«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

В четверг, 27 августа в 11.00 в «Интерфаксе» состоялась пресс-конференция по теме «ПРАВОЕ ДЕЛО» в Москве: кандидаты и их программа на выборах в Мосгордуму»

Участники пресс-конференции:


Игорь Трунов, председатель Московского городского отделения партии «ПРАВОЕ ДЕЛО»,

Борис Надеждин, член Федерального политсовета партии «ПРАВОЕ ДЕЛО»,

Елена Гусева, член Московского политсовета партии «ПРАВОЕ ДЕЛО».



Адвокат Трунов на пресс-конференции в Интерфаксе


Адвокат Трунов на пресс-конференции в Интерфаксе


Адвокат Трунов на пресс-конференции в Интерфаксе

Игорь Трунов: Нужно всегда участвовать в выборах любого уровня


Глава московского отделения партии «ПРАВОЕ ДЕЛО», адвокат Игорь Трунов, баллотирующийся в Мосгордуму по 14-му одномандатному округу рассказал о подготовке к выборам.

- Как вы оцениваете подготовку партии к выборам?

- В первую очередь, конечно, хотелось бы выразить сожаление по поводу того, что партия не пошла на выборы. Тем не менее, определенная активная часть представителей партии на выборы пошла. Почему я выражаю сожаления? Мне кажется, что эти выборы в Мосгордуму отсеяли бы определенную составляющую пиар-технологий, которые полезли в политику, убрали бы определенную часть шелухи, которая мешает нам работать. Если бы партия пошла на выборы, они могли бы нас сплотить, дать нам определенный позитивный опыт независимо от результатов. Политическая партия, которая не идет на выборы, это вообще анекдот, поэтому нужно всегда участвовать в выборах и в выборах любого уровня.

Если бы была поддержана идея о том, чтобы на выборах в Мосгордуму тройка сопредседателей возглавила бы партийный список, эти выборы и показали бы, кто является лидером, к кому стоит прислушиваться. Еще интереснее было бы, если бы лидеры пошли по одномандатным округам – тогда еще понятнее стало бы, кто из лидеров заслуживает доверия населения. Я думаю, что лидер определяется не в подковерной борьбе, а в результате признания его заслуг населением и членами партии.

- Были ли у вас проблемы со сбором подписей?

- Сбора подписей - это тяжелое и скучное мероприятие. Мне сбор подписей дался достаточно легко, так как я не ходил на Красную площадь и не пытался воевать с милицией, понимая, что на Красной площади москвичей практически нет, и с паспортами там вообще никого не найдешь. Поэтому, работая на территории, работая с конкретными жителями, мы достаточно легко собрали подписи. Правда, когда собираешь вживую большое количество брака, но, тем не менее, все это прошло достаточно успешно. Я впервые столкнулся с выборами, с политической составляющей и обнаружил пробельности законодательства, в связи с которыми мы сейчас обращаемся в Антимонопольную службу.

- Могли бы вы рассказать об этом подробнее?

- Мы обнаружили то, что московское законодательство закрепляет монополию Сбербанка России. Это коммерческая структура, абсолютно непонятно, в честь чего она помещена в привилегированное положение. В Сбербанке сконцентрированы избирательные счета, как кандидатов, так и партий, там фигурируют избирательные комиссии – все это достаточно серьезные суммы: по одномандатникам 20 млн., по партиям – 300 млн. Причем в Москве комиссию берут, а в области – нет, и это закреплено законодательно. Сбербанк наживается на выборах и тендера, какого-либо независимого аукциона не проводится. Это монополия.

Кроме того, удивила неорганизованность на местах – нас ставят в одни очереди с пенсионерами, операционисты не готовы к этой работе, времени требуется в 5-6 раз больше, чем на обслуживание обычного клиента, обслуживать по онлайн-расчетам отказываются. Конечно, это вызывает скандалы – бабушки, стоящие за пенсиями, накидываются на нас со словами «Ну что вы там застряли, сколько вы там будете торчать с этими избирательными счетами?» Возникает ситуация, когда мы вынуждены ругаться с завтрашними избирателями. Сотрудники Сбербанка расслабились за счет монополии, которую им подарил избирательный кодекс Москвы и делать ничего не хотят. Хотят только взимать комиссию с нас, получать определенные дивиденды и ничего не делать. Поэтому мы намерены обратиться в антимонопольную службу. У нас рынок все-таки, а не Советский Союз, когда кроме Сбербанка ничего не было. Этот вопрос бросился мне, как юристу, в глаза, поэтому я намерен урегулировать его.

Заявление в ФАС нами уже подготовлено, мы отправим его завтра. Раз избирательный кодекс Москвы не соответствует действующему законодательству, ФАС должна принять определенные меры для приведения регионального законодательства в соответствие федеральному.

- По какому округу вы баллотируетесь? Кто ваши соперники?

- По сути, основная причина, по которой я баллотируюсь именно по 14 округу это то, что моим соперником будет Владимир Платонов. Платонов является «вечным депутатом» и избирается по данному округу уже в 4 раз. Оппонировать ему я готов в любое время дня и ночи. Претензии к нему у меня зародились еще с того момента, когда в столице случился «Норд-Ост», и ряд депутатов Мосгордумы, часть из которых отсутствовала в Москве, получили медали за какие-то героические действия со стороны депутатского корпуса. Я вообще не понимаю, как это могло произойти, как они приняли эти медали? Оппонирование Платонову связано со всеми теми чрезвычайными ситуациями, которые происходят в Москве. Согласно законодательству у правительства Москвы есть резервный фонд, из которого они обязаны выделять средства жертвам трагедий. Недавно упал самолет, и пострадавшим выделяются какие-то абсолютно непонятные суммы, неясно как высчитанные. Они получат по 50 тысяч рублей. Потерпевшие «Норд-Оста» в далеком 2002 году получали по 100 тысяч рублей. При этом рынок изменился, покупательная способность денег упала.

Если вы следите за СМИ, то всегда от имени правительства Москвы в подобных ситуациях выступает Платонов. Он совершенно по-своему интерпретирует действующее законодательство, но как он решит, так и поступает правительство Москвы. Естественно, наша полемика перерастает в судебное рассмотрение, но Борис Борисович совершенно правильно сказал, что московская судебная власть прилипла к правительству Москвы. Это огромная трагедия для москвичей. В нарушение Конституции, регламентирующей, что финансирование судебной системы производится только из федерального бюджета, Москва за свои деньги построила здание Московского городского суда. И никто ничего не предпринимает. Подобных отступлений и нарушений Конституции масса, принимается умышленно пробельное и умышленно коррупционное законодательство и разоблачить это в самом начале можно лишь с том случае, если в Мосгордуме у нас будет какое-то количество независимых профессиональных юристов.

Остальных соперников я знаю хуже. Я на политической арене человек достаточно новый, оттого никогда не пересекался с Яшиным. Знаю лишь, что он несколько раз пытался избираться, но никуда не прошел. Какого-то определенного отношения у меня к нему нет. Относительно Губенко, я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Если ты режиссер и хороший актер, так снимайся в кино – у нас сейчас такая катастрофа с кинематографом, смотреть нечего, «мыло» одно идет. Это принесло бы куда больше пользы обществу.

По 14 округу, где я выставил свою кандидатуру, шла еще член партии «ПРАВОЕ ДЕЛО» Светлана Гладышева. Она сняла свою кандидатуру и является моим доверенным лицом. Конечно, жаль, что мы попали в один округ и то, что она не смогла в полном объеме представить свою кандидатуру и бороться за место в Мосгордуме. Эта женщина пострадала от действий московской власти. Это достаточно распространенное явление: у нее отобрали квартиру, и мы, конечно, будем заниматься этим делом, в рамках судебных процедур, в рамках закона. Но у меня уже есть такое ощущение, что мы выходим в Европейский суд по правам человека, и за действия московской власти будет отвечать федеральная власть и федеральный бюджет, когда придется в очередной раз платить штрафы по решению Европейского суда, из-за того, что московское правительство наломало дров.

- Чего, на ваш взгляд, не хватает в предвыборной кампании?

- В СМИ должна шире освещаться проблематика выборов в части «что это такое?» Что представляет Мосгордума сейчас? Наш предварительный анализ показал, что треть депутатов Мосгордумы не участвуют в законотворческих процессах, то есть не выполняют своих обещаний. Предвыборная кампания основана на лжи и тот, кто больше наврет, тот и молодец, тот и проходит в Мосгордуму. У нас нет такого органа, который контролировал бы выполнение предвыборных обещаний. Понятно, что прошло четыре года, никто не помнит, что ты там наобещал и все начинается сначала. Мало того, что подобные люди становятся депутатами Мосгордумы, так они еще и не занимаются законотворческой деятельностью. Они просто не могут ничего там сделать – законотворческий процесс, это потолок профессиональной деятельности юриста. Не каждый юрист может писать законы. Для этого надо знать все то, что уже принято до этого.

Поэтому надо доносить до населения, что мы все, конечно, любим наших актеров и режиссеров, но что они будут там делать в этом юридическом органе? Либо мы должны ставить вопрос, что депутаты должны проходить определенный юридический ликбез. Если уж в Мосгордуму прошел человек от режиссуры, шансона или еще чего-либо, то его надо научить тому, что такое законотворческий процесс, что такое международное законодательство и почему наши законы должны соответствовать международным нормам.

Я направил обращение Президенту на его сайт по поводу того, что должен появиться комитет избирательного контроля. Контроль за деятельностью депутатского корпуса должен предусматривать мониторинг обещаний депутатов разного уровня. Более всего это касается федерального уровня – просматривая телетрансляцию пленарных заседаний, мы видим, как в полупустом зале бегают несколько человек и нажимают на кнопки. Почему отсутствуют остальные, где они? Почему они, исправно получая зарплату, не выполняют своих обязанностей? А потом они вновь идут на выборы и снова обещают золотые горы. То же повторяется и в региональных думах, просто этого не видно по телевизору. Так что подобный комитет был бы весьма полезен.

- В вашей программе есть пункт о возрастном цензе для мэра в 65 лет. Прокомментируете это.

- Я был инициатором данной поправки. Разумеется, она имела отношение не только к конкретной персоне с конкретной фамилией. Это выборная должность, оттого мы должны выбирать вменяемых и работоспособных людей, способных к длительной плодотворной деятельности. Мы на длительный срок выбираем человека, который будет руководить огромным регионом. Подобные ограничения по возрасту имеются во многих видах деятельности, это абсолютно разумная поправка, которая должна ограничивать не только верхний, но и нижний возраст. Мы же не можем выбирать в мэры 15-летнего молодого человека. И это не потому, что нам не нравится конкретный Петров или Сидоров. Просто он к этому возрасту еще не созрел ни морально, ни физически, ни нравственно, ни умственно. То же самое относится и к людям старшего возраста – после 60 лет организм перестает справляться с нагрузками, дряхлеет. Это чисто физиологический процесс и никому от него не уйти. Ограничение по минимальному возрасту в законе есть, мы считаем, что ограничение по максимальному возрасту должно появиться.

- В настоящее время вы ведете несколько судебных процессов. Не могли бы вы рассказать, как продвигаются эти дела?

- У нас сейчас идет целый спектр громких, социально важных дел. Одно из них начнется через полчаса. В деле по авиакатастрофе мы подали иск к владельцу – крупнейшему в мире банку Wells Fargo. Не знаю, хватит ли духа у Савеловского суда судить таких монстров как корпорацию Boeing и банк Wells Fargo. Если да, то будет создан прецедент. На днях мы выезжаем с представителями голландской страховой компании оценивать ущерб. И тут тоже интересная ситуация – ответчик Министерство Обороны РФ, а фигурируют голландцы. Есть попытки минимизировать выплаты. Люди потеряли жилье, есть погибшие, а от них хотят откупиться, выдав по 50 тысяч. Думаю, процесс может затянуться, а деньги людям нужны сейчас – на лечение, протезирование, восстановление жилья.

Следующее дело – дело Евсюкова. Достаточно курьезная ситуация произошла, когда встал вопрос о давлении на потерпевших. На потерпевших давят, заставляют отказаться от адвоката, дают негативную информацию, в моей машине разбивают стекло. Она стоит прямо напротив здания суда, но почему-то в этот момент камеры были выключены и не зафиксировали момент нарушения. Милиция, расследующая дело, утверждает, что в меня врезался Камаз, хотя там, скорее пулевые отверстия. Тем не менее, я обратился в ГИБДД – ведь если это ДТП, то мне могут возместить вред. Версия милиции была признана ГИБДД абсурдной, так что страховых выплат мне не дождаться.

Дело Евсюкова пришло к логичному результату. Его признали вменяемым, и отвечать он будет по полной программе. Интрига тут следующая: рассмотрение его дела попадет на 2010 год. Следствие и ознакомление с делом затянутся на 3-4 месяца, потом дело попадет в суд. В 2010 году у нас в последнем регионе отменяется мораторий на смертную казнь, то есть будут введены суды присяжных. Так что в 2010 году решением Конституционного Суда у нас может появиться такая высшая мера наказания как расстрел, если Госдума ничего экстренного не предпримет. Статьи, которые вменяют Евсюкову, предусматривают высшую меру наказания. Поэтому 2010 год будет достаточно интересен для РФ.

После того, как экспертиза сделана, мы видим закономерный результат – Евсюкова должны привести в суд по гражданскому производству, где за него отвечает РФ и имеет право регресса. Она вправе выплачивать на лечение потерпевшим и впоследствии взыскивать эти суммы с Евсюкова. Его должны привести в суд. Мы на него посмотрим и зададим вопросы, как могло произойти, что вменяемый высокопоставленный чиновник совершил такое злодеяние.


Фотоархив

Все