«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Клеветникам России

 

Курс на криминализацию
С августа 2012 года в России вновь начал действовать самостоятельный вид уголовно наказуемого преступления: ст. 128.1 УК РФ «Клевета» и ст. 298.1 УК РФ «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава».

В УК РФ существуют уголовные составы, мало чем отличающиеся от вновь введенных, – ст. 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти» и ст. 297 УК РФ «Неуважение к суду». Карают они, в общем, за то же, что и клевета. Квалифицирующие признаки всех 4 статей схожи.

В гражданском законодательстве не применяется термин «клевета». ГК РФ предоставляет лицу право на защиту чести, достоинства или деловой репутации путем требования через суд опровержения порочащих сведений, а также компенсационно-штрафной характер возмещения убытков и морального вреда. При этом соответствующие нормы данных 2 отраслей права фактически не имеют каких-либо сущностных различий. Уголовный закон, так же как и гражданское законодательство, по сути, устанавливает одинаковые возможности по привлечению к ответственности за данное деяние. Жертва клеветы и оскорбления может одновременно обратиться в порядке уголовного и в порядке гражданского судопроизводства, и виновный будет наказан за одно и то же правонарушение дважды. Наказание, как правило, носит экономический характер. На практике именно так и происходит.

Сегодня в связи с ужесточением законодательства возник клубок проблем:
–  под вопросом оказалось соблюдение равновесия между правом граждан на защиту чести, достоинства, деловой репутации, с одной стороны, и свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом в условиях демократического государства – с другой;
–  тревожно за сохранение баланса между клеветой, оскорблением и обвинительным заявлением о совершении преступления в надлежащие органы, то есть правом на обращение с заявлением в государственные, правоохранительные судебные органы и органы местного самоуправления.

Маленькое отступление. Россия находится на 1-м месте в мире по количеству уголовных дел против представителей СМИ. «Мы насчитываем примерно 60 таких дел в год, и их количество неуклонно растет. И что самое интересное, 95% всех уголовных дел против журналистов инициированы именно государственными чиновниками и депутатами», – сообщает руководитель Центра экстремальной журналистики О. Панфилов.

Особенно опасно такое ужесточение при отсутствии независимости судебной системы и ее обвинительном уклоне. При неопределенности норм квалификации судебное усмотрение является решающим фактором наличия или отсутствия клеветы. Профессор Н. Розин писал, что «самые ругательные выражения могут выражать лишь шутку или ласку, порочащее для одного пола, профессии, возраста может не быть оскорбительным для другого»1. Недопустимо построение обвинения на субъективных взглядах должностного лица, используемых в политических, ведомственных и частных интересах власть имущих и их близких. Угроза получить двойное – уголовное и гражданское – наказание служит реальной защитой произвола и коррупции политиков и чиновников.

Подлил масла в огонь страстей Приказ МВД России от 02.10.2012 № 900. Документ предписывает проводить ежедневный мониторинг СМИ и сети Интернет в целях выявления недостоверных публикаций, оказывать правовую помощь сотрудникам (другими словами, предоставлять адвоката) при обращении в суд. Главному управлению собственной безопасности поручено «представлять материалы, необходимые для организации защиты чести и достоинства сотрудников». В то время как целью полиции РФ является защита жизни, здоровья, прав и свобод человека, противодействие преступности, охрана общественного порядка, собственности и обеспечение общественной безопасности (п. 1 ст. 1 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции»). А нецелевая деятельность и нецелевое расходование бюджетных средств уголовно наказуемы (ст. 285.1 УК РФ).

Рассуждая логически, подобные приказы должны появиться и в Следственном комитете, и в ФСБ, в прокуратуре и т. д. То, что слышат в свой адрес сотрудники ФСИН России от осужденных, потребует нескольких аналогичных приказов об организации защиты чести и достоинства и, конечно, деловой репутации. Российский разбойник или убийца при задержании или перестрелке обязан выражаться этично, в противном случае ему грозит дополнительное обвинение и иск о защите деловой репутации со штрафными санкциями в пользу полиции.

Практика применения
Интересен практический пример применения Приказа МВД России № 900.

В Хорошевском суде г. Москвы на рассмотрении находится громкое дело. СМИ сообщали о скандале вокруг подростка, которого, по утверждению его родителей, 20.04.2011 избили сотрудники ОВД по району Щукино г. Москвы. В больнице у него констатировали такие повреждения, как: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, многочисленные ушибы мягких тканей лица, головы, туловища, разрыв связок, голеностопного сустава, тупой ушиб живота. Он провел в больнице почти месяц.

Проверка Следственного комитета подтвердила факт нанесения телесных повреждений полицейскими, правда, называла это применением физического воздействия при задержании, и, по мнению проверяющих, делали это полицейские в рамках законных действий. В возбуждении уголовного дела отказано, жалоба матери направлена в ЕСПЧ. Также Следственный комитет отказал в возбуждении дела в отношении матери за ложный донос – все, что она сообщила, нашло свое подтверждение в ходе проверки. Тем не менее ОВД по району Щукино в г. Москве совместно с УВД по Северо-Западному административному округу ГУ МВД России по г. Москве на основании Приказа МВД России № 900 предъявили в суд иск, потребовав компенсации вреда от подростка и его матери. В иске указано, что женщина распространила ложную информацию об избиении своего 17-летнего сына полицейскими, этот факт «умаляет и порочит деловую репутацию сотрудников столичной полиции». В связи с этим стражи порядка просят взыскать с матери и пострадавшего юноши по 10 тыс. руб. Привлечены в качестве соответчиков также 5 крупных российских СМИ, с которых просят взыскать по 100 тыс. руб. По данному делу еще нет решения. Как вы думаете, каким оно будет?

ЕСПЧ против
Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ). Применительно к свободе массовой информации на территории РФ действует ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с п. 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Если бы государственным служащим было позволено обращаться в суд в связи с диффамацией на основании любого высказывания, критикующего управление государственными делами, журналисты были бы завалены исками. Это не только привело бы к вовлечению СМИ в бесконечные разбирательства, но и неизбежно имело бы сдерживающее воздействие на прессу при осуществлении ею задач распространителя информации и общественного контролера (Постановление ЕСПЧ по делу «Компания «Радио Твист, А.С.» против Словакии» (Radio Twist, A.S. v. Slovakia, жалоба № 62202/00, § 53, ECHR 2006).

Статья 10 Конвенции применяется не только в отношении информации, идей, которые приятно получать как безобидные или не представляющие интереса, но также и к информации, идеям, которые шокируют, волнуют, нарушают спокойствие. Это требования плюрализма, терпимости и широкомыслия, без которых не может существовать демократическое общество (п. 33 Постановления ЕСПЧ от 23.10.2008 по делу «Годлевский против РФ»).

Согласно п. 2 ст. 10 Конвенции у государства существует весьма небольшая свобода в вопросах ограничения политических выступлений, дискуссий по вопросам, представляющим общественный интерес. Гражданские служащие, действующие в официальном качестве (в том числе сотрудники правоохранительных органов и суда), по аналогии с политиками должны быть терпимыми к критике (п. 26 Постановления ЕСПЧ от 14.10.2008 по делу «Дюндин против РФ»).

Кстати, Пленум ВС РФ в Постановлении от 24.02.2005 № 3 также указал судам: следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 года на 872-м заседании Комитета министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Как прецедентный, обязательный для России пример – дело ЕСПЧ «Полиция Исландии против журналиста Торгерсона». В данном деле журналист в своих публикациях называл полицейских Рейкьявика «дикими зверями в униформе», «скотами и садистами» и употреблял в их адрес другие выражения. Суд Исландии признал журналиста виновным в целенаправленном порицании и подрыве деловой репутации полиции. Это было квалифицировано как уголовно наказуемое деяние. Европейский же суд указал: долг прессы распространять информацию и идеи по вопросам общественной значимости. Помимо того, что распространять такую информацию и идеи – задача прессы, общество также имеет право получать их. Действия государственных служащих должны быть объектом постоянного пристального наблюдения, открытыми для критики, а также для оскорбляющих, шокирующих или причиняющих беспокойство сведений. ЕСПЧ признал нарушение ст. 10 Конвенции Исландией и оштрафовал государство, обязав устранить не соответствующее Конвенции законодательство и правоприменение (Постановление ЕСПЧ от 25.06.1992 по делу «Торгер Торгерсон против Исландии» (Thorgeir Thorgeirson v. Iceland, Series A, № 239, § 63).

ЕСПЧ в своих решениях признавал, что не являются оскорбительными и наказуемыми такие выражения в отношении государственных должностных лиц и политических деятелей, как, к примеру, «идиот», «мэр-вор», «мэр-грабитель», «гротескный и клоунский кандидат» (постановления ЕСПЧ от 26.04.1995 по делу «Прагер и Обершлик против Австрии», от 19.12.2006 по делу «Дабровски (Dabrowski) против Польши», по делу «Лопеш Гомеш да Сильва против Португалии» (Lopes Gomes da Silva v. Portugal), жалоба № 37698/97, § 35, ECHR 2000-X и т. п.).

Наказуемо то, что доказуемо
С точки зрения привлечения лица к уголовной ответственности за клевету нужно доказать, что данный человек действовал умышленно, осознавал ложность информации, желая тем самым опорочить честь и достоинство либо подорвать репутацию.
Обязательным признаком клеветы является заведомость, под которой понимается точное знание лица о ложности сведений порочащих честь, достоинство, репутацию. При добросовестном заблуждении лица относительно правдивого характера сведений нельзя говорить о прямом умысле и, как следствие, лицо нельзя признать виновным.

Имеются отличия квалификации между оскорблением и клеветой. Клевета предполагает распространение ложных сведений, порочащих честь, достоинство, репутацию. При оскорблении сведения могут быть и правдивыми, но выраженными в циничной, унизительной форме. Неприличная форма выражения является основным критерием оскорбления, отграничивающим уголовно наказуемое оскорбление от аморального поступка.

Не менее существенный момент – различие между утверждением о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочными суждениями, мнениями, убеждениями, которые не являются предметом судебной защиты. Являясь выражением субъективного мнения и взглядов человека, оценочные суждения, мнения, убеждения не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (Постановление Пленума ВС РФ от № 3).

В условиях свободного конкурентоспособного рынка актуален институт защиты деловой репутации как предпринимателей, так и юридических лиц. В законодательстве развитых стран Европы и Америки деловая репутация связана с рыночными правоотношениями и коммерческим предприятием. Деловая репутация представляет собой доброе имя лица и учитывается в составе его нематериальных активов наряду с авторскими правами, ноу-хау и торговыми марками. Деловая репутация организации – это разница между покупной ценой организации и ее стоимостью по бухгалтерскому балансу.

Создается ощущение, что законодатель, вносящий поправки, принимающий новые законы, или высокопоставленные чиновники, издающие подзаконные ведомственные нормативные акты, часто не знают действующего законодательства и не догадываются о существовании обязательных для имплементации международных норм права и прецедентных решений ЕСПЧ. Законотворчество стало площадкой популистских, непродуманных, непрофессиональных решений. Требования к качеству законов, их соответствию международным общепризнанным, непосредственно действующим нормам права – болезненный вопрос для России. Думается, необходимо вводить ответственность за качество принимаемых в России законов и подзаконных актов, вплоть до прекращения полномочий должностных лиц и депутатов. Осознание законодателем неотвратимости наказания за допущенные в ходе работы ошибки приведет к повышению эффективности правотворчества, будет способствовать формированию престижа права. 


1 Белявский А.В., Придворов Н.А. Охрана чести и достоинства личности в СССР. М.: Юридическая литература, 1971.

 

http://www.gazeta-yurist.ru/article.php?i=1962



Фотоархив

Все