 и 2) и 49, в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников. Правоприменительные решения, принятые в отношении гражданки Александриной Ольги Сергеевны и в отношении заявителя по настоящему делу Александрина Сергея Ивановича, подлежат пересмотру в установленном порядке с учетом настоящего Постановления, а именно: при заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью орган предварительного расследования или суд обязаны продолжить предварительное расследование либо судебное разбирательство. При этом указанным лицам должны быть обеспечены права, которыми должен был бы обладать подозреваемый, обвиняемый (подсудимый), аналогично тому, как это установлено частью восьмой статьи 42 УПК Российской Федерации применительно к умершим потерпевшим, ибо непредоставление возможности отстаивать в уголовном процессе свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами означало бы умаление чести и достоинства личности самим государством (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2003 года № 7-П). Если при продолжении производства предварительного расследования будут установлены основания для принятия решения о реабилитации умершего, уголовное дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям, если же нет – оно передается в суд для рассмотрения в общем порядке.

На основании изложенного и руководствуясь Постановлением Конституционного суда Российской Федерации № 16-П от 14.07.2011 г., ст.38, ст.ст.220-222 УПК РФ,

 

П О С Т А Н О В И Л:

1. Направить уголовное дело № 275884 в отношении Александриной Ольги Сергеевны, 23.05.1973 года рождения, уроженки г. Волгограда, гражданки РФ, зарегистрированной по адресу: Московская область, Ленинский район, пос. Измайлово, д.3, кв.61, не судимой, в Гагаринский районный суд г. Москвы для рассмотрения по существу, на основанииПостановления Конституционного суда Российской Федерации № 16-П от 14.07.2011 г.

2. О направлении уголовного дела в суд уведомить представителя обвиняемой Александриной О.С. – Александрина С.И., защитников последнего адвоката Айвар Л.К. и адвоката Образцова С.В., потерпевшую Сидельникову Н.В., потерпевшее юридическое лицо ОАО «Нефтяная компания «ЛУКОЙЛ» в лице представилетя Мирзояна Г.А.

3. Копию настоящего постановления вручить представителю обвиняемой Александриной О.С. – Александрину С.И.               

 

Следователь по ОВД 5 отдела СЧ

ГСУ ГУ МВД России по г. Москве

подполковник юстиции                                                                   С.О.  Лагойко

 

«СОГЛАСЕН»

 

Врио заместителя начальника

ГСУ ГУ МВД России по г. Москве

полковник юстиции                                                                         А.В. Кузнецов

 

 

Приложение к постановлению

 

Список лиц, подлежащих вызову в суд

 

  1. Представитель обвиняемой:

1)Александрин Сергей Иванович,

(т.5, л.д.103)

 

  1. Потерпевшие:
  2. Сидельникова Наталья Валерьевна,

(т.1, л.д.200)

2)Мирзоян Гари Анушеванович,

(т.7, л.д.77)

 

3. Свидетели обвинения:

1)Картаев Владимир Юрьевич,.                               

(т.1,  л.д.85)

2)Фурман Александр Евгеньевич,.                                                                                                                         

(т.1,  л.д.71)

3)Барков Анатолий Александрович,.

(т.1,  л.д.93)

4)Шепелев Андрей Александрович,.

(т.1,  л.д.73)

5)Чуйко Владимир Иванович,.

(т.1,  л.д.75)

6)Христенко Виктор Николаевич,.

(т.1,  л.д.77)

7)Карцев Михаил Васильевич,.

(т.1,  л.д.81)

8)Карпова Вера Александровна,.

(т.1,  л.д.101)

9)Пагава Тимур Гивиевич,.

(т.1,  л.д.106)

10)Сухаревская Ольга Владимировна,.

(т.1,  л.д.116)

11)Девятова Раиса Ивановна,.

(т.1,  л.д.121)

12)Резинкина Наталья Николаевна,.

 

<p aligight"="">  

4)Антипов Юрий Николаевич,.

(т.1,  л.д.126)

 

Следователь по ОВД 5 отдела СЧ

ГСУ ГУ МВД России по г. Москве

подполковник юстиции                                                                   С.О.  Лагойко

 

 

 

Приложение к постановлению

 

Справка

 

1. Срок предварительного следствия 21 месяц 22 суток. Уголовное дело   № 275884 возбуждено 27.03.2010 г. по признакам состава преступления, предусмотренного ч.5 ст.264 УК РФ. (т.1, л.д.1, 16-22, т.5, л.д.49-77,            т.7, л.д.101-104,169-173,210-212, т.8, л.д.57-59).

  1. в соответствии со ст.91 УПК РФ лица не задерживались

3. мера пресечения  не избиралась   

4. Александриной О.С. 11.08.2011 г. вынесено постановление о заочном  привлечении в качестве обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного  ч.3 ст.264 УК РФ (т.5, л.д.98-101), 26.04.2012 г. указанное постановление вынесено в окончательной редакции по ч.3 ст.264 УК РФ   (т.7, л.д.122-125). 

5. Вещественные доказательства по уголовному делу:

автомобиль «Ситроен Ц3» (CitroёnC3) государственный регистрационный знак С 431 УК 150, находится на специализированной автомобильной стоянке ГСУ ГУ МВД России по гор. Москве, по адресу: г. Москва,             ул. Автомоторная, влад.3.  (т.1, л.д.208).

6. Гражданский иск по уголовному делу   не заявлен.

7. Меры, принятые в обеспечение гражданского иска и возможной конфискации имущества не принимались.  

8. Процессуальные издержки по уголовному делу не имеется.

9. Меры,  принятые  по  обеспечению  прав  иждивенцев  обвиняем__  и потерпевш__ не принимались.

10. Материалы  уголовного  дела  предъявлены  представителю обвиняемой  03.05.2012 г.   (т.8, л.д.15).

11. Представитель обвиняемой Александрин С.И.  совместно с защитниками Трунов И.Л., Айвар Л.К., Образцовым С.В.  ознакомился с материалами уголовного дела с 03.05.2012 г. по 12.11.2012 г. (т.8, л.д.86-89)

12. Потерпевшая Сидельникова Н.В.  ознакомилась с материалами уголовного дела   08.11.2012 г. (т.8, л.д.80-82).

Потерпевший Мирзоян Г.А.  ознакомился с материалами уголовного дела   08.11.2012 г. (т.8, л.д.83-85)

13. Уголовное дело с постановлением направлено прокурору гор. Москвы « 19 »  ноября  2012 г.

 

 

Следователь по ОВД 5 отдела СЧ

ГСУ ГУ МВД России по г. Москве

подполковник юстиции                                                                   С.О.  Лагойко



Фотоархив

Все