«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Этический выбор юриста между выгодой и ответственностью.

 

Трунов Игорь Леонидович -  академик РАЕН., д.ю.н., к.э.н., профессор.

Национальный президент Всемирной Ассоциации юристов.

Заместитель председателя Международного союза юристов

 

 Мораль - это не продукт общества и государства, а их предпосылка, условие, основание. Моральные законы наряду с юридическими являются силой, соединяющей людей и умеряющей их агрессивно-эгоистические наклонности. Поскольку природа человека изначально эгоистична, зла, поэтому мораль всегда остается внешней силой, ущемляющей свободу индивидов[i].

 

Профессиональная юридическая этика играет основную роль в сохранении баланса разумного поведения при совмещение концепций профессионального альтруизма, коллективного эгоизма и частного меркантилизма.  Действительность всё-таки подтверждает мысль что никакие правила не способны создать систему, где не нарушалось бы ни одно из правил[ii].

Некоторые исследователи настаивают на том, что двуличность и наличие «аморальной роли юриста» — неотъемлемая часть профессии[iii]. Юрист как homo economicus склонен максимизировать личную выгоду, и воспользоваться всеми преимуществами своей профессиональной позиции и знаний. Он носитель коллективного эгоизма, некоей организованной группы, владеющей монополией на определённые виды деятельности. Эта монополия позволяет им: выбирать клиентов, зарабатывать на их некомпетентности участвовать расширяя влияние в различного рода экспертные советах, комиссиях при госвласти, зарабатывать на несовершенствах правовой системы.

Традиционно к юристам относятся с недоверием. Возможно, обман происходит не потому, что профессионалов недоучили их ремеслу, а потому, что клиентов они воспринимают как людей, которых можно обмануть[iv]. Как ни парадоксально, для успешной работы юристам важно, чтобы клиенты имели хотя бы базовые представления о праве. Иначе у профессиональной группы появится слишком много соблазнов для обмана, а доверительные отношения с клиентами не возникнут никогда. Питательной средой нарушения этических норм, как ни странно является клиент, которому оказывается услуга, к примеру, подозреваемый обвиняемый далеко не всегда является безупречным в моральном отношении человеком. Более того, юрист понимает, что клиент, лишённый моральных обязательств, может делать то, что не мог бы сделать он сам[v]. Таким образом, часть морального бремени переносится на клиента, но делается это профессиональным способом.

Юридическое сообщество считается одним из наиболее закрытых профессиональных сообществ имеющее ряд барьеров; обязательное высшее юридическое образование, как правило, стаж работы по специальности, квалификационный экзамен. Юристы находятся в особом положении, поскольку они, помимо всего прочего, сами являются служителями и представителями права и часто законотворцами либо законодателями либо толкователями права. Хорошее знание Правовых, моральных и профессиональных норм и их недостатков накладываются в этой деятельности друг на друга и, казалось бы, должно способствуют укреплению этики. Но это обоюдно острая возможность.

Необходимость профессиональной этики обусловлена и тем, что механизмы репрессивного контроля оказываются малоэффективными ввиду сложности профессиональной деятельности в ней всегда существуют возможности для обмана. Различные виды обмана могут осуществляться как отдельным юристом, так и всем профессиональным сообществом. Некоторые виды обмана почти невидимы и трудно исправимы (как пример, манипуляция рабочим  временем, тянуть время, если оплата почасовая, или быстро завершать тяжбы, если оплачивается результат, двурушничать, делать видимость работы).

В системе отношений «профессионал — клиент» имеется третий компонент  — «услуга или юридическая помощь». Полная стандартизация которой невозможна, если со временем еще можно как то выработать критерии расчета времени, то творческое отношение энтузиазм талант стандартизировать не получается.

Профессионалы юристы обладают компетенцией, а их клиенты ею не обладают; более того, клиенту не всегда хватает знаний для того, чтобы контролировать качество услуги и соизмерять его с ценой в особенности при отсутствии критериев ценообразования. Однако важно понимать, что часто речь идёт не о нарушении профессионалом какого-то правила, но о небольшой профессиональной хитрости, вполне легальной или совсем незаметной. Второй особенностью, из-за которой услуги профессионала трудно оценить, является неопределённость последствий. Основной особенностью услуг или юридической помощи, которые оказывают профессионалы юристы, является невозможность для клиента в полной мере контролировать их качество[vi]. Только контроль за соблюдением профессиональной этики может снизить объёмы подобных манипуляций.

Анализируя ситуации выбора поведения, следует учитывать контекст, в котором этот выбор происходит. В любой юридической деятельности можно выделить несколько заинтересованных сторон: - сам профессионал, - его клиент, - профессиональное сообщество, - государство, - общество. В действительности не каждое решение предполагает учёт интересов всех сторон. Чаще всего задействованы первые два или три участника. Однако если говорить о стратегии поведения профессионала (когда у него нет стратегии, он не профессионал), то она, безусловно, должна учитывать заинтересованность всех сторон и тогда верно положение: Юрист — это не бизнесмен, он не может свободно торговать своими услугами ради извлечения прибыли.

 Профессионалами принято называть людей, получающих основной доход от решения задач, требующих наличия специального образования и опыта. Традиционно считается, что такие специалисты обладают особым набором специфических ценностей, стремятся завоевать уважение клиентов, а также формируют профессиональных сообщества для поддержания высокого уровня профессионализма. Российских юристов можно условно распределить, по месту службы или работы: судей, работников прокуратуры, следователей СК РФ, нотариусов, служащих правоохранительных органов, адвокатов, частных юристов. В каждой из этих сфер существуют свои вполне специфичная кодексы этика и свои правила игры в части эффективности воздействия. Профессиональная юридическая этика может рассматриваться одновременно с двух позиций: с одной стороны, как что-то универсальное, а с другой — как замкнутая система правил, сложившаяся в определённом профессиональном сегменте.

Можно выделить как минимум три универсальных уровня профессионального контроля:

1)  Юрист профессионал обязан подчиняться нормам, установленным государством на уровне закона. К примеру, для российских судей такой нормой будет «Кодекс судейской этики».

2)  Не менее важен внутри корпоративный контроль со стороны коллег, так как соблюдение тех или иных норм могут увидеть только профессионалы.

3)  Самоконтроль, представляет собой определённые  этические ценности, которым следует каждый профессионал.

К сожалению в действительности в России мы видим профанацию внутрикорпоративного контроля. Если взять к примеру адвокатуру, общественные объединения представляют закрытый междусобойчик с возможностью красивой статусной записи в визитной карточке, как к примеру Федеральный союз адвокатов. Попробуйте найти следы его деятельности или хотя бы сайт в интернете. Руководящие органы управления адвокатским сообществом стали структурами по освоению денег собранных в виде ежемесячных взносов адвокатов. К примеру взносы Московской областной палаты приносят 51 миллион рублей ежегодно, с каждого поступающего адвоката помимо взносов и оплат единовременно берут по 50 тысяч.  Установив руководству безбедную жизнь, где только члену Квалификационной комиссии ежедневное вознаграждение 10 тысяч рублей. В цивилизованных странах руководство адвокатским сообществом почетная функция не приносящая прибыли.

К проблеме выбора между личной выгодой и профессиональной ответственностью можно подойти с двух сторон. С точки зрения ценностного подхода все профессионалы должны соответствовать пяти основным критериям.

1) они должны быть эмоционально нейтральны, «ничего личного» то есть при их взаимодействии с клиентами полностью исключаются привязанность и любые другие чувства, не относящиеся к работе.

2) универсализм, или, к каждому клиенту одинаковое отношение независимо от его социального статуса и материального положения.

3) основной целью является общественное благо, а не собственная выгода,

4) четкая специализация ограниченные сферой компетенции

5) компетенция профессионала является приобретённой через длительный период обучения и практики[vii].

Все выше перечисленное имеет в основном отношение к юристам оказывающим услуги или юридическую помощь адвокаты, юридический бизнес, нотариусы и т.п. Но проблема влияния этики на принятие решения наиболее остра для государственных служащих; судей, следователей, прокуроров и т.п. Общеизвестен обвинительный уклон правоохранительной и судебной системы России, количество оправдательных приговоров кардинально ниже чем во всем цивилизованном мире, дореволюционной России и даже при Сталинском режиме. Большое количество невиновных осуждается и профессионалам юристам при принятии решения это известно. О мотиве личной выгоды можно говорить только опосредованно, осуждение конкретного невиновного жалование государственного служащего не поднимает. Но хорошие показатели раскрываемости отмены судебных решений в перспективе дают карьерный рост и как следствие рост благосостояния.

«Палочная система» регистрации и показатель эффективности работы правоохранительных органов и следствия. Это когда для успешной карьеры, сегодня необходимо выявить и раскрыть больше преступлений, чем вчера. Регламентируется подобный институт подзаконными внутриведомственными актами приводящая к большому проценту фальсификаций, осуждения невиновных. Формально этот феномен статистического благополучия не имеет отношения ни к суду ни к прокуратуре. А ведь именно судьи принимают окончательное решение. Но как мне видится эти вопросы выходят за рамки этического регламентирования и должны решаться в рамках социально политических вопросов и нарушения уголовного законодательства. В основной массе невиновно осужденные представляют слой социально незащищенных людей. И уголовная политика заменяет социальную. И это уже больше политические вопросы активно формируемые сегодня среди которых фундаментальные достижения человечества; разделение властей, политическая конкуренция, уважение к правам человека, равенство перед законом.

Право и мораль - важнейшие элементы человеческой культуры, всегда выступающие в тесном взаимодействии. Но всё-таки верный акцент расставил выдающийся американский государственный деятель Бенджамин Франклин «что могут сделать законы в политике без морали?».  Изучение моральных аспектов необходимо каждому юристу. Без возрождения здоровой нравственности вернуться к нормальным человеческим отношениям и правопорядку будет невозможно.



[i]
См.: Гоббс Т. Избранные произведения. В 2 т. М.: Мысль, 1964. Т. 1. С. 536, 539.

[ii]Abbott A. 1983. Professional Ethics. The American Journal of Sociology. 88 (5): 855–885.

 

[iii]Pepper S. 1985. The Lawyer's Amoral Ethical Role: A Defense, a Problem, and Some Possibilities. American Bar Foundation Research Journal. 11 (4): 613–635.

[iv]Mertz E. 2007. The Language of Law School: Learning to «Think» like a Lawyer. Oxford: Oxford University Press.

 

[v]Fried Ch. 1976. The Lawyer as Friend: The Moral Foundations of the Lawyer-Client Relation. The Yale Law Journal. 85 (8): 1060–1089.

[vi]Johnson E. 1981. Lawyers' Choice: A Theoretical Appraisal of Litigation Investment Decisions. Law & Society Review. 15 (3/4): 567–610.

[vii]Brante T. Sociological Approaches to the Professions. Acta Sociologica. 1988. 31 (2): 121.

 



Фотоархив

Все