«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Заседание Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской области

03.02.2016 г. в 10:00 час. в Адвокатской палате Московской области по адресу г. Москва, Госпитальный Вал д. 8/1 стр. 2 состоится заседание Квалификационной комиссии по привлечению адвокатов Трунова Игоря Леонидовича и Áйвар Людмилы Константиновны к дисциплинарной ответственности, которая предусматривает, лишение статуса адвоката.

 

 

В Квалификационную комиссию

Адвокатской палаты Московской области

 

 

ВОЗРАЖЕНИЯ

на жалобу Джамаева М.Т. от 30.12.2015 года

 

14 января 2016 года Вами (Президентом Адвокатской палаты Московской области) издано и подписано распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Трунова Игоря Леонидовича в связи с поступлением жалобы Джамаева М.Т.

 

Распоряжение Президента Адвокатской палаты является незаконным, нарушающим Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодекс профессиональной этики адвоката и основывается исключительно на мести со стороны Президента АПМО Галоганова А.П. адвокату, д.ю.н., профессору, Президенту Союза адвокатов России Трунову И.Л., в связи с обращением за защитой нарушенных прав адвокатов в Лефортовский районный суд г. Москвы с исками о признании незаконными решений Конференций адвокатов Московской области и оспаривании законности назначения Галоганова А.П. на должность Президента АПМО на третий срок.

 

В соответствии с п. 1 ст. 21 КПЭА, Президент адвокатской палаты субъекта Российской Федерации либо лицо, его замещающее, своим распоряжением возбуждает дисциплинарное производство по поступлению документов, отвечающим требованиям ст. 20 Кодекса.

А именно, как следует из положений ст. 20 КПЭА, поводами для возбуждения дисциплинарного производства являются жалоба, поданная в адвокатскую палату другим адвокатом, доверителем адвоката или его законным представителем…

Жалоба, представление, обращение признаются допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства, если они поданы в письменной форме и в них указаны:

конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей;

обстоятельства, на которых лицо, обратившееся с жалобой, представлением, обращением, основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

При этом, лицо, требующее привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, должно указать на конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей.

 

1)    20.01.2012 г. адвокатом Труновым И.Л. по соглашению №17/12 была предоставлена юридическая помощь в виде устной консультации. За данную консультацию Джамаев М.Т. заплатил в кассу коллегии адвокатов 15.000 руб., что подтверждается квитанцией к приходно-кассовому ордеру №19 от 20.01.2015.

 

Никаких других соглашений об оказании юридической помощи между Джамаевым М.Т. и Труновым И.Л. не заключалось. Джамаев М.Т. доверителем адвоката Трунова не является. Таким образом, никаких иных обязательств по выполнению профессиональных обязанностей у адвоката Трунова И.Л. перед Джамаевым М.Т. не имелось.

 

2)    В жалобе Джамаева М.Т. отсутствуют указания на конкретные действия (бездействие) адвоката Трунова И.Л., в которых выразилось нарушение профессиональных обязанностей, обстоятельства, на которых основана жалоба, а также доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

 

Соглашение от 03.02.2012 года №37/12 об оказании юридической помощи Джамаеву М.Т. по истребованию имущества по договору №2 от 24.01.2009 г. заключено адвокатами Áйвар Л.К. и Казеевым В.В.

Трунов И.Л. к данному соглашению никакого отношения не имел, каких-либо обязательств по оказанию юридической помощи в арбитражных судах и Европейском суде по правам человека Джамаеву М.Т. у него не было.

Денежные средства, поступившие в кассу коллегии адвокатов я в качестве вознаграждения не получал.

Соответственно он не может нести какой-либо ответственности перед Джамаевым М.Т. за неоказание или ненадлежащее оказание Джамаеву М.Т. юридической помощи в ЕСПЧ.

 

Не могут являться допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства жалобы, обращения, представления лиц, не указанных в пункте 1 статьи 5 КПЭА, а равно жалобы, обращения и представления, указанных в настоящей статье лиц, основанные на действиях (бездействии) адвоката (в том числе руководителя адвокатского образования, подразделения), не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей (п. 5 ст. 20 КПЭА).

 

Адвокат Трунов И.Л. не представлял интересы Джамаева М.Т. по гражданско-правовому спору в судебных инстанциях РФ и в ЕСПЧ.

Устная консультация была оказана Джамаеву М.Т. 20.01.2012 г. Никаких претензий относительно консультации, проведенной адвокатом Труновым И.Л. Джамаев М.Т. не имел и не имеет. Более того, консультация была оказана в 2012 году, то есть, за пределами срока привлечения к дисциплинарной ответственности.

Джамаев М.Т. не являлся доверителем Трунова И.Л., что очевидно свидетельствует об отсутствии повода для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Трунова И.Л.

 

Согласно п. 2 ст. 21 КПЭА, в случае получения жалоб, представлений и обращений, которые не могут быть признаны допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства, а равно поступивших от лиц, не имеющих право ставить вопрос о его возбуждении, или при обнаружении обстоятельств, исключающих возможность возбуждения дисциплинарного производства, Президент палаты либо лицо, его замещающее, своим распоряжением отказывает в его возбуждении, возвращает эти документы заявителю, указывая основания принятого решения.

 

Будучи Президентом Адвокатской палаты Московской области на протяжении более 16 лет, занимая должность Председателя Квалификационной коллегии АПМО, Галоганов А.П., обладающий глубокими познаниями в вопросах возбуждения дисциплинарных производств, не мог не знать и не понимать, что отсутствуют какие-либо основания для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Трунова Игоря Леонидовича.

Несмотря на данные обстоятельства, действуя в угоду личным амбициям и обидам, Президент палаты, пренебрегая требованиями Закона и Кодекса профессиональной этики адвоката, который, в том числе, распространяется и на него самого, не допуская здоровой критики и оценки его деятельности в должности Президента со стороны адвокатского сообщества, видимо, желая занимать должность Президента пожизненно, крамольными методами расправляется с неугодным ему адвокатом.

 

Действия Президента АПМО Галоганова А.П. свидетельствуют о злоупотреблении им своими полномочиями Президента Адвокатской палаты и Председателя Квалификационной комиссии.

 

На основании вышеизложенного, руководствуясь п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката ПРОШУ –

 

Дать заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката Трунова Игоря Леонидовича, реестровый номер 50/5497.

 

Адвокат, д.ю.н., профессор

                                                                                      И.Л. Трунов

 

 

 

Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

ЗОЛОЧЕВСКОМУ

Виталию Сергеевичу

 

Уважаемый Виталий Сергеевич.

 

Являясь Председателем общероссийской организации «Союз Адвокатов России», обращаюсь к Вам, как Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в связи с вопиющей ситуацией, сложившейся в российской адвокатуре.

 

Уровень развития адвокатуры – индикатор состояния защищенности прав и свобод человека и гражданина. Право на справедливое судебное разбирательство и квалифицированную юридическую помощь адвоката, является частью фундаментальных и свобод человека и гражданина которые закреплены в международных конвенциях, декларациях и Конституции РФ. Президент РФ является гарантом прав и свобод человека и гражданина и в соответствии с Присягой Президента охраняет права и свободы человека, которые определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность всех органов государственной власти.

 

В организационном построении адвокатуры произошла подмена понятий «независимость адвоката», на безнаказанность группы региональных бессменных президентов адвокатских палат. Действующее законодательство об адвокатуре не предусматривает внутриорганизационных гарантий прав адвоката. Адвокатура не входит в систему органов государственной власти или органов местного управления. Президенты не подчиняются в том числе и, формально являющейся органом руководства, Федеральной палате, которая несет лишь методологические функции, отсутствуют, как таковые, и формы общественного контроля.

 

В адвокатском сообществе участились случаи расправы с «неугодными» и «неудобными» адвокатами за отстаивание своих позиций и критику в адрес руководства адвокатским сообществом.

 

Я, как Президент Общероссийской общественной организации «Союза Адвокатов России», получаю из различных регионов тревожную информацию о притеснений адвокатов, воспрепятствование занятия адвокатской деятельностью, необоснованные претензии, лишения статуса адвокатов.

 

Обращаю внимание на существенные нарушения в адвокатском профессиональном сообществе, которые в значительной степени влияют на систему стабильности российской адвокатуры, как института гражданского общества, действующего на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности и равноправия адвокатов. Обеспокоенность вызывают «расправы» над адвокатами, которые при осуществлении своей профессиональной деятельности руководствуются принципами защиты прав и законных интересов, а не ведомственными интересами различных влиятельных структур или высокопоставленных должностей.

Союз адвокатов России является общероссийской общественной организацией, представляющей, в том числе и интересы адвокатов, чьи права и законные интересы нарушаются органами управления адвокатским сообществом.

 

Президент адвокатской палаты (во всех субъектах), он же Председатель квалификационной комиссии, имеет возможность безгранично карать, возбуждать дисциплинарное производство, проводить проверки на основе неопределенной трактовки этических принципов.

 

Вопросы выборности в органах адвокатуры, далеки от понятия демократических, как-то установлено законодательством об адвокатуре, вопросы «захвата власти» в адвокатских палатах лицами, занимающими должности Президентов более двух сроков подряд, искусно манипулируя законом. Сегодня из 100% - 75,5 % Президентов адвокатских палат избрались на «третий» срок. 61 из 84 (не считаем 2 субъекта Крым и Севастополь – вновь созданные палаты).

Необходимо рассмотреть вопрос об изменении законодательства об адвокатуре в данной части путем внесения изменений в ФЗ №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». в части внесения поправок в п. 1 ч. 3 ст. 31 ФЗ №63-ФЗ исключим из текста слова «подряд».

Пробельности Закона об адвокатуре и злоупотребление правом, сегодня демонструют отход от демократической формы управления адвокатурой. Кандидатуру на избрание в Совет адвокатской палаты вносит президент. Ранее кандидатуры членов Совета мог вносить любой участник собрания (конференции) адвокатов, теперь участники собрания (конференции) могут или соглашаться, или нет с кандидатурой, представленной президентом. В последнем случае президент может вносить новые кандидатуры и так до избрания «нужного» кандидата. (конференция) адвокатов не обладает той полнотой власти, которая позволяет соотнести адвокатскую корпорацию с демократической формой правления.

 

Отстаивая права и законные интересы адвокатов, я имею принципиальную позицию о недопустимости узурпации власти в адвокатуре и необходимости придерживаться демократических принципов. Являясь представителем по большому количеству социально важных и значимых дел в защиту граждан России против властных структур, крупных монополий и должностных лиц, я лично сам испытываю на себе беспрецедентное давление со стороны руководства адвокатским сообществом, а именно, Президента адвокатской палаты Московской области, Вице-Президента Федеральной Палаты Адвокатов - Галоганова А.П., который сводит со мной личные счеты и как мне видится выполняет чей то заказ.

 

Данная ситуация не может быть допустима, поскольку адвокат является субъектом, уполномоченным в соответствии с Конституцией РФ и федеральным законодательством, оказывать правовую помощь гражданам России. Российская Федерация является правовым государством, гарантирующем каждому оказание квалифицированный юридической помощи. Кроме того, адвокат, как член профессионального сообщества, действующего на принципах независимости, равенства и самоуправления вправе участвовать в управлении делами адвокатской палаты, членом которой он является.

 

Галоганов А.П., являясь Президентом Адвокатской палаты Московской области третий-четвертый (незаконный) срок, пользуясь своей неограниченной властью, не имея на то законных оснований, вынес распоряжение о возбуждении в отношении меня дисциплинарного производства с целью лишения меня статуса адвоката.

Важно, что распоряжение Президента адвокатской палаты о возбуждении дисциплинарного производства невозможно оспорить ни в судебных, ни в правоохранительных органах. Адвокат беззащитен перед сообществом, членом которого он является, и которая, исходя из буквы закона, обязано его защищать.

 

На протяжении более 2-х лет, я, как руководитель адвокатского образования, оспариваю законность перевыборов, а фактически назначения, Галоганова А.П. Президентом АПМО на третий срок, задаю неудобные вопросы о расходовании денежных средств, полученных от отчислений адвокатов в адвокатскую палату качества ежемесячных и вступительных взносов, а также поднимаю вопросы о коррупции при поступлении в адвокатуру. До сегодняшнего дня адвокаты не осведомлено о размере ежемесячного вознаграждения ни Президентов, ни Вице-президентов адвокатских палат. Отчеты, которые ежегодно утверждаются на Конференциях не раскрывают эти данные.

 

Вопросы, которые я поднимаю, как Президент Союза адвокатов России, стали неудобными и небезопасными, в связи с чем, руководство палаты, во главе с ее Президентом Галогановым А.П., использует неправовые методы расправы.

 

19 февраля 2016 года назначена очередная ежегодная Конференция. С целью исключения возможности моего участия на этой конференции и обозначения болезненных вопросов, в ускоренном режиме, без наличия законных оснований, адвокатская АПМО, ведомая Президентом Галогановым А.П., планирует лишить меня статуса адвоката, назначив заседание Квалификационной комиссии на 03 февраля 2016, а Совет на 17 февраля 2016 г.

 

Статья 21 Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА) регламентирует действия Президента АП в части возбуждения дисциплинарного, которая гласит, что не могут быть признаны допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства жалобы, поданные ненадлежащим субъектом и по истечению сроков применения мер дисциплинарной ответственности.

Аналогичные разъяснения были даны на Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросам применения п. 3 ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката от 28.01.2016 Протокол №3.

2.1. Содержащийся в Кодексе профессиональной этики адвоката (далее – «КПЭА») перечень оснований отказа в возбуждении дисциплинарного производства является исчерпывающим. Дисциплинарное производство не подлежит возбуждению президентом адвокатской палаты субъекта РФ лишь при наличии следующих оснований:

– заявление подано ненадлежащим субъектом (п. 4 ст. 20 КПЭА);

– истекли сроки применения мер дисциплинарной ответственности (подп. 3 п. 3 ст. 21 КПЭА) …

 

То есть, Президент АПМО Галоганов А.П., вообще не имел права возбуждать дисциплинарное производство.

КПЭА предоставляет Президенту палаты время от 10 дней до 1 мес. с целью установления всех обстоятельств во избежание ошибок и недопущении необоснованного возбуждения дисциплинарного производства. Однако, напрямую такая обязанность в КПЭА не предусмотрена, что дает Президенту возможность для злоупотреблений.

Галоганов А.П., имея умысел на лишения меня статуса адвоката, принял решение, свидетельствующее о злоупотреблении им своих полномочий.

 

Основанием возбуждения послужило то, что в 2012 г. я, как адвокат провел консультацию, которая была оплачена в кассу коллегии. Никаких претензий клиент не предъявлял. До 2016 г., а именно до момента получения из АПМО распоряжения о возбуждении дисциплинарного производства я не слушал, соглашений с ним не заключал. Спустя четыре года, когда истекли все возможные сроки предъявления каких-либо претензий (которых у доверителя и не было), Галоганов А.П., злоупотребляя своим должностным положением Президента адвокатской палаты, обладающего функциями привлечения адвоката к ответственности, используя этот повод, решил учинить расправу над неугодным адвокатом Труновым И.Л.

 

Институт адвокатуры создавался, прежде всего, с целью защиты прав и законных интересов адвоката, а не применение карательных функции по навету. Прежде всего, Президент определяет имеются ли допустимые поводы для возбуждения дисциплинарного производства. При желании объективно и беспристрастно разобраться, прежде чем возбуждать дисциплинарное производство Президент АПМО должен был получить от меня объяснения.

Президент АПМО Галоганов А.П. осведомлен о моих личных контактных данных. Длительный период времени я, как руководитель авторского коллектива и научный редактор более 10 учебников и справочников по вопросам адвокатуры, приглашал его в соавторство, в авторские коллективы для создания условий возможности защиты им докторской диссертации, исправлял и редактировал его тексты; как Председатель Отделения права в Российской Академии Естественных наук, добился присвоения Галоганову А.П. звания Члена-корреспондента РАЕН, когда он был к.ю.н в порядке исключения при отсутствии у него необходимых условий. Галоганов А.П. ни разу не платил членских взносов, ни вступительных, ни ежегодных; по моей рекомендации и при моем непосредственном участии Галоганов А.П. был награжден Орденом юстиции 1-й степени Всемирной ассоциации юристов; я являюсь Вице-Президентом ФСАР, т.е. непосредственным заместителем Галоганова А.П., что свидетельствует о возможности непосредственного контакта и получения моих объяснений, как минимум в устной форме.

 

Тем не менее, необузданное желание занимать должность Президента Адвокатской палаты неограниченное время, монополизировать адвокатуру «под себя» и распоряжаться значительными денежными поступлениями без надлежащей отчетности перед адвокатами, толкает его на крайности.

Действия Президента палаты могу расценивать исключительно, как злоупотребление своими полномочиями, поскольку я не совершал проступка, который порочит честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, надлежащим образом исполнил свои профессиональные обязанности перед доверителем.

Аналогичная ситуация происходит и с доктором юридических наук, профессором, адвокатом Áйвар Людмилой Константиновной.

Действия Президента Галоганова А.П. дискредитируют и порочат честь, достоинство и деловую репутацию адвокатов.

 

Полагаю необходимым просить Вас, обратиться в Федеральную палату адвокатов с целью доведения позиции о необходимости внесения изменений в положения КПЭА, регламентирующие порядок возбуждения дисциплинарного производства и обязать Президентов палат, до вынесения распоряжений о возбуждении дисциплинарных производств, проводить соответствующую проверку.

 

Ни Федеральный закон №63-ФЗ, ни Кодекс профессиональной этики адвоката не содержит процедуру возбуждения дисциплинарного производства в отношении Президента адвокатской палаты. Действующие положения закрепляют за Президентом (или лицом его замещающим) право на вынесение распоряжения. Таким образом, именно в руках самого Президента находится вопрос о привлечении его к дисциплинарной ответственности, решение о наличии которого принимает Квалификационная комиссия, Председателем которой Президент является.

Полагаю необходимым поднять вопрос об урегулировании данной пробельности.

 

Прошу Вас, как Депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ вмешаться в сложившуюся ситуацию.

Изучить состояние дел в адвокатуре с привлечением заинтересованных ведомств (Министерство юстиции, Администрации Президента РФ, Федеральную палату адвокатов) и принять меры к наведению порядке в адвокатуре, в том числе, и путем внесения соответствующих законопроектов.

 

Прошу Вас обратиться в Федеральную палату адвокатов, Министерство Юстиции, и Администрацию Президента России и поставить их в известность о ситуации в Российской адвокатуре, с принятием мер реагирования.

 

 

Приложение на _____ листах.

 

С Уважением,

 

Президент Союза Адвокатов России,

 д.ю.н., профессор, Академик РАЕН,

Почетный Адвокат России                                                       И.Л. Трунов

 



Фотоархив

Все