«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Назначена к слушанию 11.10.2011 14-00 жалоба в Тверском суде по делу ДТП на Ленинском

 

ЛогоКОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЕРЫ» г. МОСКВЫ

 

125080, г. Москва, Волоколамское шоссе, д. 15/22

тел/факс (499) 158-85-81 тел. 158-65-66

E-mail: info@trunov.comсайт: www.trunov.com

 

 «____» _______ 2011 г. №______

 

Тверской районный суд города Москвы

 

ЗАЯВИТЕЛИ - представители заинтересованного лица (обвиняемого)

адвокаты Áйвар Людмила Константиновна

Трунов Игорь Леонидович

125080, г. Москва, Волоколамское шоссе

дом 15/22 МОКА «Трунов, Áйвар и партнеры г. Москвы

 

 

ЛИЦО, ЧЬИ ДЕЙСТВИЯ ОБЖАЛУЮТСЯ –

Старший следователь отдела следственной части ГСУ

при ГУВД  по г. Москве

ЛАГОЙКО СТАНИСЛАВ ОЛЕГОВИЧ

адрес: 127055, Москва, Новослободская ул., 45, к. 3

 

 

ЖАЛОБА

в порядке ст.125 УПК РФ

Действия (бездействие)  Старшего следователя отдела следственной части ГСУ при ГУВД по г. Москве Лагойко С.О.  по уголовному делу № 275884

 

 

Постановлением от 03 августа 2011 года следователь Лагойка СО. отказал в удовлетворении ходатайства адвоката Айвар Л.К. о дополнительном допросе свидетелей Богланова К.С. и Арининой Г.А.

Постановлением от 06 апреля 2010 года следователь Лагойко С. О. частично удовлетворил ходатайство о проведении в отношении Картаева В.Ю., Баркова А.А. и Фурмана А.Е. психофизиологической экспертизы с применением детектора лжи («полиграфа»).

Постановлением от 03 августа 2011 г. следователь Лагойко С.О. отказал в удовлетворении ходатайства о проведении в отношении Картаева В.Ю., Баркова А.А. и Фурмана А.Е. психофизиологической экспертизы с применением детектора лжи («полиграфа»).

Данные постановления считаем незаконными, необоснованными и подлежащими отмене в порядке ст. 125 УПК РФ.

Так, в соответствии с требованиями статьи 46 Конституции Российской Федерации, установлено право обжалования решений и действий (бездействия) должностных лиц в досудебном производстве как гарантия судебной защиты прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве.Согласно части 1 статьи 125 УПК РФ, постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

В соответствии с положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", помимо постановлений дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела судебному обжалованию в соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ подлежат иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены, либо могут затруднить доступ граждан к правосудию.

Исходя из положений части 1 статьи 125 УПК РФ могут быть обжалованы решения и действия (бездействие) должностных лиц в связи с их полномочиями по осуществлению уголовного преследования.

 

I. Постановление от 03.08.2011г. об отказе в дополнительном допросе свидетелей считаем незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

В процессе производства предварительного следствия были установлены и неоднократно допрошены в качестве свидетелей, очевидцы дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 25.02.2010 г.

При оценке собранных по делу доказательств, и в частности, показаний двух свидетелей, свидетельствующих о невиновности Александриной О.С., следователь Лагойко О.С. незаконно руководствовался ст. 75 уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, признав показания свидетелей недопустимыми.

В материалах дела имеются показания свидетеля Богданова К.С.  (т. 4 л.д. 114-116) и показания свидетеля Арининой Г.А. (т. 4 л.д. 116-118).

Следователь Лагойко С.О., руководствуясь своим усмотрением, вопреки требованиям закона и здравому смыслу, с целью прекращения дальнейшего расследования по делу и определения истинного виновного в установленном законом порядке, вопреки принципам уголовного судопроизводства и презумпции невиновности, провозглашенной Конституцией РФ, признал показания указанных свидетелей не имеющими юридической силу и исключил их из числа доказательств по уголовному делу.

Следователь, при оценке показания свидетелей указал: «показания свидетеля Богданова К.С. основаны на предположениях, следствие в данной части относится к ним критически и не доверяет им, в связи с чем, данные показания не могут учитываться в качестве доказательств по уголовному делу по основаниям, предусмотренным ст. 75 УПК РФ».

Кроме того, по аналогичным основаниям недопустимыми доказательствами признаны показания свидетеля Арининой Г.А., как писал следователь, «оценивая противоречия в показаниях свидетеля Арининой Г.А. следствие критически относится к правдивости данных показаний и не доверяет им, в связи с чем, данные показания не могут учитываться в качестве доказательств по уголовному делу, по основаниям, предусмотренным ст. 75 УПК РФ» (стр. 10-12).

 

В силу требований ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся: показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствии защитника, включая случаи отказа от защитника и не подтвержденные подозреваемым обвиняемым в суде;

показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадках, предположениях, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

 

Анализируя изложенные показания Арининой Г.А. и Богданова К.С. защита приходит к выводу, что следствие незаконно исключило из доказательственной базы по уголовному делу показания двух важных свидетелей, поскольку закон, и в частности ст. 75 УПК РФ, не содержит такого основания для признания доказательства недопустимыми, как противоречия в показаниях свидетеля (свидетель Аринина Г.А.); исключая из числа доказательств по делу показания свидетеля Богданова К.С., следствие сослалось на некие предположения, высказанные свидетелем в ходе допросов и очных ставок (при этом, не указывая в чем конкретно эти предположения выразились), тогда как, показания Богданова К.С. последовательны, конкретны и содержат в себе сведения об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного. Искусственное и необоснованное исключение из числа доказательств показаний Богданова К.С. и Аринкиной Г.А. по процессуальным основаниям, предусмотренным ст. 75 УПК РФ, без оценки их фактического содержания об обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия, свидетельствует о необъективности, односторонности и предвзятости органа предварительного следствия при вынесении обжалуемого постановления, что само по себе является основанием для его отмены.

 

Именно данных свидетелей следователь допрашиваю неоднократно, и свидетель неоднократно подтверждал свои показания. Так, допрошенный         в качестве свидетеля 11 марта 2010 г. т. 1 л.д. 97-99 Богданов К.С. показал, что 25 февраля 2010 года примерно в 8 час. 00 мин. он управлял личной автомашиной марки «Ауди-S8» государственный номерной номер С 264 СТ 199 и следовал по проезжей части Ленинского проспекта в г. Москве со стороны Университетского проспекта в направлении Калужской площади. Свою машину он располагал в крайней левой (5-ой) полосе, при пятиполосном движении в данном направлении. Когда он простоял в заторе несколько минут, то увидел, что через одну машину позади него, с его полосы следования на разделительную полосу начинает выезжать автомашина марки «Мерседес-Бенц» представительского класса черного цвета. Когда «Мерседес» выехал на разделительную полосу двумя передними колесами и левым задним колесом, он посмотрел в другую сторону и практически сразу же услышал звук столкновения и почувствовал вибрацию кузова своей автомашины. Самого момента столкновения он не видел т.к. смотрел в другую сторону. Автомашина «Ситроен» в движении он также не видел.

Свои показания Богданов К.С. подтвердил в ходе проведения очных ставок со свидетелем Картавым В.Ю. и свидетелем Фурманов А.Е. и дополнительных допросов (т. 1 л.д. 141- 142, т. 1 л.д. 143, т. 1 л.д. 178-180, т. 1 л.д. 181-183).

Допрошенная 13 июля 2010 года свидетель Аринина Г.А. (т. 1 л.д. 111-115 показала, что 25 февраля 2010 года примерно в 08 час. 00 мин. она управляла автомашиной марки «Инфинити FX35» коричневого цвета государственный номерной знак А 281 УР 199, и выехала со двора дома 30 по Ленинскому проспекту г. Москвы на проезжую часть Ленинского проспекта, повернув направо к Университетскому проспекту. В ее направлении движения транспорта практически не было, а во встречном направлении с низкой скоростью двигался поток транспорта.

В это время она увидела, что по разделительной полосе Ленинского проспекта едет автомашина марки «Мерседес-Бенц», черного цвета. «Мерседес» двигался частично по разделительной полосе, а частично по встречной полосе со скоростью около 50 км/ч. Во встречном направлении, в крайней левой полосе двигалась автомашина типа «Джип» серебристого цвета, а за ним ехала автомашина «Ситроен» красного цвета. Расстояние между автомашинами было около 10 метров и они ехали со скоростью около 50-60 км/ч. Водитель «Мерседеса», возможно увидев впереди «Джип» начал прижиматься правее к разделительной полосе. «Джип» тоже предпринял маневр правее, в соседнюю правую полосу, а водитель «Ситроена» не успел увидеть движущегося во встречном направлении «Мерседес» и произошло столкновение. После столкновения «Ситроен» развернуло, и он остановился в крайней левой полосе движения, а автомобиль «Мерседес-Бенц» прямолинейно отбросило назад, и он остановился частично на встречной, частично на разделительной полосе.

Свои показания Аринина Г.А. полностью подтвердила на очных ставках со свидетелем Картаевым В.Ю. и Фурманом А.Е. и дополнительного допроса (т. 1 л.д. 188-190, т. 1 л.д. 191-193, т. 1 л.д. 194-195).

 

Постановление, которым вышеуказанные показания свидетелей признаны не имеющими юридической силы отменено, что само собой, влечет легитимность данных свидетельских показаний и необходимость их анализа и учета при дальнейшем расследовании и судебном рассмотрении уголовного дела.

Доказательства могут быть признаны недопустимыми и полученными с нарушением закона при их надлежащей проверке и оценке. В данном случае, следователь Лагойко С.О. незаконно и необоснованно принял такое решение.

 

II. 05.04.2010 г. и 02.08.2011 г. адвокаты обращались в органы предварительного следствия с ходатайством о проведении психофизиологической экспертизы с применением детектора лжи («полиграфа») в отношении свидетелей Картаева В.Ю., Баркова А.А. и Фурмана А.Е. в целях установления фактических обстоятельств ДТП.

Поскольку данный вид экспертизы производиться с согласия лиц, в отношении которых она назначается, перед следствием был поставлен вопрос о дополнительном допросе указанных лиц об их волеизъявлении на прохождение психофизиологической экспертизы (полиграфа). В случае их согласия представители потерпевшего просили поставить перед экспертом следующие вопросы: 

1.         Кто именно двигаясь 25.02.2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, в районе д.32 по Ленинскому проспекту в г. Москве управлял автомобилем марки «Мерседес 8500» государственный регистрационный знак С 398 СС 77 Барков Анатолий Александрович? Фурман Александр Евгеньевич? Картаев Владимир Юрьевич?

2.         Кто именно из присутствовавших в автомобиле «Мерседес 8500» государственный регистрационный знак С 398 СС 77 25.02.2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, в районе д.32 по Ленинскому пр-ту в г. Москве дал команду (распоряжение, указание) совершить маневр, выехать на разделительную полосу? полосу встречного движения? объехать пробку? Барков Анатолий Александрович? Фурман Александр Евгеньевич? Картаев Владимир Юрьевич?

3.         Где именно произошло столкновение автомобилей «Мерседес 8500» и «Ситроен СЗ»? на встречной полосе движения для автомобиля «Мерседес-Бенц 8500»?

4.         Была ли установлена мигалка (спецсигналы) на автомобиле «Мерседес-Бенц 8500» во время движения 25.02.2010 года, примерно в 08 часов 00 минут, в районе д.32 по Ленинскому пр-ту в г. Москве?

5.         В связи с чем были скрыты данные фактического места столкновения автомобилей «Ситроен СЗ» и «Мерседес-Бенц 8500»? желание уйти от ответственности? желание защитить руководителя? испуг?

06 апреля 2010 года следователем Лагойко С. О. было вынесено постановление о частичном удовлетворении заявленного ходатайства.

03 августа 2011 г. следователь Лагойко С.О. вынес постановление о полном отказе в удовлетворении заявленного ходатайства.

Считаем обжалуемые постановления незаконными, необоснованными и подлежащими отмене.

В процессе производства предварительного следствия были допрошены Барков, Фурман и Картаев, которые находились в автомашине «Мерседес S500». Все указанные свидетели давали разные показания, более того, свидетель Картаев, давал следствию заведомо ложные показания, что подтверждается не только заключением автотехнической экспертизы, но и иными фактическими обстоятельствами.

Для установления фактических обстоятельств по делу, квалификации действий водителей автомобилей «Ситроен С3» и «Мерседес S500» по делу необходимо было назначить и провести психофизиологическую экспертизу (т.н. проверка на детектор лжи «полиграф»), в отношении лиц, находившихся в автомашине «Мерседес S500».

Как видно из текста обжалуемого постановления от 06.04.2010 г. в пункте 1 указано, что следователь  удовлетворяет ходатайство представителя потерпевшего Образцова С.В. в части проведения психофизиологической экспертизы в отношении свидетеля Картаева В.Ю. и свидетеля Фурмана А.Е., при  согласии указанных лиц на проведение в отношении них психофизиологической экспертизы.

Пунктом 2 отказывает в удовлетворении ходатайства представителя потерпевшего Образцова С.В. в части проведения психофизиологической экспертизы в отношении свидетеля Картаева В.Ю. и свидетеля Фурмана А.Е., при отказе указанных лиц на проведение в отношении них психофизиологической экспертизы.

В мотивировочной части постановления о частичном удовлетворении ходатайства следователь указал, что в соответствии с ч.4 ст. 195 УПК РФ судебная экспертиза в отношении потерпевшего и свидетеля производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде, в связи с чем, следствие не будет иметь возможности удовлетворить данное ходатайство и провести психофизиологическую экспертизу свидетеля Баркова А.А. при его несогласии на проведение экспертизы.

При этом, в постановлении не указано, был ли Барков АА. дополнительно допрошен по вопросу прохождения им психофизиологической экспертизы, согласен ли он  на проведение данной экспертизы.

В резолютивной части постановления никакого решения по заявленному, в отношении свидетеля Баркова АА., ходатайству следователь не принял.

Таким образом, ходатайство представителей потерпевшего в части следствием не рассмотрено и по нему не принято никакого процессуального решения.

В постановлении от 03.08.2011 г. следователь Лагойко СО. вообще не мотивировав свой ответ, указал, что ранее допрошенные свидетели отказались от проведения экспертизы.

Считаем действия следователя незаконными, поскольку после поступления 02.08.2011 г. ходатайства о проведении дополнительной экспертизы, следователь, по нашему мнению, должен был выяснить у названных лиц их желание или нежелание принять участие в производстве психофизиологической экспертизы, так же вызывает сомнение проведение дополнительного допроса выше указанных лиц в промежуток времени со 02.08.11 по 03.08.11.

 

III. Постановлением от 03 августа 2011 г. следователь Лагойко С.О. отказал в удовлетворении ходатайства о назначении дополнительной автотехнической экспертизы.

Данное постановление считаем незаконным, необоснованным, не отвечающим требованиям разумности, объективности и мотивированности и подлежащим отмене.

Следователь Лагойко С.О., рассматривая ходатайство защиты, не обладая специальными познаниями в области автотехники, не учел всех доводов ходатайства о неполноте и необъективности проведенной по делу автотехнической экспертизы, доводы которой опровергаются фактическими обстоятельствами дела. Эксперты не исследовали значительный объем доказательств, не дали им надлежащей оценки, не ответили на значительный объем вопросов, подлежащих исследованию.

Так, адвокатом Áйвар Л.К. было заявлено ходатайство, согласно которого эксперты Строгалев В.В. и Барышников И.Н., не были независимы при производстве экспертизы по уголовному делу №275884, что повлияло на само экспертное заключение, а также выводы экспертов о виновности в ДТП Александриной О.С.

Выводы экспертов противоречивы, не соответствуют фактическим обстоятельствам.

Защита аргументировала свое ходатайство тем, что согласно заключению автотехнической судебной экспертизы №12/265-АТЭ от 05 апреля 2010 года, продольные оси автомобилей «Ситроен» и «Мерседес», в момент первоначального контактирования находились под углом около 175 – 180 градусов. Данное столкновение можно квалифицировать, как встречное (столкновение, при котором проекция вектора скорости одного транспортного средства на направление скорости другого противоположного), т.е. данное столкновение необходимо рассматривать, как лобовое. При этом, взаимное расположение двух автомобилей в момент столкновения изображено экспертами на схеме т. 1 л.д. 64.Рассматривая установленное экспертами взаиморасположение автомобилей в момент столкновения, как объективную истину по делу, легко можно сделать вывод о том, что лобовое столкновение, т.е. столкновение под углом 175-180 градусов, в условиях плотного трафика  движения (показания многочисленных свидетелей) автомобиля «Мерседес» в крайней левой полосе по проезжей части Ленинского проспекта в г. Москве, со стороны Университетского проспекта в направлении Калужской площади (когда автомобили движутся в плотном потоке друг за другом), и при условии, что автомобиль «Ситроен» двигался со скоростью 75 км/ч. (скорость автомобиля в момент столкновения определена также на основании экспертного заключения), могло произойти только в том случае, если автомобиль «Мерседес» выехал из крайней левой полосы на разделительную, либо встречную полосу движения. Автомобиль «Ситроен», при указанной выше скорости, и при наличии перед автомобилем «Мерседес» следующих в попутном направлении, плотном потоке других автомобилей, в случае выезда на полосу встречного движения не мог совершить лобовое столкновение (под углом 175-180 градусов), ни с автомобилем «Мерседес», ни с каким-либо другим автомобилем, поскольку не обладал ни необходимым временем, ни необходимым пространством, чтобы пересечь полосу встречного движения между попутными автомобилями, занять положение параллельно проезжей части и транспортному потоку встречного направления движения и под указанным в экспертизе углом, совершить столкновение.

Более того, как следует из заключения автотехнической судебной экспертизы №12/265-АТЭ от 05 апреля 2010 года, координаты места столкновения транспортных средств, указанные водителем Картаевым В.Ю. и зафиксированные в протоколе осмотра ДТП не соответствуют установленным элементам механизма столкновения автомобилей «Строен С3» и «Мерседес-Бенц S500».

Данный вывод экспертов находится в противоречии с «объективной истиной» установленной органом предварительного следствия, свидетельствует о неискренности, а фактической ложности, позиции занимаемой Картаевым В.Ю.

В соответствии с заключением автотехнической судебной экспертизы №12/265-АТЭ от 05 апреля 2010 года водитель автомашины «Мерседес-Бенц S500» Картаев В.Ю. в данной дорожной обстановке должен был руководствоваться требованиями ч. 2 п. 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации.

Однако, ответить о соответствии действий водителя автомашины «Мерседес-Бенц S500» требованиям указанных пунктов не представляется возможным, в связи с отсутствием достаточных данных для исследования (т. 4 л.д. 63 оборот).

Указанное обстоятельство свидетельствует, по мнению защиты, о неполноте и даче заведомо ложного заключения, поскольку, как следует из заключения экспертов, если им удалось установить мельчайшие подробности механизма дорожно-транспортного происшествия, то при таком детальном восстановлении картины ДТП, у экспертов могли иметься достаточные данные для определения действий водителя автомашины «Мерседес Бенц S500» в соответствии с правилами дорожного движения. Отсюда напрашивается вывод, что заключение экспертизы выполнено таким образом, чтобы максимально возложить вину за ДТП на погибшую Александрину О.С. и прекратить уголовное дело.

Эксперты не приняли мер для истребования у следователя достаточных данных, необходимых для проведения исследования.

Как видно из материалов дела, скорость «Мерседеса» перед ударом так и не установлена. Достоверной схемы ДТП не составлено. Экспертами не исследована кинематика столкновения, эксперты не предприняли попыток составить векторную модель аварии, произвести математическое моделирование.

В связи с чем, защита просила следователя Лагойко С.О. назначить дополнительную независимую экспертизу, на разрешение которой поставить следующие вопросы:

1.           Была ли техническая возможность предотвращения ДТП при том техническом состоянии транспортных средств, в котором автомобили находились в момент происшествия?

2.           Каков был угол поворота колёс машины «Мерседес-Бенц S500 4matiс» перед ударом?

3.           Каков был угол поворота колёс машины «Ситроен С3» перед ударом?

4.           Каков был угол встречи машин во время столкновения.

5.           Произошла ли блокировка колес автомобиля «Ситроен С3» после столкновения, если да, то каких?

6.           Произошла ли блокировка колес автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matiс» после столкновения, если да, то каких?

7.           Какие  шины установлены на колесах автомобиля «Мерседес-Бенц S500 4matiс»?

8.           Какие шины установлены на колесах автомобиля «Ситроен С3»?

9.           Какие следы были образованы на проезжей части дороги в момент

первичного контактирования и дальнейшего перемещения по проезжей части дороги ошипованными шинами автомобилей «Мерседес-Бенц S500 4matiс» и «Ситроен С3», заблокированными при столкновении?

10.         Какие следы перемещения колес (шин) автомобилей «Мерседес-Бенц S500 4matiс» и «Ситроен С3» зафиксированы на схеме к протоколу осмотра места происшествия?

11.         Какие следы перемещения колес (шин) автомобилей «Мерседес-Бенц S500 4matiс» и «Ситроен С3» зафиксированы на фотографиях, имеющихся в материалах дела?

12.         Какие следы были обнаружены при осмотре экспертами участка дороги в зоне расположения места происшествия?

13.         Какое место относительно проезжей части и разметки на ней, являлось местом столкновения транспортных средств?

14.         Каково было взаимное расположение транспортных средств относительно полос движения перед столкновением и каков угол поворота (положение) колес был при этом у автомобилей?

15.         Под каким углом произошло столкновение транспортных средств?

16.         Какова была величина взаимного "перекрытия" габаритных размеров автомобилей «Мерседес-Бенц S500 4matiс» и «Ситроен С3» в момент первичного контактирования?

17.         Каков механизм развития ДТП от начальной до конечной фазы?

18.         Какова техническая характеристика каждой из фаз происшествия: начальной, кульминационной, финальной, конечной?

Права обвиняемых, связанные с производством экспертизы по уголовному делу, обеспечиваются тем, что в силу пункта 11 части четвертой статьи 47 и пункта 8 части первой статьи 53 УПК РФ они вправе знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта, заявить отвод эксперту по любому из оснований, предусмотренных статьей 70 УПК РФ, в том числе в связи с его некомпетентностью, а в силу статьи 198, части первой статьи 206 и статьи 207 УПК РФ - ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц, о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении или о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы. Данные права Александрина С.И. соблюдены не были.

Отказывая в удовлетворении ходатайства следователь не проанализировал ни одного из поставленных вопросов, не дал им оценки на предмет необходимости проведения дополнительного исследования, из чего защита также делает вывод о нежелании органов предварительного следствия проводить независимое и объективное расследование для установления фактических обстоятельств по уголовному делу.

IV. 02 августа 2011 г. адвокатами было заявлено ходатайство о проведении надлежащей проверки отсутствия видеозаписей ДТП на 15 камерах видеонаблюдения на 25.02.2010г., находящихся на месте аварии, установить причины и должностных лиц, виновных в отсутствии видеозаписей камер наблюдения за транспортным потоком, в частности на месте дорожно-транспортного происшествия и принять меры надлежащего реагирования, решить вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц в связи с наличием в их действиях признаком халатности и злоупотребления должностными полномочиями.

 

Следователь абсолютно необоснованно и незаконно отказал в удовлетворении ходатайства со следующей формулировкой: «Органы предварительного расследования не занимаются контролем движения транспорта в г. Москве, в частности видеофиксацией дорожной обстановки».

 

 

IIV. Положения статьи 125 в ее конституционно-правовом истолковании не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (статья 33), защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), в том числе путем обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц. Указанные права, по смыслу Конституции Российской Федерации, в частности ее статьи 21 (часть 1), которая, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 3 мая 1995 года N 4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 УПК РСФСР, требует рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, предполагают не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ. Применительно к уголовному судопроизводству это означает необходимость принятия по обращению предусмотренного законом процессуального решения, которое в силу части четвертой статьи 7 УПК РФ должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и названных конституционных прав.

Таким образом, положения статей 7, 123, 125, 388 и 408 УПК Российской Федерации не допускают отказ судов и иных правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом и, следовательно, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителей».

Обжалуемые постановления не отвечают вышеизложенным требованиям, предъявляемым законодательством, основания на которые ссылается следователь недостоверны и надуманны.

При отказе в удовлетворении ходатайств следователь своими постановлениями принятые им решение не мотивировал, не привел каких-либо достаточных и законных аргументов, свидетельствующих о законности принятого им решения.

Таким образом, считаем вышеперечисленные постановления следователя не соответствует требованиям законности, обоснованности и мотивированной и подлежащими отмене.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 125 УПК РФ

 

ПРОСИМ –

1. Признать постановление старшего следователя 5-го отдела майора юстиции Лагойко С. О. от 03 августа 2011 г. об отказе в дополнительном допросе свидетелей незаконным;

2. Обязать старшего  следователя 5-го отдела майора юстиции Лагойко С. О.  устранить допущенные нарушения;

3. Признать постановление старшего следователя 5-го отдела майора юстиции Лагойко С. О. от 03 августа 2011 г. об отказе в назначении дополнительной автотехнической экспертизы незаконным;

4. Обязать старшего  следователя 5-го отдела майора юстиции Лагойко С. О.  устранить допущенные нарушения;

5. Признать постановление старшего следователя 5-го отдела майора юстиции Лагойко С. О. от 03 августа 2011 г. об отказе в проведении псохофизической экспертизы в отношении свидетелей Картаева, Баркова и Фурмана незаконным;

6. Признать постановление старшего следователя 5-го отдела майора юстиции Лагойко С. О. от 03 августа 2011 г. об отказе в удовлетворении ходатайства об установлении видео записей с места ДТП;

7. Обязать старшего  следователя 5-го отдела майора юстиции Лагойко С. О.  устранить допущенные нарушения;

8. Признать постановление старшего следователя 5-го отдела майора юстиции Лагойко С. О. от 06 апреля 2011 г. о частичном отказе в удовлетворении ходатайства о проведении психофизической экспертизы незаконным;

9. Обязать старшего  следователя 5-го отдела майора юстиции Лагойко С. О.  устранить допущенные нарушения.

 

 

Приложение:

Копии обжалуемых постановлений;

Доверенность Заявителя на имя адвокатов;

Два ордера адвокатов на представление интересов Заявителя.

 

В интересах Заявителя

Александрина Сергея Ивановича

Адвокаты

 

________________ д.ю.н., проф. Трунов И.Л.

 

_________________ д.ю.н., проф. Áйвар Л.К.

 

 

При использовании материалов опубликованных на данном сайте, частично либо полностью, ссылки на источник обязательны.



Фотоархив

Все